Дважды миллионер Нина Фирсова

Дважды миллионер Нина Фирсова

Когда Нина Матвеевна прочтет заголовок этой публикации, точно будет смеяться! Но ведь это правда: ведущий специалист Крымской сельскохозяйственной опытной станции кандидат биологических наук Н.М. Фирсова дважды в своей жизни добилась миллионных показателей. Так, на возглавляемых ею двух крупнейших кролиководческих комплексах Крыма в советское время было выращено и реализовано в различных уголках страны более миллиона кроликов разных пород. Второй миллион Нины Матвеевны—книги. Ею опубликовано 70 научных статей и учебных пособий, 26 книг по животноводству общим тиражом 1,1 млн экземпляров.

 

Девочка из кишлака

Вспоминая о своем детстве, Нина Матвеевна признается, что испытывает удивительное чувство отстраненности: как будто все это было не с ней, а просто в книге прочитано… Ее родителям, людям предвоенного времени, пришлось столько лиха хлебнуть, а они все выдержали, не сломались! Матвей и Ольга Фирсовы попали в Таджикистан в качестве завербованных на работу в совхоз им. Кирова. Из Оренбурга и Самары в суровом 1933-м они убегали от безысходности и голода. В молодой семье родились три девочки. Все бы хорошо, но началась война. Отец в 1942 году погиб под Клязьмой. Мать работала дояркой (тогда еще в таджикских кишлаках не было коров, а только верблюдицы и кобылы).
Нина помнит, что все ее детство прошло на ферме, возле сельскохозяйственных животных, там и родилась мечта о ее будущей профессии зоотехника. Таджики, дружелюбные и заботливые, как могли, помогали переселенцам. Руководители хозяйства построили дом для детей из окрестных кишлаков, где они все вместе жили зимой, пока учились в школе.
С малых лет Нина с сестрами выращивала ягнят, потом возвращала их совхозу. Совхоз детей благодарил. Но однажды кто-то донес, что мать троих детей ворует молоко на ферме. К Ольге Фирсовой пришли с проверкой, арестовали, но главный зоотехник совхоза вступился за мать, сказав, что это он разрешил ей брать молоко. Пройдет много лет, Нина защитит кандидатскую диссертацию и специально поедет в академгородок г. Новосибирска поблагодарить известного генетика АН РФ Ю.Я. Керкиса за благородство и помощь в критической ситуации. В те далекие годы ученый-генетик, селекционер за сотрудничество с Н.И. Вавиловым был сослан в таджикский кишлак.
В Таджикистане в то время свирепствовали проказа, малярия, тиф, но самым страшным воспоминанием для Нины стало землетрясение 1949 года. Мощные подземные толчки были тогда зафиксированы всеми сейсмическими станциями мира, землетрясению присвоили мощность 7,5 балла. Только потом, через много лет, Нина узнает, что сейсмическая энергия катастрофы была в миллионы раз больше, чем сила атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.
Тогда семье Фирсовых пришлось жить в юрте, поселок превратился в руины, тутовники, карагачи, другие растения были вывернуты из земли, и их корни торчали вверх. Новый дом девочки с мамой строили из соломы с глиной и навозом. Столько всего пришлось пережить в детстве… Но, как оказалось, там же начиналось все самое незабываемое.
С Лилией Синютиной они встретились в 9-м классе, когда заболела тифом Шура, сестра Нины. В больнице она стала ухаживать не только за своей сестричкой, но и за незнакомой девочкой Лилией, которая лежала рядом. Их дружба продолжалась до 2018 года, когда Лилии не стало. Это благодаря ей девочка из Таджикистана Нина Фирсова решилась поехать учиться в Московский пушно-меховой институт. Родители Лилии, педагоги, переехали на постоянное жительство в Подмосковье. Конечно, они поддерживали девочку из дальнего кишлака, а так бы ей и не прожить в трудные студенческие годы.

 

Замужем за наукой

Интересная встреча произошла у Нины Матвеевны в Севастополе, где она услышала разговор двух молодых таджиков—военнослужащих Черноморского флота. Не удержалась, подошла и чуть ли не пропела им запомнившийся с детства гимн Республики Таджикистан. Парни очень удивились, услышав родную речь. А у Нины Матвеевны был повод вновь вспомнить о далеких днях детства и юности.
После окончания института она получила направление в Горный Алтай, возглавляла охотничье промысловое хозяйство, потом работала в Таджикистане, участвовала в выведении новой породы овец. Затем поступила в Таджикский НИИ животноводства и ветеринарии, окончила аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию и уехала создавать племенные овцеводческие фермы в Сумской области, где также была занята преподаванием в качестве доцента.
Вот уже почти 30 лет Нина Матвеевна живет и работает в Севастополе.
—А как же личная жизнь, ведь вы так много переезжали, работали, учились?—спросила я.
—А никак. Выходила замуж раза три, браки распадались. Я замужем за наукой, с ней и обвенчана,—ответила Нина Фирсова.

 

Не только ценный мех…

Самые популярные книги Н. Фирсовой—«Выделка меха, овчин и кожи», «Выделка овчин и меха». Они выдержали несколько изданий, в конце 80-х и в 90-е годы прошлого века стали, к удивлению издателей, настоящими бестселлерами и выходили в свет стотысячными и двухсоттысячными тиражами. Книги пригодились тем, кто хотел найти свое дело, когда общественное животноводство уничтожалось, а шкуры, да и мясо пушных зверей редко кто умел грамотно выделывать и перерабатывать. Уникальный опыт автора книги—какое счастье!—пригодился людям.
Нина Матвеевна в те годы много консультировала, учила, ее хорошо знали в том числе во многих севастопольских селах. К ней часто обращались те, кто держал овец, коров, коз, кроликов, нутрий, лисиц. Ей звонили из дальних областей, задавали вопросы, делились радостями и горестями, длинные разговоры часто обрывались—в Крыму отключали свет. Нина Фирсова организовала работу трех мастерских по выделке кож в селах Верхнесадовом, Фронтовом, Вилино. Впрочем, все это как-то быстренько стало стихать. Те, кто держал животных в Крыму, шкурами, как правило, не занимался: слишком много возни. Шкурки кроликов просто выбрасывали. Вот и сейчас ни в Крыму, ни в ближайших к полуострову регионах нет ни одной фабрики, которая занималась бы выделкой кож. Ближайшая фетровая фабрика работает в Подмосковье, но и там предпочитают брать готовое сырье. Всю остальную работу, такую нужную и востребованную, делают в Китае, Турции, Греции, других странах мира.
За серию книг по пушному звероводству автор была удостоена золотой медали и диплома выставки «Золотая осень-2017».

 

Когда на этажах живешь

«Когда на этажах живешь, трудно рассчитывать на то, что наши дети смогут полюбить, а потом и выбрать такие нужные миру профессии, как агроном, зоотехник»,—рассуждает Нина Матвеевна. В ее детстве при изобилии контактов с живой природой это был продуманный выбор. Много лет после защиты диссертации Нина Фирсова хотела поведать миру о своем опыте и знаниях в десятитомной истории «Животноводство для всех». Первую книгу из этой серии она посвятила кроликам и кролиководству. Ее рукописи подолгу валялись в издательстве, в одном из них пережили пожар, в другом—наводнение, но выжили, оправдали неписаное правило о том, что рукописи не горят. Книга «Кролиководству 1000 лет» была издана в 2017 году в Севастополе на трех языках: русском, украинском, белорусском.
Н.М. Фирсова считает, что русский народ сумел обжить необозримые пространства и создал государство благодаря пушному промыслу. Книгу о пушных зверях, их биологических особенностях, содержании, кормлении, разведении она посвятила своим внукам, в воспитание которых вложила много сил, со словами: «Моим внукам Юрию и Владиславу в пример».

 

Кроличий полуостров

В 70-е годы прошлого века кролиководство в Крыму было основным направлением мясного животноводства. Ежегодно Крым производил до 10 тысяч тонн крольчатины, до 15 млн меховых и фетровых шкурок.
Н.М. Фирсову пригласил на работу в Крым секретарь Крымского обкома КПУ Н.К. Кириченко. После того как он вместе с Л.И. Брежневым побывал в Италии и ознакомился там с работой кролиководческих ферм, он настолько ими увлекся, что и Крым, который славился в то время садами и виноградниками, решил превратить в кроличий полуостров. Вот тогда Н.М. Фирсова и возглавила опытно-показательную кроликоферму в совхозе «Дубки» под Симферополем. Это был самый деятельный и плодотворный период в ее жизни, признает Нина Матвеевна. Собирая опыт, она объехала многие отечественные хозяйства, побывала за рубежом. «Кроликоферма под Симферополем,—пишет Нина Матвеевна,—потрясала воображение». Это были 12 компактных крольчатников, окруженные зарослями грецкого ореха, зелеными газонами, четырьмя тысячами роз из Никитского ботанического сада. В короткий срок были установлены автоматические кормушки, началась работа по формированию элитного поголовья. Из Венгрии и Англии в Крым были завезены мясные породы кроликов—«новозеландский белый» и «калифорнийский». Наиболее продуктивно проявили себя породы «серый и белый великан», «серебристый», «советская шиншилла».
За разработку и внедрение промышленной технологии выращивания племенных кроликов Н.М. Фирсова была удостоена серебряной медали ВДНХ.
С визитами на кроликоферму Крыма приезжали члены Политбюро ЦК КПСС, именитые гости из-за рубежа. Но, как говорится, все это было, да прошло.

 

«…настанет свой черед»

Н.М. Фирсова верит, что и в наше время количество кролиководов-любителей будет увеличиваться, что на протяжении многих веков эта отрасль животноводства, хоть ее развитие и носило волнообразный характер, снова и снова возрождалась. Ценное диетическое мясо особенно нужно сейчас, в период пандемии, ведь питание этим мясом продлевает жизнь. Из говядины человек усваивает 65% белка, из крольчатины—90%. В мясе кролика в два раза больше железа, чем в свинине, а еще содержатся фосфор, кобальт, магний, цинк. И еще одно немаловажное обстоятельство: за 4 месяца жизни крольчат их масса увеличивается в 50 раз при затрате доступных и дешевых кормов. Вот почему людям и через годы будут нужны книги, которые помогут ответить на многие вопросы в области разведения кроликов, в том числе и об исключении их болезней и падежа.
Впрочем, душа ученого-зоотехника стремится и к тому, чтобы в Крыму росло поголовье овец, ведь там их разводили с незапамятных времен. В ходе археологических раскопок древних и средневековых городищ обнаруживали стоянки овечьих отар, а на ул. Охотской в Севастополе была найдена древняя кошара.
—Будет ли овцеводство в Крыму иметь продолжение?—спрашиваю Нину Матвеевну.
—А как же, обязательно! Это же самая перспективная отрасль животноводства в мире! И самая востребованная продукция—мясо номер один. Овцы едят 560 разных трав и растений, они могут жить повсюду!
Оказывается, в эти морозные дни января 2021-го Фирсова пишет краткую записку чиновникам сферы сельского хозяйства РФ, директору Всероссийского научно-исследовательского института овцеводства и козоводства—флагману овцеводческой науки России в Ставрополе с предложением пробудить интерес к овцеводству по территории всей России: от Кавказа до районов вечной мерзлоты.
Севастопольский биолог хочет призвать ученых России реализовать проект популяризации овец на 1,5-2 года, с организацией «овечьего тракта» по стране. За это время необходимо организовать постоянные выставки, мастер-классы по содержанию овец, их кормлению, выделке овчины, сыроварению, заготовке мяса, приготовлению яств, перегону овец с летних пастбищ на зимние и пр., и пр. Много всего можно и нужно сделать, да и людям показать. Пришло время возрождать овцеводство.
Нина Матвеевна пишет письма в Москву, в Ставрополь, а ведь совсем рядом—департамент сельского хозяйства Севастополя.
—Так в чем дело?..
—Да я за тридцать лет много раз туда обращалась, только они совсем другим заняты, у них один виноград в голове,—сетует ветеран и продолжает:—В прошлом, позапрошлом годах дважды была: один раз оказалось, что я заранее не записалась, в другой раз тоже причина нашлась не поговорить со мной. Так и не смогли найти общий язык! Может быть, подумали, что я жаловаться пришла?! Им опыт стариков не нужен…
Так уж вышло, что в Севастополе заслуг Нины Матвеевны никто не признал и не оценил.
Зная упорный и настойчивый характер Нины Фирсовой, можно не сомневаться: ветеран сельскохозяйственной науки России добьется своего. Недавно, доверительно улыбаясь, она процитировала мне строчки Марины Цветаевой: «Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед». Вот только одна поправка: у меня не стихи, а книги с научными рекомендациями, описанием опыта разведения животных, с рекомендациями. Бери и делай!
Нину Фирсову жизнь научила сполна отвечать за свои слова и поступки. Конечно, истинный ученый—это мечтатель, но это и человек, который верит, что знания и практический опыт должны пригодиться людям.

 

И. КАТВАЛЮК.

Другие статьи этого номера