«Я помню вас, доктор!»

«Я помню вас, доктор!»

Врач-педиатр Наталья Наумовна Нежид часто сталкивалась с ситуациями, когда очень взрослый человек обращался к ней по имени и отчеству и говорил: «Я помню вас, доктор!»
Вот лишь один эпизод из жизни Натальи Нежид: «Еду в маршрутке, подхожу оплатить проезд. Водитель, огромный мужчина, смотрит на меня и смеется: «Неужели я могу с вас деньги брать, Наталья Наумовна? В детстве у вас лечился, я вас помню…»

 

Если немного заняться арифметикой, то самому маленькому пациенту из тех, кого врач-педиатр Нежид принимала в первый год работы участковым врачом, лечила и наблюдала, уже 60 лет. Конечно, ей узнать очень сильно повзрослевших пациентов трудно, а вот они ее помнят.
6 июня 1961-го, когда молодой выпускнице Симферопольского медицинского института почти исполнилось 24 года (день рождения—12 июня), ее приняли на работу в 3-ю городскую больницу Севастополя. Через 60 лет, 9 марта 2021 года, Наталью Наумовну Нежид проводили на пенсию.
Оглядываясь на прожитые годы, Наталья Наумовна говорит, что жизнь в целом проходила ровно: работа, дом, дети… Но это очень скромная оценка. Наталья Нежид не просто врач-педиатр, она—представительница медицинской династии с глубокими корнями.
«Сама я из Феодосии,—рассказывает Наталья Наумовна.—А школу окончила на Курильских островах. Папа был военным врачом. Мама тоже врач. Когда началась война, отец ушел на фронт, а нас эвакуировали в Казахстан. Мама работала в эвакогоспитале хирургом. Отец, выйдя на пенсию, до 75 лет работал врачом. Дед по маминой линии тоже был врачом в Ялте, так что у нас в роду есть и земский доктор. Бабушка работала в Ялте акушеркой. В Севастополь сначала приехал мой муж. Это было в 1961 году. Попал в наш город на соревнования, он был хорошим спортсменом. Севастополь ему тогда очень понравился. Мы с ним в то время учились в Харькове в медицинском. Подумали и решили переехать в Севастополь. Я перевелась в Симферопольский медицинский институт. Муж стал известным врачом в нашем городе: работал более 50 лет сначала в 1-й городской, потом в Балаклаве, специализировался на пересадке суставов. У него яркая судьба в профессии, оперировал почти до последних дней жизни. Когда в 1962 году дочке исполнился годик, я пришла на работу в 3-ю городскую больницу. Тогда в ней были и детская поликлиника, и роддом, и детское отделение в стационаре. Работать начала участковым врачом. Проспекта Победы в то время еще не было, ни одного дома еще не построили, работала на «Воронцовке». Потом начали возводить дома на улице Генерала Жидилова. Вскоре я перешла работать в новый микрорайон участковым врачом и задержалась там аж на 15 лет. Сначала лечила маленьких деток, потом приходили их дети—мои первые пациенты становились мамами, потом бабушками и приводили своих внуков. Лечила целые династии.
С участка на ул. Ген. Жидилова перешла работать на первый участок—это дома, которые расположены вокруг нашей поликлиники, потом получила предложение стать заместителем главного врача по детству в нашей 3-й горбольнице. К тому времени у меня уже был стаж работы 25 лет. В должности заместителя проработала тоже 25 лет, а потом перешла в школьно-дошкольное отделение, работала в школах и садах».
У Натальи Наумовны две дочери, трое внуков и правнучка. Обе дочери—медсестры. Дети вылетели из родительского гнезда и разлетелись по свету: одна дочь живет и работает в Израиле, внучка—в Мексике, в Севастополе живут младшая дочь и внук.
Вспоминая о годах работы, Наталья Наумовна рассказывает: «Начинала работать в Советском Союзе—это была одна медицина. Потом, в 90-е, многое изменилось. Но хочу отметить, что я работала в первичном звене, мы как лечили детей, так и продолжаем лечить. Менялись главные врачи, горздрав—и по составу, и по численности. У нас работали в горздраве восемь человек, теперь в департаменте—около 40. Город вырос. Мы же всегда работали непосредственно с детьми и их родителями. Менялись технологии, все улучшалось. Когда я только начинала работать, у нас не было ни УЗИ, ни МРТ, ни КТ. Анализы брали только из пальчика… Сейчас все по-другому.
Если говорить о врачах, то они, конечно, стали более разносторонне образованны, много технологичного и высокотехнологичного оборудования. Его важно знать и уметь на нем работать. Мы же раньше не полагались на всякие обследования и анализы, мы доверяли своему опыту, знаниям, интуиции, собственному восприятию. Мы внимательно осматривали ребенка, все расспрашивали… Нам было запрещено давать родителям советы по телефону. А сейчас можно не только советовать, можно даже лечить по телефону! Наши старые врачи, не видя ребенка, ничего не советуют. Сейчас снова готовимся работать по-новому. Многое в этих новшествах обусловлено тем, что не хватает врачей. Когда я начинала работать, мне пришлось три года ждать постоянного места. Все тогда его ждали.
Важно отметить, что каждые два года мы повышали свою квалификацию, по три месяца работали в стационаре, дежурства были ночные у всех, в том числе у участковых врачей. Дежурили даже в терапевтическом отделении, где лежали взрослые. Слава богу, у нас были такие, как говорится, матерые медсестры, которые нам, молодым врачам, могли помочь. Вот так и жизнь прошла—в семье, на работе».
Еще в арсенале ветерана медицинской службы 15 лет труда в летних оздоровительных лагерях. Как рассказывает Наталья Наумовна, тогда не спрашивали, хочет ли кто поехать, просто назначали. Своим козырем она считает грамотное выстраивание отношений с родителями: «Я всегда очень хорошо умела работать с родителями, старалась убедить их делать не то, что они хотят, а то, что нужно для их ребенка. Было много всяких случаев, например анафилактический шок у ребенка в гимназии. Сейчас для неотложной помощи все предусмотрено, мы же тогда справились еще до приезда «скорой помощи», правда, поволноваться пришлось. Но все-таки больше вспоминается работа с родителями, когда их необходимо было убедить или в лагерь на оздоровление ребенка отправить, или в стационар положить. Много разных вопросов решали».
Трудовая книжка Натальи Наумовны переполнена благодарностями, ее кандидатура выдвигалась и для занесения на Доску почета Нахимовского района. Доктор—почетный гражданин своего района. Трудовой стаж 59 лет—это не тот случай из разряда сплошь и рядом. Обычно эти цифры более скромные. Даже завершив свою врачебную деятельность в 82 года, Наталья Наумовна говорит, что к новой жизни не готова, без работы себя с трудом представляет, хотя с улыбкой добавляет: «Нам же дали (пока карантин был) потренироваться два месяца, как это—дома сидеть, так что первичные навыки есть, буду их развивать. Меньше чем на полторы ставки я не работала, утром ушла, вечером пришла. Дети, хозяйственные дела—вот день и пролетел, не до хобби и огородов. Все время было занято. Теперь все будет по-другому. А уходить нужно было, я в состоянии оценивать себя. Всему свое время. Когда кончатся ограничения, вызванные пандемией, снова будем с подругами ходить гулять. Любим бывать на Приморском бульваре, на все новые постановки в театр ходим, в кино. Дома буду делать зарядку, читать, помогать готовить дочери, она недалеко живет: удобно ведь после работы зайти и получить все готовое. С новым образом жизни справлюсь. Вот если уйти в 60 лет на пенсию—это мучительно. Я помню, как мы, когда нам было по 50, собирались и рассуждали, что будем делать, когда выйдем на пенсию. И чего только не придумывали! Мечтали, как будет хорошо. Подошел пенсионный возраст, но ни одна из моих подруг с работы не ушла».
Слова, что в 60 лет уйти на пенсию мучительно, полностью раскрывают все устремления скромного врача-педиатра: лечить детей—вот смысл жизни. Важно отметить и то, что в разговорах Натальи Наумовны совершенно нет пафоса и сожаления. Завершив трудовую деятельность, врач Нежид продолжает жить, искать смысл во всем происходящем и помогать. Пока самым близким—дочке и внуку. Однако это только начало нового этапа ее жизненного пути. Уверены: и с ним она с честью и достоинством справится.

 

Е. МАРКИНА.

На снимке: Наталья Наумовна Нежид.

Фото из семейного архива.

Другие статьи этого номера