«Куда пропали матросики?»

«Куда пропали матросики?»

Чистые улицы, уважение к старшим, отсутствие пробок и прекрасные танцплощадки—именно таким вспоминают Севастополь периода 60-70-х годов прошлого века наши читатели. В общем-то, многим людям свойственна ностальгия по прошлому. Особенно тем, кто жил в нашем городе в то время. Действительно, есть о чем грустить. Мы задали «Вопрос в лоб»: «Что из прошлого Севастополя вызывает у вас ностальгию?» Среди ответов были и неожиданные. Например, Лидия Ивановна сказала, что скучать будет по «настоящему времени», когда в городе появляются новые парки и скверы, футбольные поля и детские площадки.

Валентине Михайловне всего 80 лет с небольшим «хвостиком». Родилась она еще до Великой Отечественной войны. Правда, голос у нее совсем молодой. Поддерживать себя в хорошей форме ей помогают оптимизм и жизнелюбие.
—Я выросла в СССР и часто вспоминаю, как по Севастополю ходили матросики. Много матросиков. Мы, девчонки, в них постоянно влюблялись. Настроение было всегда приподнятое,—задорно говорит Валентина Михайловна.—Все такие красивые, в форме. А сейчас в город езжу, а матросиков почему-то не вижу. Куда они подевались, вы не знаете? Офицеры иногда встречаются. Но это совсем не то. А еще мы ходили в Матросский клуб на танцы. Ах, какие чудесные устраивались танцевальные площадки на улице! Вот бы вернуть их. А то молодежь непонятно чем занимается. А так пусть танцуют, да и мы тряхнули бы стариной с удовольствием!
С грустью вспоминает танцплощадки и Вячеслав Николаевич. В 70-е годы он часто ездил в загранкомандировки от своего предприятия. Зарубежные товарищи задавали вопрос: «Не хотите ли уехать из СССР и жить у нас?» Но Вячеславу Николаевичу всегда хотелось домой, в Севастополь.
—Я испытываю ностальгию по чистоте города, каким он был в 60-е, 70-е годы,—говорит наш земляк.—Уважение было к старшим. Если детям сделал замечание старший человек, это было законом. Сильными были рабочие коллективы на предприятиях. Все случалось и раньше—и плохое, и хорошее, но чувствовалось уважение, ощущалась поддержка в трудных ситуациях. Конечно, любимыми местами в городе были центр и Графская пристань. Ходили на танцы. За порядком на танцплощадках следили милиция и дружинники. Выпивших не пропускали. В 23.00 все закрывалось. А сейчас страшно подумать, что творится в ночных клубах. Все плохое из-за границы перетащили к нам. В 70-е годы от завода «Юг» я ездил в Африку, Южную Америку и многие другие страны. У меня спрашивали: «Хотите у нас остаться?» Но меня всегда тянуло домой. Мы же даже ночью ходили и ничего не боялись—такое было спокойствие в городе.
Вячеслав Николаевич рассказал, что в молодости он любил ходить в театр. Билеты стоили буквально копейки. И признался, что сейчас лишний раз пенсионер в театр не пойдет. Недавно решил пойти на концерт, но передумал, когда узнал, что билет стоит 3 тысячи рублей, на двоих—6 тысяч. Половина пенсии.
—Пенсионеры, увы, выпали из жизни. Еще и мошенники просто атакуют, особенно одиноких пожилых людей,—грустит наш читатель.
Лидия Ивановна и Людмила Александровна радуются тому, что происходит в городе сейчас. И с ужасом вспоминают «украинские» времена, когда в городе были проблемы с водой, электричеством и газом.
—Не могу скучать по тому времени, когда мы жили 23 года при Украине,—говорит Лидия Ивановна.—В каждом доме работала «наливайка»! Идешь по проспекту Гагарина до сквера Севастопольских курсантов—повсюду пьяные сидят и даже лежат. Везде валяются бутылки и окурки сигарет. Грязь. Сейчас прекрасный сделали сквер, правда, одна «наливайка» все-таки осталась. Вот бы ее убрали! Все делается отлично: красивые футбольные поля, парки и скверы, детские площадки.
По словам Людмилы Александровны, ностальгия появляется, когда все в прошлом было хорошо: «В Советском Союзе было все отлично. Я замуж вышла в 1964 году, мой муж был из Тамбова. После свадьбы мы поехали к нему, и мне страшно захотелось домой, в Севастополь. У нас в магазинах—полные прилавки, а в Тамбове—сплошной дефицит. Но при Украине в домах постоянно отключали свет, газ, воду давали по часам. В 1988 году у меня родилась внучка. Хорошо помню тот год: ни воды, ни света. А сейчас для нас, жителей осажденного Севастополя (1941-1942 гг.) многое делается. Вот по этому времени у меня и будет ностальгия. Жаль, что мама не дожила».
Валентина Николаевна Зорихина вспоминает, что когда она переехала жить в наш город в 1978 году, «Севастополь был конфеткой, причем конфеткой золотой». Сейчас больше всего нашу читательницу возмущают парковки: «Площадь Нахимова—памятное место, лицо города—превратилось в сплошную парковку. У меня крик души по этому поводу. Машины стоят даже на газонах».
Некоторые севастопольцы сожалеют, что город при масштабной реконструкции теряет свою аутентичность.
—Я очень расстроена тем, что в Севастополе происходит со времен Украины. Появилось много некрасивых новостроек,—говорит 78-летняя Лариса Григорьевна.—Особенно жаль центр: к красивым, архитектурно продуманным зданиям пристроены ларечки, лавочки. Одним словом, Шанхай. В Гагаринском районе благоустроили проспект Октябрьской революции, а в Камышовой бухте—безобразие. На площади возле храма росла голубая ель, мы просили с ней обращаться осторожнее, но ее все равно сломали. И у меня вопрос: куда делись наши чудесные севастопольские розы? Их стало намного меньше. Мы всю юность ходили купаться на «Хрусталку». Кому пришло в голову положить там плитку, которая постоянно смывается водой? К сожалению, исчезает и уважительное человеческое отношение к ближнему. В очереди в поликлинике женщине стало плохо, так медсестра просто сказала: «Ждите!» Как вы считаете, это нормально? Очень хотелось бы, чтобы Севастополь оставался Севастополем, таким, каким мы его помним и любим.
Жительница Гагаринского района Людмила Владимировна написала письмо в редакцию.
«Ностальгия по прошлому Севастополя—на каждом шагу! Где тот белокаменный город-герой, где тот город-воин, город-труженик, город образцовой чистоты и порядка? Глядя на наши памятники—визитные карточки Севастополя, испытываешь страх: ведь еще пара лет—и мы потеряем окончательно монументы «Витязям черноморских глубин», «Штык и Парус», «Восстание 1905 года», памятник Авиаторам-черноморцам на проспекте Генерала Острякова. Пятьдесят лет участники Великой Отечественной войны и патриоты Севастополя ждали создания Музея обороны 1941-1942 гг. на мысе Хрустальном. Увы, все идет к тому, что мыс будет отдан под культурный кластер, а музею (в лучшем случае!) отведут место где-нибудь в сторонке. Нет ни одного объекта, который начали бы ремонтировать, а через некоторое время не меняли бы подрядчика! Выясняется, что каждый проект в ходе ремонта необходимо дорабатывать и изменять, что откладывает его сдачу на неопределенное время. Модно стало добавлять вторую очередь ремонта: например парка Победы, Сапун-горы… Зачем из Севастополя делать «европейский город», уродовать его новоделами, например огромными черными скамейками для великанов? Город забит транспортом, а парковок нет… Несанкционированные мусорные свалки, окурки и бутылки валяются повсюду! Нужно наводить порядок не только на улицах, но и в головах жителей».
Вот такое грустное письмо прислала нам Людмила Владимировна. К сожалению, проблем в городе действительно остается много. Но ведь и хорошего—немало.

Анна БРЫГИНА.

Мы благодарим наших читателей, которые приняли участие в опросе, и предлагаем следующий «Вопрос в лоб»: «Сколько детей вы бы хотели иметь? Какие условия для этого должны быть?»
Ответ на него можно дать в пятницу, 23 апреля, позвонив с 13 до 14 часов по телефону 54-06-10, или прислать на электронный адрес редакции (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 26 апреля.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера