Черноморский флот в Крымской операции

Черноморский флот в Крымской операции

1944 год. Стратегическая инициатива в Великой Отечественной войне перешла к Советским Вооружённым Силам, которые последовательно проводили крупные наступательные операции. Так, в период 26 марта—14 апреля войска 2-го и 3-го Украинских фронтов осуществили Одесскую наступательную операцию. Для помощи Сухопутным войскам, сражавшимся на побережье, значительная часть авиации Черноморского флота перебазировалась на освобождённые от врага аэродромы Северной Таврии (район Скадовска). В это же время 2-я бригада торпедных катеров (15 единиц) двумя группами перешла из Фальшивого Геленджика на Кавказе в Скадовск.

 

Пришло время освобождать Крым, удержанию которого противник придавал особое значение. С его потерей уменьшалось влияние Германии на Румынию, Болгарию и Турцию, а также на обстановку на всём южном фланге советско-германского фронта.
Задача освобождения Крыма возлагалась на 4-й Украинский фронт под командованием генерала армии Фёдора Толбухина и Отдельную Приморскую армию (командующие: генерал армии Андрей Ерёменко, затем—генерал-лейтенант Кондрат Мельник). Черноморский флот под командованием адмирала Филиппа Октябрьского и входившая в его состав Азовская военная флотилия (командующий контр-адмирал Сергей Горшков) должны были оказывать Сухопутным войскам активное содействие. Координацию действий Сухопутных и Военно-Морских Сил осуществлял представитель Ставки Верховного Главнокомандования Маршал Советского Союза Александр Василевский.
К апрелю 1944-го в Крыму противник имел пять немецких и семь румынских дивизий, имеющих на вооружении около 3600 орудий и миномётов, свыше 200 танков и штурмовых орудий. Группировку поддерживали 150 самолётов. Общая численность войск составляла 200 тысяч человек.
Снабжение изолированных в Крыму войск противника осуществлялось по морю и по воздуху. Основной путь—морской. С 1 апреля по 8 мая воздушная разведка обнаружила 198 морских конвоев. В связи с этим главной задачей Черноморского флота в Крымской операции (8 апреля—12 мая) была задача нарушения коммуникаций с целью недопущения снабжения и эвакуации морем войск противника.
16 апреля войска 4-го Украинского фронта вышли на подступы Севастополя. Через два дня наступавшая с востока Отдельная Приморская армия овладела Балаклавой. 9 мая совместным ударом частей 51-й армии с востока, Приморской армии с юго-востока и форсировавшей Северную бухту 2-й гвардейской армии с севера противник был выбит из города. В разгар напряжённого боя за ключевую оборонительную позицию Сапун-гору одним из первых достиг вершины и водрузил на ней Красное знамя боец 51-й армии Иван Яцуненко. Почти одновременно старшина 2-й статьи Анна Балабанова из 255-й бригады морской пехоты под обстрелом врага водрузила Красное знамя на вершине горы Сахарная Головка. В 1941-1942 гг. немцы и румыны не могли взять Севастополь 250 дней. Нашим войскам потребовалось на овладение городом лишь пять дней.
На второй день после освобождения, 10 мая 1944 года, в городе вышла газета, отпечатанная в Симферополе. Это был первый номер преемницы «Маяка Коммуны» газеты «Слава Севастополя». На ее первой полосе был опубликован приказ Верховного Главнокомандующего, маршала Советского Союза Иосифа Сталина с объявлением благодарности войскам, освободившим Севастополь.
Прижатый к морю на мысе Херсонес противник начал эвакуацию войск в румынский порт Констанцу. На маршрутах следования конвоев и отдельных транспортов активно действовали разнородные силы Черноморского флота в следующих районах: на ближних подступах к Крыму—торпедные катера, на дальних—подводные лодки, на всём протяжении коммуникаций—авиация. В борьбе с противником подводники бригады, которой командовал контр-адмирал Павел Болтунов, успешно применили метод маневрирования заранее определёнными позициями. Лодки переводились с одной позиции на другую в зависимости от интенсивности перевозок противника. Разведывательные данные о маршрутах движения конвоев обычно поступали от авиации. Всё это повышало эффективность ударов по врагу.
Противолодочные силы противника оказывали сильное противодействие подводным лодкам. Всего за время Крымской операции на них сбросили более полутора тысяч глубинных бомб. Несмотря на это, подводники совершили 20 выходов в море, торпедами и артогнём потопили 14 транспортов с войсками, тральщик и буксир.
Вот лишь один эпизод боевой деятельности подводников в этот период из книги В.И. Дмитриева «Атакуют подводники»: «Лунной ночью 7 мая, когда подводная лодка «М-35» в позиционном положении производила зарядку аккумуляторной батареи, сигнальщики обнаружили вражеский самолёт.
—Боцман, рули на погружение! Полный ход!—скомандовал командир лодки капитан-лейтенант В.М. Прокофьев.
Едва «М-35» ушла под воду, как на близком расстоянии от неё взорвались две фугасные бомбы. Взрывом повредило входной люк шестого отсека, через который в лодку начала проникать вода. Лопнул бак одного из элементов носовой группы аккумуляторной батареи, разбилось несколько плафонов. Но экипаж сумел устранить большинство повреждений и продолжил поиск вражеских судов.
10 мая «малютка» получила необычную телеграмму: «Севастополь взят. Отсалютуйте городу-герою торпедами». 11 мая метким ударом гвардейцы потопили военный транспорт «КТ-17» (700 брт) вместе с солдатами и офицерами, пытавшимся бежать из Крыма. «Отсалютовал городу-герою Севастополю» (донёс по радио капитан-лейтенант Прокофьев)».
Мастерски и дерзко атаковали вражеские конвои торпедные катера двух бригад. 1-я бригада под командованием капитана 2 ранга В.Т. Проценко базировалась на Евпаторию, 2-я (командир капитан 2 ранга Г.Д. Дьяченко)—на Ялту. С 11 апреля по 12 мая торпедные катера совершили 268 выходов на коммуникации противника. Основными методами действий катеров были групповой поиск и атака транспортов и кораблей противника в тёмное время суток. В ряде случаев катерникам оказывали содействие авиаторы. Они обеспечивали катера разведывательными данными, осуществляли наводку на цели, освещали конвои осветительными бомбами.
За период Крымской операции торпедные катера и катера с реактивными установками потопили 11 транспортов и барж противника. В это правое дело внёс свой вклад и экипаж торпедного катера под командованием старшего лейтенанта Андрея Черцова. За два боевых выхода, 9 и 10 мая, четырьмя торпедами катер потопил четыре вражеских судна.
Наибольших результатов в уничтожении транспортов и кораблей противника достигла авиация флота под командованием генерал-лейтенанта Василия Ермаченкова. В её состав входили: четыре дивизии (минно-торпедная, истребительная, штурмовая и пикирующих бомбардировщиков), два отдельных полка и несколько отдельных эскадрилий. В боевых действиях на морских сообщениях принимало участие свыше 400 самолётов.
Приведем пример эффективности действия авиации. В ночь на 10 мая к мысу Херсонес подошёл последний конвой противника, в состав которого входили два крупных дизель-электрохода «Тея» и «Тотила». Приняв на борт по 5-6 тысяч человек, суда направились в Констанцу. Оба транспорта потопила авиация. Бывший начальник штаба немецко-румынского флота на Чёрном море Конради писал, что с обоих транспортов удалось спасти только 400 человек.
С 8 апреля по 13 мая лётчики произвели свыше 6300 самолётовылетов, в том числе свыше 4500 вылетов для нанесения ударов по конвоям противника, прикрытия своих сил и ведения воздушной разведки. Авиация Черноморского флота потопила 68 и повредила 55 кораблей, транспортных судов и катеров противника. В воздушных боях был сбит 81 вражеский самолёт. От огня зенитной артиллерии и в воздушных боях наша авиация потеряла 47 самолётов. Противник за это время сделал около 10 тысяч самолётовылетов и потерял порядка 80 самолётов. Всё это свидетельствует о большом напряжении боевых действий.
Особенно эффективным способом борьбы с противником показало себя топмачтовое бомбометание. Сущность его в том, что самолёт идёт в атаку на судно как торпедоносец—на бреющем полёте (на высоте 15-20 метров). Не доходя до цели 200-300 метров, лётчик сбрасывает бомбы, которые, ударяясь плашмя о воду, рикошетом отскакивают, летят над водой, пробивают борт и разрываются внутри судна. Такое бомбометание позволяет топить врага почти наверняка, поскольку удар производится с близкого расстояния. Но и самолёты в этом случае подвергаются огромному риску.
Надо отметить, что при освобождении Крыма плечом к плечу с воинами Отдельной Приморской армии самоотверженно сражались с врагом моряки-черноморцы 83-й и 255-й бригад морской пехоты. Они с боями прошли путь от Керченского плацдарма до Севастополя.
Эвакуация войск противника после освобождения города проходила крайне неорганизованно. Вот как Конради описывает последние ее дни: «Большое скопление людей на тесном пространстве мыса Херсонес и наплыв новых воинских частей всё больше затрудняли погрузку на суда. В ночь на 11 мая на причалах началась паника. Места на судах брались с боем. Суда вынуждены были отваливать, не закончив погрузку, так как в противном случае они могли затонуть».
А что делалось на мысе Херсонес и как он выглядел после последнего боя рассказывает в своей книге «У самого синего моря» Герой Советского Союза Михаил Авдеев. Во время Крымской операции он командовал истребительным полком авиации флота. «Чад и дым сплошной пеленой висели над Херсонесом. С треском пылали деревянные борта грузовиков, догорали остовы самолётов и танков. И везде—трупы, трупы… солдат и офицеров. С крестами и знаками отличия. Со свастиками нагрудными и нарукавными. Стрелкового оружия валялось на земле столько, что им, наверное, можно было вооружить не одну армию. Понуро под охраной автоматчиков тянулись бесконечные колонны пленных. Обросшие, грязные, в прожжённых шинелях и кителях, оглушённые только что закончившимся адом, потерявшие веру во всё и вся, понуро брели они, спотыкаясь о трупы своих же бывших однополчан»…
Черноморский флот за период Крымской операции потопил 102 различных судна и повредил более 60 судов и кораблей. По неполным данным штаба 17-й немецкой армии—только в последний период эвакуации с 3 по 13 мая на переходе морем противник потерял 37 тысяч немецких и около 5 тысяч румынских солдат и офицеров. По данным румынского морского командования, во время бегства из Крыма гитлеровцы и их союзники потеряли от ударов советских моряков 82,8% общего тоннажа немецких, румынских и венгерских судов, находящихся на Чёрном море.
В Крымской операции свыше 100 тысяч вражеских солдат и офицеров погибли или были взяты в плен. В Крыму осталась вся техника противника.
Советское правительство высоко оценило заслуги черноморцев в разгроме вражеских войск в Крыму. 16 мая указом Президиума Верховного Совета СССР 23 офицерам Черноморского флота было присвоено звание Героя Советского Союза. Наиболее отличившиеся авиационные полки и подводные лодки были удостоены гвардейского звания. За боевые отличия многие корабли, части и соединения стали орденоносными. Тысячи матросов, старшин и офицеров были награждены орденами и медалями. Только в бригаде подводников получили награды свыше 800 человек.
Крымская операция завершила освобождение северо-западного района Чёрного моря с Одессой и Крымского полуострова с Севастополем. Это создало благоприятные условия для развёртывания активных боевых действий Черноморского флота при изгнании немецких войск из Румынии и Болгарии.

 

С. ИСЛЕНТЬЕВ.

 

На снимке: Севастополь, май 1944 г.

Фото Е. Халдея.

Другие статьи этого номера