Ирисовые платья из сундука

Ирисовые платья из сундука

У нас в деревнях зимой до сих пор носят валенки. Любопытно, что и в дизайнерских коллекциях одежды есть валяные платья ручной работы. На дворе—весна, и поэтому «особенно хочется облачиться в более женственный наряд», уверена Ольга Гуляева, мастер по искусству валяния из шерсти, победитель международных конкурсов. Ее работы известны далеко за пределами России, а вот в родном городе о ее увлечении мало кто знает. Может быть, и вы хотите заняться творчеством, но не знаете, каким? Тогда опыт мастерицы вам будет интересен. К тому же она уверена, что после 50 лет жизнь на художественном поприще только начинается…

Бабушкин сундук. Прошлое и настоящее

Дома у Ольги есть настоящий старинный сундук.
—Очень удобная вещь,—уверяет мастерица.—У моей бабушки был такой. Забит он моими «драгоценностями».
В детстве она любила сидеть на бабушкином сундуке, читать книжки, делать наброски иллюстраций и мечтать. Когда выросла, приобрела такой же и наполнила его тем, что дорого и важно для нее,—благородными натуральными шелками. В частности маргиланским шелком, который производят в узбекском городе Маргилан. Это разреженный шёлк. Похож он на медицинскую марлю, только намного легче, тоньше и пластичнее. Подбрасываешь, а он зависает в воздухе. Выпускают его специально для валяния.
В большом сундуке также хранятся неразреженные шелка, которые для шитья не годятся. И в работах они используются для создания красивых фактур на изделиях. А еще—органза, шифон, понже, причем ассортимент тканей постоянно дополняется. У Ольги есть еще и маленькие сундучки. Они забиты бисером, бусинами, кружевами, в том числе и антикварными. Часто такие подарки ей привозят друзья в качестве сувениров, которые потом вплетаются в шедевры из мериносовой шерсти.

Кто такой меринос?

Технология валяния основана на шерсти мериноса, самого тонкорунного волокна.
—Это очень тонкий волос,—объясняет Ольга,—тоньше человеческого в несколько сот раз.
Меринос—австралийская овца, обитающая в жарком климате. Ее шерсть тонкая, мягкая, невесомая. Еще в древности люди определили свойство шерсти сваливаться. Стелили шкуры у порога и даже мыли шерстью полы. От трения в теплой мыльной воде волокна раскрываются и переплетаются чешуйками, образуя полотно, которое сжимается. Так получается подобный шерсти войлок.
Сейчас в магазинах продается гребенная лента—готовое волокно. Из него вытягиваются тонкие прядки и накладываются друг на друга. Раскладкой регулируются толщина и пластичность изделия. Валяние—это основа, подрамник, на который можно и нитки положить, а можно и вышить, и расписать.

Нити золотые солнцем налились

—Нитки ищу, где только могу,—рассказывает Ольга.—В работе использую много золотых и фактурных ниток. Тоновые вещи собираю так, чтобы переходы цветов были красочными. Все материалы покупаю только премиум-класса, которые при стирке не меняют форму и цвет. Дома у меня «хомячковые» запасы. Приходится делать очень большие вложения в материал, зато вещь получается эксклюзивная!
Иногда материал оказывается неудачным, неподходящим. Тогда его можно, например, порезать и накрошить мелкой крошкой. А потом использовать для создания рисунка. Безотходное производство. А если не получилась вещь, тогда ее можно разрезать на фрагменты, которые также пригодятся для другого платья. Например, завитки из объемных цветов могут составить сказочный узор.

Почему именно платье?

Ольга—художник. Кроме того, что она воплощает в своих изделиях оригинальные задумки, душа ее требует красок! А платье ведь можно использовать как холст, расписывая волокна шелком и вискозой, и получить почти фламандский сюжет. А при помощи цвета и композиции вытянуть силуэт, в результате получив «правильное» платье. К тому же в работе с нарядом можно использовать декоративную технику: вышивку или фактуру—различные шелка, ниточки разной плотности, натуральные жемчуг и камни. И потом, женщина ведь часто хочет надеть платье, которого ни у кого нет. Одна из последних работ мастерицы—маленькое, совсем не черное, но очень красивое платье. С огромным рисунком ириса. Именно ирис—любимый цветок Ольги.
—Это благороднейшие, элегантнейшие цветы. Не устаю их воплощать в сумках, палантинах, картинах, в любой одежде. Я даже собираю истории о них и стихи.

О как прекрасен в воде цветок лиловый

«Символ изысканных переживаний, утонченной чувственности,—элегантный, трепетно-возлюбленный мой ирис. Не знаю, надоест ли когда-нибудь выводить шелками эту плавность линий, эту грацию лепестков… едва ли»,—так Ольга поэтично заявляет о цветке, с которого и началось её знакомство с волшебным творчеством валяния.
В 2012 году художница подбирала картинки для батика. Попалась сумка, а на ней—объемный яркий ирис. Долго думала, из чего же она сделана: кожа—не кожа, ткань—не ткань. Оказалось, валяная вещь. Увлеклась. И уже через два месяца поехала в Киев на мастер-класс. Срочно нужны были работы. Ольга, освоив технику, сваляла пару шарфиков. Через некоторое время ее пригласили в Ялту на выставку-продажу. Каково же было её удивление, когда все работы быстро раскупили! И тогда мастерица подумала о том, что на этом хобби можно зарабатывать.

Заграница нам поможет

В Севастополе работы Ольги практически не покупают, в основном—Москва и Питер. Есть магазинчик во Франции, который периодически делает заказы на сумочки. В Нью-Йорке хозяйка-эмигрантка, содержащая магазин эксклюзивных вещей, просит шали. В Дубае улетают украшения, сумочки, палантины. Недавно Ольга подписала творческое соглашение на поставки для женского привилегированного бутика в Кувейте. У восточных дам популярны палантины с орхидеями. Из-за отсутствия площадки Ольга не проводит мастер-классы, ее мало кто знает в родном городе.

Во всех живет творец

—Я всю жизнь была увлечена творчеством. В 90-е годы даже матрешек расписывала по музейным фотографиям. Кокошники и костюм получались точной копией одежды и головного убранства той эпохи. А сюжет соответствовал билибинским сказкам. На набор из десяти матрешек уходил месяц-полтора. Любила раньше создавать жакеты с объемной вышивкой ягод калины и гроздьев рябины. Пятнадцать лет занималась иллюстрацией книг. Последние годы не изменяю своему главному увлечению—валянию из шерсти. Но хочу открыть маленький секрет из опыта моей жизни: многие женщины приходят в творчество даже не к 45, а к 50 годам и позже. Открывают в себе такую творческую жилку, ища пути реализации.
Ищите вдохновение в художественных образах, и вы обязательно найдете свой «ирис», ведь каждая из вас—творец. Увлечение раскрасит жизнь, появятся новые друзья, а у некоторых—и дополнительный доход. У каждого есть перспектива достичь определенного уровня, создавая неотразимые образы в гардеробе сначала для себя, а затем и для других.

М. Клименко.

 

Другие статьи этого номера