В Крыму поисковики разыскали семьи погибших военных пилотов по фото с сельского кладбища

В Крыму поисковики разыскали семьи погибших военных пилотов по фото с сельского кладбища

Сотрудники отделения Российского военно-исторического общества Красногвардейского района Республики Крым провели настоящее расследование, чтобы узнать, что же в 1955 году случилось с экипажем из летного гарнизона Веселое, сообщает портал «Открытые НКО».

 

Эта история началась год назад. Специалисты местного отделения Российского военно-исторического общества Красно-гвардейского района Республики Крым готовились к траурной дате—11 апреля, Международному дню освобождения узников фашистских концлагерей. На окраине села Петровка в военные годы находился концлагерь «Сеполаг-123». Сведения о событиях, которые происходили здесь больше 75 лет назад, поисковики собирали из архивов России и даже Германии.
—В историческом отделении решили обнародовать вновь открывшиеся жуткие факты из архивов в прессе, создать полномасштабную статью с копиями архивных документов и зафиксировать на фото все места, связанные с концлагерем «Сеполаг-123»,—рассказали поисковики.
Когда материалы были собраны, все обратили внимание на тот факт, что несколько фотографий с сельского кладбища Петровки были не по теме концлагеря.
—Да, это были снимки захоронения, небольшого обелиска, но информация, расположенная на памятной стеле, гласила, что здесь покоятся три офицера, погибшие 16 июня 1955 года, в один день и один час,—добавили специалисты отделения Российского военно-исторического общества Красногвардейского района Республики Крым.
Это был военный экипаж, и вероятнее всего, летчики. Село Петровка—почти географический центр Крыма, и никаких воинских частей в округе, кроме аэродромов, никогда не было. Опросили старожилов, местных жителей—информации никакой. Даже не за что зацепиться для поисков. Фотографии отложили в папку и на какое-то время забыли, занимаясь плановыми поисками…

 

Письмо из Уфы

Спустя полгода поисковикам позвонили из администрации Красногвардейского района и попросили помочь по одному необычному обращению. Это было письмо от жительницы Уфы Натальи Гуриной с просьбой помочь установить место захоронения ее отца, летчика старшего лейтенанта Б.Н. Гурина, погибшего в Крыму летом 1955 года.
—Мы изучили копию документов и обратили внимание, что Наталья Борисовна Гурина пишет о том, что вместе с ее отцом погибли майор А.Н. Чарин и капитан Н.Н. Туев. И тут руководитель исторического отделения Валерий Линевич вспомнил о фотографиях, сделанных полгода назад на сельском кладбище Петровки. Интуиция профессионального поисковика подсказывала—это они покоятся на сельском кладбище,—рассказали в отделении военно-исторического общества.
На снимке читалась надпись на мемориальной табличке: «Майор Чарин А.Н., капитан Туев Н.Н., старший лейтенант Гурин Б.Н.» Фамилии, названные в письме из Уфы, и надпись на граните совпадали слово в слово, буква в букву, дата в дату. Поисковики дали письменный подробный ответ и позвонили Наталье Борисовне Гуриной.
—Только представьте: оказалось, что уже 15 лет она вела безрезультатные поиски, и вот мечта сбылась—могила отца найдена!—сказали общественники…

 

История экипажа

Но поисковиков интересовал еще один не менее важный вопрос: при каких обстоятельствах погиб экипаж? Также хотелось узнать причину гибели и судьбы родственников погибших летчиков. Никто ничего не знал, даже дочь Гурина, члена погибшего экипажа. Что она могла рассказать, ведь ее увезли из Крыма в Уфу сразу же после трагедии в возрасте двух лет.
Руководитель местного исторического отделения Валерий Линевич подготовил расширенную статью в районную газету с просьбой к жителям откликнуться, помочь хоть какой-то информацией об этом случае. Статья вышла. В ответ—тишина…
Обращались в Подольск, в военный архив. И тут спустя пару недель Валерию Линевичу позвонили. Взволнованный женский голос торопливо зачастил:
—Вы знаете… Внучка мне прочитала… Я очень рада…Что вы ищете… это мои родственники. Я дам вам их номер телефона. Они живут в Симферополе. Они вам все расскажут… Спасибо, что вы небезразличны.
Поисковики позвонили по номеру телефона, который дала звонившая. Договорились о встрече и, захватив видеокамеру и диктофон, выехали в Симферополь.
Дочь майора А.Н. Чарина зовут Татьяна Алексеевна. Ей 85 лет. Она рассказала, что экипаж «Ил-28» сформировался после 1950 года. Командир экипажа, фронтовик майор Алексей Чарин, был знаком с капитаном Н.Н. Туевым еще по совместной службе в Венгрии. Когда их перевели в Крым и приказали принять новенький «Ил-28», стали искать в команду стрелка-бортрадиста. Туев вспомнил, что знаком с Гуриным, серьезным специалистом, старшим лейтенантом, руководителем радиослужбы. Вопрос решился, и экипаж сложился.
В тот летний день в ночь на 16 июня 1955 года поступил приказ: «Ил-28». Экипаж Чарина. На взлет». Дочь Чарина помнит, как отец взял тревожный чемоданчик, он всегда стоял в прихожей, кивнул всем и ушел. Мать, привыкшая к неспокойной жизни жены военного летчика, в этот раз как-то на мгновение застыла, глубоко вздохнув, подошла к окну.
—Женское сердце всегда необычайно чувствительное. Утром к ним постучали. Молодой лейтенант извинился, попросил жену Чарина одеться, и они на автомобиле уехали в штаб полка. А вскоре мать, вернувшись из штаба, осунувшаяся и почерневшая, лишь прошептала: «Папы больше нет».
В штабе полка о подробностях никому не докладывали,—рассказали поисковики. Командир полка распорядился подобрать ближайшее кладбище для захоронения экипажа, поскольку в гарнизоне не было ритуального места, он был недавно организован. Ближайшим оказалось сельское кладбище села Петровка.
Простившись с погибшим экипажем в полковом клубе, похоронная процессия двинулась к кладбищу. Около двух километров гробы с телами погибших «плыли» на руках сослуживцев. Возле кладбища процессию встретило руководство Красногвардейского района, жители местных сел. Траурный митинг, прощальный залп—и все…
Семьям погибших офицеров предложили жилье в городах Крыма. Чарины уехали в Симферополь, Туевы—в Евпаторию, а Гурины—в Уфу, на родину…
Но почему разбился экипаж из летного гарнизона Веселое в 1955 году? Чтобы найти ответ на этот вопрос, обратились к военному летчику-испытателю, военному журналисту полковнику Чечельницкому. Он прислал свою книгу «Ода самолету Ил-28». Вот один из ее абзацев: «Нам, летчикам-испытателям, довели случай, как на авиации Черноморского флота «Ил-28Р» вошел в мощное кучевое облако, а оттуда выпал уже со сложенными крыльями. Из-за того, что данный тип «Ил-28» был «Р», то есть разведчик, горючего в полет бралось с добавкой. Подвесные баки по краям по 850 литров керосина сделали свое черное дело. Из сигары, которую после удара грозы представлял собой фюзеляж, выскочить не смог никто из экипажа…»
Вот и причина гибели.

 

Загадка фото на металлической пластине

Поисковики решили собрать всех родных погибших летчиков. Получили ответ на свой запрос из Подольского архива и организовали встречу в гарнизоне, где служили пилоты, в сельском поселении села Петровка. Побывали на могиле военных пилотов.
Приехало много родственников майора Чарина, родные Гурина, а вот родных капитана Туева найти не удалось. Жена его умерла, а сын проживает где-то за пределами даже не Крыма, а России.
—Но всегда в значимом деле находится неразгаданный факт. Так и здесь. Когда впервые обнаружили захоронение славных летчиков, к постаменту была прикреплена фотография трех надгробий, сделанная не на фотобумаге, а на металлической пластине,—продолжили поисковики.
Чарины не знают, кто ее прикрепил, и Гурины без понятия о ее происхождении. Кто же? Ведь полк, где служили погибшие летчики, был расформирован в 1965 году. Оставшиеся жители гарнизона утверждают, что никто из них к фотографии никакого отношения не имеет…
—Итак, поиск продолжается… Или начинается?!

 

От редакции:

Может, кому-то из наших земляков-севастопольцев что-то известно о погибших в мирное время летчиках. Пожалуйста, откликнитесь! Будем ждать!

Другие статьи этого номера