В луче лазера

В луче лазера

От поселка 10-го километра Балаклавского шоссе видится изумительной панорама «Золотой балки». Еще шире она открывается со скал Камара-Исар. Эта высота нависает над Оборонным. Если не застят наплывающие со стороны моря космы тумана, то доступен взору весь простор многолетних насаждений агропредприятия в тысячу и более гектаров.

 

Весной, как сейчас, они напоминают стеганое одеяло. В последние годы оно обрело дополнительные краски. Привычна не пробившаяся еще до конца зелень с вкраплением побелевших на солнце и отмытых дождями железобетонных кольев шпалеры. Это старые посадки. Без устали в последнее время их теснят «клетки» с молодыми лозами. Пока они не выбросят листья, здесь преобладают серебристо-сиреневые тона от воткнутых в землю легких звенящих, но упругих металлических оцинкованных «профилей»—опор нового типа.
Тому, кто постоянно наблюдает обстановку с высоты птичьего полета, то есть с макушек окрестных холмов, дано стать свидетелем коренного обновления виноградников именитого хозяйства. Навскидку, треть плантаций (плюс-минус) уже коснулись основательные перемены.
Вот и нынче недолго гуляла земля слева при въезде в Балаклаву—всего год с небольшим после раскорчевки отживших свое кустов. В преддверии майских праздников на основательно очищенное поле в 30-40 гектаров вышел трактор с навесной посадочной машиной. В недавнем прошлом его сопровождала толпа дюжих сажальщиков с гидробурами. Сегодня вместо них экипаж из трех человек. Освоив новую технику, они на посадке в разы меньшим составом опережают предшественников. Случается, в течение рабочего дня плантация расширяется на полтора десятка гектаров, в среднем же—на 10-12. Все зависит от качества подготовки почвы.
Время познакомиться с экипажем посадочного агрегата. Это тракторист Николай Омельчук и сажальщики Виталий Садовин и Геннадий Пироженко. В кабине механизатора установлено устройство для приема луча лазера. Он обеспечивает движение трактора, как под линеечку. Николаю Омельчуку было достаточно только раз показать, как действует новое оборудование. Далее тракторист доходил до деталей собственным умом. Такие же Виталий Владимирович и Геннадий Викторович. Они освоили весь комплекс работ на виноградниках.
Каким бы смекалистым экипаж ни был, ему не обойтись без участия Юрия Жидикова, которому поручено тонкое дело—посылать через поле невидимый луч лазера. Для этого имеется питающийся от аккумулятора специальный прибор, прикрепленный к треноге. Мне даже было позволено заглянуть в окуляр удивительного устройства, уловить издали ответный сигнал прибора, установленного на тракторе.
И луч лазера, и опоры шпалеры из легкого оцинкованного металла—вовсе не от желания для понта блеснуть новизной, а строжайшая необходимость. Ведь молодые плантации в «Золотой балке» закладывают исключительно под комбайновую уборку. Комбайну же требуются ровнехонькие ряды заданной высоты. Иначе толку не будет.
Толк уже наблюдается. В прошлом сезоне на землях агропредприятия использовался пока еще арендованный комбайн. Он заменял, минимум, полсотни сборщиков, которых в наши дни, увы, днем с огнем не сыщешь. Севастопольцев, к сожалению, на плантацию калачом не заманишь. Существенно увеличенная заработная плата их не привлекает. Выручали и еще, спасибо, выручают приезжающие издалека сезонные рабочие. А если когда-то не приедут, дома работа найдется? Что тогда? Выход один—нанятый, а лучше приобретенный комбайн, и не один. Под машинную уборку, обратившись к лазеру, у нас приспосабливают виноградники нового поколения.
Своеобразную ревизию каждого прохода агрегата осуществляет И. Радке. Рабочий—самый опытный. «Пропуски если и случаются,—говорит он,—то минимальные, один-два в ряду». На этот случай имеются лопата и резервные саженцы.
Непосредственно на месте оперативное руководство закладкой молодых многолетних насаждений возложено на агронома Ольгу Барневу. Ширина междурядья строго выдерживается с учетом комбайновой уборки—два с половиной метра. При этом количество растений на гектаре существенно больше, чем на плантациях, где применялась прежняя схема посадки. Эти виноградники относят к насаждениям интенсивного типа.
Посадка виноградников не обеспечивает получения отдачи от вложенных средств в этом же году. Не пойдешь на вновь освоенные площади за урожаем еще год-два. А затраты идут: на покупку посадочного материала (в настоящее время не в Европе, а в родном Отечестве, на Кубани), на подготовку почвы, на горючее, на выплату зарплаты и прочее, теперь же на уход за молодыми насаждениями. «Золотая балка»—небедное хозяйство, но и его средств мало на ускоренное развитие отрасли. Помогает государство. Оно на это дело взяло заметную часть расходов. У нас осуществляется соответствующая программа.
Если комбайн еще арендуют, то свою посадочную машину руководство «Золотой балки» уступает на время соседям. Скажем, у Верхнесадового часть молодых виноградников заложены с участием Николая Омельчука и его экипажа.
В течение послевоенных лет на поле, с которого мы ведем репортаж, сменилось несколько поколений виноградников, почву переворачивали плугами и культиваторами десятки раз. И каждый раз механизаторы выворачивали наружу боеприпасы и их полуистлевшие остатки. Рядом—Сапун-гора, еще ближе—гора Безымянная. Места ожесточенных боев за Севастополь. В очередной раз подняты после прохода агрегата хвостовик мины и рваный осколок. Кто знает, может, этот осколок был обагрен кровью защитника или освободителя города. Виноград… Из него вырабатывают сакральную продукцию—вино. Его признали кровью Христа. Им причащают верующих.
…Сегодня саженец похож на пенечек. Но это будущая вьющаяся лоза. С налитыми гроздьями ее изображают на иконостасах храмов.

 

А. КАЛЬКО.

На снимке: очередной проход агрегата.

Фото автора.

Другие статьи этого номера