«Святиться будет этот день…»

«Святиться будет этот день...»

«Черноморский вопрос в фокусе мировой политики. К 150-летию Лондонской конвенции 1871 года»—тема состоявшейся 21 мая в нашем городе международной конференции. Организатором ее проведения выступил Крымский фонд истории, культуры и развития «Севастополь». Его инициативу поддержали Фонд президентских грантов, Фонд имени Горчакова Министерства иностранных дел Российской Федерации, широкий круг деловых людей полуострова, региональное правительство и штаб Черноморского флота. Трибуна форума предоставлялась докторам наук, кандидатам наук, известным политологам как нашей страны, так и их коллегам из Бельгии, Швейцарии, Италии, Швеции.

 

Заседания форума вел исполнительный директор фонда «Севастополь» (победителя грантового конкурса Фонда Горчакова), руководитель проекта, кандидат юридических наук Михаил Юрлов. С приветствием к участникам и гостям конференции обратились вице-губернатор города И.А. Михеев, представители командования Черноморского флота, депутат Государственной Думы С.Б. Савченко, заместитель исполнительного директора Фонда Горчакова В.Г. Карслиева.
На открытии форума ожидалось выступление в режиме онлайн главы департамента информации и печати внешнеполитического ведомства Российской Федерации, чрезвычайного и полномочного посла М.В. Захаровой. В последний момент напряженный график работы не позволил Марии Владимировне выйти на связь с Севастополем. По ее поручению подготовленный дипломатом текст огласил заместитель директора департамента И.Б. Тимохов.
—В этом году,—в частности сказал Игорь Борисович,—мы отмечаем 150-летие инициированной Россией Лондонской конференции 1871 года, результатом которой стало подписание Конвенции о режиме черноморских проливов. Этот договор ознаменовал крупную победу российской дипломатии. Были восстановлены суверенные права нашей страны, ее международный статус и авторитет. Однако главным итогом конференции стали стабилизация обстановки в Черном море и создание там условий для мирной и справедливой торговли. Несмотря на то, что подписанию Конвенции предшествовали продолжительные напряженные переговоры, она до сих пор остается одним из ярчайших примеров международного сотрудничества с учетом прав и национальных интересов всех ее участников, свидетельством безальтернативности, эксклюзивности, деполитизированного диалога для мирного решения наиболее острых проблем и вызовов. Был положен конец многолетней кровопролитной борьбе ведущих держав за сферы влияния. Конвенцией устанавливались незыблемые принципы, которые легли в основу многих последующих договоров, в том числе касающихся статуса Черного моря. К сожалению, исторические уроки Лондонской конференции усвоили не все. Сейчас мы снова наблюдаем недальновидные попытки отдельных государств переписать международные правовые нормы, устанавливающие правила для использования проливов.
В этом месте Игорь Борисович сослался на попытку украинских властей осенью 2018 года спровоцировать инцидент в Керченском проливе, чему потворствовали некоторые «цивилизованные» страны Запада.
—Анализ достижений Лондонской конференции,—сказал в заключение И.Б. Тимохов,—осмысление ее вклада в укрепление международной стабильности как никогда востребованны в наши дни. Хочется верить, что наши западные партнеры вспомнят события того времени и наконец-то поймут, что любые противоречия можно решать только в атмосфере взаимного уважения и исключительно в рамках открытой дискуссии. Убежден, что содержательная повестка дня мероприятия и ответственный подход организаторов конференции будут способствовать конструктивному и всеобъемлющему диалогу.
Участникам и гостям конференции И.Б. Тимохов пожелал успешной и плодотворной работы.

Лондонской конференции 1871 года предшествовала Парижская марта 1856-го. В принятом на ней трактате можно было прочитать: «Их величество Император французов, Королева Соединенного королевства Великобритании и Ирландии, Король Сардинский и Султан обязуются возвратить Его величеству Императору Всероссийскому города и порты: Севастополь, Балаклаву, Камыши, Евпаторию, Керчь-Еникале, Кинбурн, а равно и все прочие места, занимаемые союзными войсками». В России вряд ли кто-либо против этого возражал. Справедливо. Однако трудно было согласиться со следующим пунктом трактата: «Княжества Валахское и Молдавское будут под Верховною Властию Порты». Где Россия? Совсем уж не годится пункт трактата, касающийся использования Черного моря: «Его величество Император Всероссийский и его императорское величество Султан обязуются не заводить и не оставлять на сих берегах никакого военно-морского арсенала».
Относительно турок—пусть будет так, как им Аллах на душу положит. России же на море Русском, как называли Черноморский бассейн, без флота никак нельзя.

Многие ораторы в докладах добрым словом вспоминали князя А.М. Горчакова. Долгие годы Александр Михайлович занимал высокий пост канцлера, министра иностранных дел Российской империи.
Александр Горчаков—лицейский товарищ, однокашник Александра Пушкина. В вышедшем в 1985 году в издательстве «Художественная литература» трехтомнике солнца русской поэзии можно найти три стихотворения, адресованные Франту, как друзья-лицеисты называли юного князя. Эти произведения поэт написал в 1814-м, 1817-м и в 1823 годах:
…Мой милый друг, мы входим в новый свет;
Но там удел назначен нам не равный,
И розно наш оставим в жизни след.
Тебе рукой Фортуны своенравной
Указан путь и счастливый, и славный,—
Моя стезя печальна и темна…
Не будучи художником, Александр Сергеевич набросал выразительный портрет друга. «В молодости я был так честолюбив,—писал о себе Александр Горчаков,—что одно время носил яд в кармане, решаясь отравиться, если обойдут местом». Однако же в 1825 году 27-летний князь не побоялся навестить в Михайловском опального поэта. В одиночестве 85-летний Александр Михайлович последним и в последний раз отметил день лицея. Он сохранил верность традиции.
Пусть кто-то другой судит о счастье, предсказанном Александру Горчакову поэтом. А вот славу друга Александр Пушкин угадал верно.
Рассказу о роли А.М. Горчакова в подготовке и проведении конференции в британской столице в 1871 году достаточно места отвел в своем докладе О.П. Иванов—проректор Дипломатической академии МИД Российской Федерации, доктор политических наук, профессор. Олег Петрович, в частности, отметил, что в тот период деятельность канцлера была затруднена последствиями непростых для России обстоятельств—признанными в мире итогами Крымской кампании, наблюдавшимися кризисными явлениями внутри страны.
В то же время, добавим от себя, за рубежом, а уж тем более в России, мало кто верил в победу союзников. На переправе с оставляемой в руинах и пламени Южной стороны на Северную главнокомандующий поторапливал защитников Севастополя. Удалой солдатик сказал в ответ: «Успеем, ваше сиятельство,—отбитый неприятель не преследует». Российские храбрецы меняли дислокацию с песней: «Зато со славою отбили штурм и отступаем добровольно».
По свежим следам в 1856 году наш генерал Герсеванов назвал победу интервентов полууспехом. Заняв Южную сторону города, «они не решились предпринять дальнейшие наступательные действия, и желанный мир вывел неприятеля из затруднительного положения». К выводам подобного содержания пришли и высшие офицеры на той стороне. Англия, например, намеревалась занятый Крым вместе с Грузией уступить союзной Турции. Не вышло.
Парижскую мирную конференцию и Лондонскую разделяют долгие 15 лет. Все эти годы князь Александр Горчаков методично, терпеливо, настойчиво, шаг за шагом приближал успех России на международной арене. «В этом контексте,—заметил с трибуны конференции в Севастополе московский ученый,—канцлер свои усилия направил на решение ряда задач, которые в тот период видел актуальными».
Олег Иванов очертил «мозаику» этих задач. Александр Михайлович добивался создания благоприятной обстановки для родного Отечества в Европе, восстановления баланса сил на континенте, нарушенного в результате Крымской кампании. В деятельности Александра Горчакова не последнее место занимали усилия, направленные против антирусской пропаганды как внутри страны, так и за ее пределами. (Оказывается, и в то время нормальных людей донимала эта головная боль.—Автор). Требовала времени и борьба за сохранение целостности государства в условиях наблюдавшихся национальных волнений, обусловленных иностранным вмешательством.
«Как все знакомо»,—скажет сегодня человек, который мало-мальски следит за происходящим в мире. На решение хотя бы обозначенных проблем столетия мало. Александру Михайловичу, за спиной которого стояла ослабленная Россия, хватило 15 лет.
Да, канцлер умело играл на противоречиях стран-соседей. Без этого нет дипломатии.

Другие статьи этого номера