Под шум дождя

Под шум дождяЛев Паньков—новое имя в среде севастопольских художников. В помещении гуманитарного и технического центра (библиотека-филиал № 5 Центральной библиотечной системы для взрослых) в конце минувшей недели открыта первая в нашем городе выставка графики Льва Анатольевича под названием «Во славу флота Российского».

Под шум дождя—Мне сопутствует удача, когда идут дожди,—говорит живописец.
Ленинград (Санкт-Петербург)—его прежнее место жительства. Северную столицу осадки никогда не обходят стороной. Берега Невы отмечены счастливыми вехами в жизни Льва Панькова: учеба в «Мухе»—Высшем художественно-промышленном училище имени Веры Мухиной, встреча с будущей женой, персональная выставка, считай, у иглы Адмиралтейской, под крышей расположенного по соседству военного училища имени Дзержинского. В тот день был объявлен сбор по случаю запуска после ремонта механизма уникальных старинных часов, вознесенных над городом.
После завершения учебы в общеобразовательной школе Лев Паньков окончил в Перми педагогическое училище. Пару лет в Выборге парень со знаками отличия младшего сержанта на погонах обучал уму-разуму зеленых призывников. Но от судьбы не уйти. Несколько представителей поколений в роду Паньковых сохраняли верность изобразительному искусству.
Военная служба повлияла лишь на выбор направленности в творчестве. И в живописи, и в графике Лев Анатольевич верен морской тематике.
Как дополнение к экспозиции художник прикатил на «кравчучке» (два колеса и ручка) сложенные в сумке из парусины папки, альбомы с оригиналами и копиями, оставшимися за бортом выставки. Надолго приковала внимание фотокопия полотна «Погоня»: в штормящем море парусники—турецкий и российский. Вечный сюжет с известным финалом. Речь не о нем. Даже цветная бумага передает высокую технику живописи, которой владеет художник.
—У меня на руках не осталось ни одной достойной картины, исполненной масляными красками. Все они разошлись, как я с горечью говорю, по частным коллекциям. Чтобы сводить концы с концами, картины приходилось продавать.
Под шум дождяСанкт-Петербург—посещаемый туристами город. Я сам однажды оказался в их толпах и в Ораниенбауме, и в Петро-дворце, и в Русском музее, и в Эрмитаже. Но акварель с классическим видом знаменитого распахнутого моста и Адмиралтейства приобрел в Царском Селе у стен лицея. Везде местные художники тут как тут. Их полотна, листы картона и ватмана расходятся как горячие пирожки. Достаточно к определенным точкам прибыть автобусам с туристами. Мы со Львом Анатольевичем разошлись во времени.
—Живопись худо-бедно давала средства на пропитание, особенно в дни нелегких испытаний,—говорит художник,—графика, тушь, перо и лист плотной белой бумаги—мое хобби, за ними я душой отдыхаю.
Представленные на выставке работы напоминают произведения балаклавского художника Александра Завьялова. Но если присмотреться, они разные. На работах Александра Завьялова тона, полутона передают точечки, у Льва Панькова—штришки и штрихи, оставленные перьями различной толщины.
На суд зрителей Львом Анатольевичем представлены произведения исключительно морской тематики. Иных, полагаю, нет. Мы видим одного из первенцев Российского флота, боевой корабль «Орел», появившийся позже парусно-гребной фрегат «Апостол Петр», линейные корабли «Святой Павел» и «Победоносец».
Фрегат «Штандарт» воссоздавали питерские реконструкторы, чьи труды художник наблюдал в мельчайших деталях. Бран-стеньгу, хва-таль, горден-таль, дрей-рею, фокштах и прочие узлы и детали парусников надо передавать точно. Они зарисованы отдельно и состоят пока в одном авторском исполнении книги под названием «Шпаргалки». Главный труд Львом Анатольевичем посвящен Роме и Насте. Дети, как прабабушка и отец, тоже стали художниками.
Отдельный раздел выставки представили зарисовки в деталях Петропавловской крепости. По годам, с фиксацией изменений в облике твердыни.
Года три художник живет в Севастополе. Им овладевают новые сюжеты. Вот только бы походить по бухтам под туго надутыми парусами яхт. Крепнет мечта о встрече с писателем—соавтором книги о кораблях и море.
Церемонию открытия выставки Льва Анатольевича, как сказано, первой его в Севастополе, сопровождал шум дождя за окном, как где-то у Невы. Хорошая примета. Быть новым успехам. Верный признак.

А. КАЛЬКО.
На снимках: Л.А. Паньков и его работы.
Фото автора.

 

Другие статьи этого номера