Герои «Артека»

Герои «Артека»

Ему едва исполнилось 16, когда началась Великая Отечественная, а за ним уже были тысячи мальчишек и девчонок. Всесоюзный пионерский лагерь «Артек», рождённый 16 июня 1925-го,—вместе со всем Советским Союзом принял бой, начавшийся 22 июня 1941 года. Принял, победил, многими жизнями своих воспитанников, вожатых, сотрудников, защитников и освободителей заплатив за мир. Семеро ребят, когда-то побывавших в «Артеке», стали Героями Советского Союза, большинство—посмертно.

Из мира в войну

Мальчишки в бескозырках, девчата в панамах… Десятки голов вытянулись в сторону площадки, где кружит с лентой стройная девчушка, пионерка 4-го отряда Суук-Су Клава Пучина,—начало июня 1941-го. Последняя довоенная смена подходит к концу, где-то там, на трибунах, в бескозырке, и 14-летний Володя Дубинин из Керчи. Он, партизан, погибнет одним из первых «артековцев» в январе 1942-го. Снимок нашего будущего фронтового корреспондента Леонида Яблонского—пионерский костёр, посвящённый 17-летию присвоения комсомолу имени Владимира Ленина.
«Костровая площадка «Артека» нарядно украшена,—писал ялтинский собкор, будущий крымский партизан Михаил Сохань.—В гости к «артековцам» пришли их лучшие друзья: командиры, политработники и красноармейцы, отдыхающие в соседних санаториях. Среди них—Герои Советского Союза товарищи Левченко и Смирнов. Присутствовали и родители «артековцев», приехавшие в гости к детям: Тамара Ильинична (из Мурманска), Клавдия Дмитриевна (из Тернополя), Полина Ивановна (из Баку). На костровой площадке талантливые ребята демонстрируют своё искусство. Когда стемнело, в центре площадки зажгли костёр, украшенный большой лилией. «Пусть ярче горит наш пионерский костёр»,—хором произносят пионеры и гости. И сейчас же вспыхивает лилия, огонь разгорается всё ярче, освещая радостные лица ребят».
Эти строки газета, тогда «Красный Крым, опубликовала 3 июня 1941-го. Та смена успела вернуться в родные места, а вот выжить в войне, которая началась вскоре, смогли, увы, не все.
Из ребят, что приехали в пионерлагерь 19-21 июня 1941 года, погибли в войну минимум четверо: разведчик Элмас Велверис, стрелок Володя Васильчиков, пулемётчик Володя Катков и вожатый Владимир Дорохин. Они были призваны уже на Алтае, куда эвакуировалась смена из Крыма. Впрочем, скорее всего, погибших из той смены было больше: например 15-летний феодосиец Витя Коробков, подпольщик, казнённый фашистами в марте 1944-го, точно должен был поехать летом в «Артек», во второй раз (впервые был в 1938-м). По одним воспоминаниям, не успел, по данным же, опубликованным на сайте истории пионерлагеря, узнал о Великой Отечественной именно там.
Их набралось 200 ребят, кому уже никак нельзя было добраться в родные края, где орудовали фашисты. Смена открылась, как и планировалось, 22 июня, но уже без праздника, без костра (светомаскировка), лишь флаг взмыл вверх по флагштоку. Утром следующего дня по домам забрали крымских ребят, чуть позже приехали родители за московскими и ленинградскими, а остальные (впервые в тот год в лагерь направили детей из западных областей Украинской, Молдавской, Белорусской ССР, Прибалтики) остались. В июле новый начальник лагеря Гурий Ястребов отдал приказ спустить флаг. Смена не закрывалась, «Артек» просто «отправился в экспедицию». Подмосковье, Сталинград, донская станица Чир, снова Сталинград, Камышин, Казань, Уфа, Омск, Новосибирск, Барнаул, Бийск, Белокуриха… Почти полтора года в пути, без малого 8 тысяч километров. Ребята с болью узнали, что в их любимом крымском лагере с 6 ноября орудуют фашисты, и с верой в Победу провожали на фронт друзей и вожатых, например Алексея Диброва, Анатолия Пампу, боролись с тифом—вместе с пионерами слегла и вожатая Нина Храброва, трудились в госпиталях, колхозах, в порту, переживали бомбёжки и обстрелы…
И собирали вместе с вожатыми Антониной Сидоровой, Анастасией Бурыкиной, другими немногочисленными сотрудниками деньги для фронта—всем «Артеком»: более 116 тысяч рублей направили в Фонд обороны. «Благодарю пионеров всесоюзного санаторного лагеря «Артек» имени Вячеслава Молотова за заботу о Красной Армии»—такую телеграмму им направил Иосиф Сталин, Верховный Главнокомандующий.
Та смена, июня 1941 года, окончилась лишь 12 января 1945-го, флаг пионерлагеря спустили на Алтае. Но другой «артековский» флаг к тому времени вновь реял в Крыму: «Через четыре месяца после освобождения Ялты «Артек» вновь открылся. Его возродили местные жители, воины Красной Армии, бывшие «артековцы», вся страна, чтобы дети войны могли отдохнуть у самого ласкового моря и хоть на миг забыть пережитые ужасы». Эти строки «Крымская правда» опубликовала 13 августа 1944-го. Первые 300 ребят, дети крымских партизан, разместились в том числе и в армейских палатках, что подарила лагерю Клементина Черчилль, супруга премьер-министра Великобритании.

Навсегда в памяти

«Артек»—в нас навсегда!» У ребят той самой длиной смены эти слова были девизом. Навсегда в памяти «Артека» и его погибшие сотрудники: Наум Бруславский, Баринов (имя, увы, не сохранилось), Николай Гнеденко, Ольга Корниенко, Александр Малянчиков, Анатолий Манжос, Константин Миронов, Фаина Озик, Иван Парфёнов, Адольф и Оскар Раабе, Любовь Столярова, Михаил Табачков, Владимир Филь, Анатолий Цигельман, Борис Чернов… И неизвестный матрос, чьё тело на «артековское» побережье вынесли волны и которого тайком похоронили местные жители в феврале 1943-го, когда два наших корабля пытались прорваться к Крыму…. И тысячи ребят, в чьей жизни, часто такой коротенькой, был «Артек».
Имена не всех сохранились. Кроме уже названных, были: артиллерист и подпольщик Иван Туркенич, как приводит портал artek.org, смена 1936-го; санинструктор Марионелла (Гуля) Королёва, смены 1936-го и 1937-го; партизанка Лиля Карастоянова, смены 1929-го и 1930-го; партизан Радик Руднев, в 1931-м в «Артеке» его принимали в пионеры; разведчица Кетеван Модебадзе, смена 1933-го; танкист Валентина Бархатова, смена 1937-го; в том же году побывали в пионерлагере Илита Даурова и Харитон Саламов, будущие военные лётчики; в 1938-м отдыхал в «Артеке» Георгий Шевченко, позже военный инженер; этот же год—смена морпеха Германа Шакирова, а за два года до войны в пионерлагере был Алексей Лярский, наводчик орудия. Почти все они погибли, многие награждены орденами и медалями посмертно.
Из «артековцев», Героев Советского Союза, о Победе узнал только лётчик Амет-Хан Султан (смена 1935-го, дважды Герой). Остальные шестеро награждены посмертно: артиллерист Алихан Гагкаев, пулемётчик Рубен Ибаррури, танкист Анатолий Мельников, лётчик Евгений Францев, а двоим, снайперу Алие Молдагуловой и лётчику Тимуру Фрунзе, на момент гибели не было и 19. У этих 18-летних ребят схожая судьба: Алия родилась 25 октября 1925-го в Казахстане, рано осталась сиротой, воспитывалась сначала у дяди, потом в ленинградском детдоме. Тимур родился 5 апреля 1923-го, сын Михаила Фрунзе, воевавшего в Гражданскую в Крыму, тоже рано осиротел, воспитывался в семье Климента Ворошилова. На фронт оба ушли добровольцами: девушка окончила женскую школу снайперской подготовки, а юноша—Качинскую военную авиашколу имени Александра Мясникова. Алия погибла в бою за деревню Казачиха Псковской области 14 января 1944-го, Тимур—в воздушном бою над Старой Руссой Новгородской области 19 января 1942-го. В родном «Артеке» на памятном знаке имена погибших ребят из довоенных смен—«Они были «артековцами»…

Н. БОЯРИНЦЕВА.
(«Крымская правда», июнь 2021 года).

Другие статьи этого номера