«Нам путь героев продолжать…»

«Нам путь героев продолжать...»

Член Союза композиторов Российской Федерации, педагог и дирижер Борис Миронов—заслуженный работник культуры УССР, лауреат премии Республики Крым, отличник образования Украины, отличник образования России… Роскошный букет престижных наград и почетных званий музыканта дополняет редчайший знак отличия: Борис Алексеевич—почетный пионер города-героя Севастополя.

 

В мае 1972 года решением горкома партии так было отмечено создание композитором Борисом Мироновым и поэтом Кириллом Кирилловым песни «Мы—севастопольцы».
Тогда же секретарь по идеологии А.Д. Иванов вручил авторам произведения соответствующие подтверждающие документы, а также именные пионерские галстуки.
Нам бы выдержать паузу с написанием и публикацией сегодня задуманного очерка. Ведь через год на пороге встанет полное 50-летие этапной в творчестве композитора песни и всего, что сопутствовало этому событию. Однако же…
Создатели документального кинофильма «Подвиг Севастополя» предложили маэстро написать песню. Борис Миронов посвятил ее последним защитникам 35-й береговой батареи. Исполнить это произведение первым охотно согласился признанный в стране мэтр Иосиф Кобзон.
Борис Алексеевич помнит имена первых исполнителей лучших своих вокальных сочинений. Считай, полвека назад знаменитый в ту пору вокально-инструментальный ансамбль «Юность» со своим запевалой 14-летним Валерием Азимковым вышел на сцену родного городского Дворца пионеров с песней «Мы—севастопольцы».
В настоящее время Валерий Николаевич проживает в Орле. Периодически он приезжает в город своего детства. При этом Валерий Азимков видится со своим учителем. Так было и нынешним летом. Чем не повод именно сейчас обратиться к перу и бумаге?
Как родилось знаковое в творчестве Бориса Миронова и в культурной жизни города произведение? В 1972 году в Одессе на базе оздоровительного лагеря «Молодая гвардия» проходил финал всесоюзной игры «Зарница» с участием лучших команд союзных республик и крупных городов страны от Курил до Калининграда. Представлять Севастополь на нем получили право юнармейцы 32-й средней школы. Ее директор М.В. Калмыкова и другие ответственные лица, которые готовили ребят к серьезным испытаниям, пригласили маэстро в свой штаб. Достаточно насыщенная программа предстоящего выступления команды в «Молодой гвардии» включала и ее выступление с номером художественной самодеятельности.
Борис Алексеевич решил сразу: номер севастопольцев должен быть вокально-танцевальным. Рядом с ним встал артист хореографической группы Ансамбля песни и пляски ЧФ Дмитрий Грединар. Кульминационный момент предложенной ими композиции: к девушке сходит с пьедестала оживший юный герой Великой Отечественной, чтобы закружиться в танце. Нет, об этом не рассказывать надо. Это надо было видеть. Сотни зрителей смотрели на сцену увлажненными глазами. Никто не замечал очистительных слез на щеках. Само собой разумеется, авторитетное жюри команде Севастополя присудило первое место. Наши ребята из 32-й средней школы были первыми от Курил до Калининграда. Вклад Бориса Миронова в общий успех был заметным.
Дома на родных улицах и площадях Бориса Алексеевича долго не отпускало чувство удовлетворения от свершенного—не собой, а ребятами. Улыбающегося, не идущего, а словно парящего композитора на улице встретил Кирилл Кириллов. «Что с вами?»—осведомился поэт. Борис Миронов кратко, как смог, рассказал об Одессе, обо всем, что произошло в этом славном городе. «А я,—сказал Кириллов,—стихотворение написал».
Что это было за стихотворение!
По ветру ленточки полощутся,
И в море штормы будут нас встречать.
Мы—севастопольцы, мы—севастопольцы,
Нам путь героев продолжать.
Эти строки будто снова вернули Бориса Алексеевича в Одессу. Не дочитав рукопись, не попрощавшись с ее владельцем, он побежал к музыкальному инструменту.
Мелодия к стихотворению Кириллова родилась на одном дыхании. К вечеру был готов чистовик на листах нотной бумаги. Утром следующего дня по проторенной тропке Борис Алексеевич пришел в редакцию «Славы Севастополя»…
В течение десятилетий об этапных творческих вершинах маэстро писали обладатели «золотого пера» старейшей городской газеты: Дмитрий Ткаченко, Владимир Шаламаев, Елизавета Юрздицкая… На стихи нашей коллеги, в настоящее время редактора газеты Натальи Троицкой, композитор написал несколько песен. Одна из них—«Первый мой причал» (баркарола) звучала с концертных подмостков в исполнении Ансамбля песни и пляски Черноморского флота.
Итак, как уже было сказано выше, по проторенной тропке Борис Миронов утром пришел в редакцию «Славы Севастополя». Не прошло и суток—и очередной номер «Славы…» вышел не только со стихами, но и с нотами песни «Мы—севастопольцы», ставшей легендарной.
Чуть позже состоялось ее официальное представление публике. Выбирая запевалу, маэстро попал в «десятку». «Валерий Азимков, как мало кто из его сверстников, подростком обладал дискантом—высоким детским голосом»,—говорит сегодня Борис Миронов.
Меня лучше поймут те, кто в течение срочной службы ходил в строю. Без песни шеренги воинов идут абы как. «Р-раз-два-а, р-раз-два-а»,—старшине хоть глотку порви, ничего не помогает. Но следует команда «Запевай!»
Там, где пехота не пройдет
И бронепоезд не промчится,
Угрюмый танк не проползет,
Там пролетит стальная птица…
На второй же строчке строй взбодряется. Подбородки солдатиков поднимаются, глаза вспыхивают огоньками, «горох» уходит—это шаг в строю становится четче.
Вот так и песня «Мы—севастопольцы» прошла звонкие вехи богатой на события своей истории. Свыше двух десятков лет с пронзительными словами и мелодией песни «Мы—севастопольцы» широко, весело, с задором шагали по магистралям центра города участники шествий по случаю Дня пионерии.
В период новейшего отечественного прошлого песня «Мы—севастопольцы» стала гимном Союза детских организаций города-героя. Ее подхватили хоры курсантов президентского кадетского училища и других учебных заведений. Есть основания утверждать, что песня «Мы—севастопольцы» сказалась на судьбе ее первых и последующих исполнителей. Несколько фамилий: Василий Овчинников, Людмила Комарова (Чурсина), Анна Скляр, Александр Иванов, Сергей Поддубный… Все они, а также некоторые другие товарищи после окончания профильных учебных заведений стали артистами-вокалистами профессиональных художественных коллективов. В настоящее время Владимир Самсонов, например, является солистом Мариинского театра оперы и балета в Санкт-Петербурге.
К Борису Миронову заглянули Людмила Комарова и Сергей Поддубный, чтобы пообщаться с гостем. Валерий Азимков тоже имел возможность трудиться в искусстве, но жизнь распорядилась по-своему. Вот-вот минет сорокалетие, как Валерий Николаевич водит автобус по улицам Орла. Он никогда не расставался с музыкой. Отроком еще в Севастополе, когда «по возрасту» пришлось оставить «Юность», Валерий не ушел из Дворца пионеров. Маэстро не отказал в предоставлении Азимкову и его друзьям музыкальных инструментов, помещения для репетиций их ансамбля. В армии был второй созданный им творческий коллектив. И сейчас нередко случается так, что Валерий поет, сидя за рулем. Иной раз так увлечется, что восхищаются пассажиры в салоне.
* * *
Веснами нескольких последних лет на улицах не звучит марш-гимн «Мы—севастопольцы». Но не вечен гнет ковида. Будет конец карантинным ограничениям, и тогда, надеется Борис Миронов, под звуки его произведения снова двинет по улицам Севастополя живое половодье ребятни:
Мы—севастопольцы,
Мы—севастопольцы!
Нам путь героев продолжать…

 

А. КАЛЬКО.  

 

На снимке: первое исполнение песни—Борис Миронов с сынишкой Геной и Валерием Азимковым.

 

P.S. Сегодня, по случаю своего дня рождения, Борис Александрович принимает поздравления от друзей, учеников, почитателей его произведений.

Коллектив газеты «Слава Севастополя» к ним присоединяется.

 

Письмо в редакцию

Уважаемые друзья!
Позавчера, считай в канун своего 88-летия, я получил удостоверение члена Союза композиторов России, подписанное коллегой Алексеем Рыбниковым. Выражаю искреннюю благодарность газете «Cлава Севастополя», которая с пониманием относится к моему творчеству и неразрывно участвует в моей творческой судьбе.

C любовью Борис Миронов.

Другие статьи этого номера