По руке: сеанс у хироманта

...И всё ведь сошлось!

Признаться, к хиромантам я всегда относилась скептически. Не верила, что по линиям на ладони можно узнать судьбу, тем более что линий-то не особо много, а событий в жизни—множество. Но мое мнение изменилось…

 

Случай с Твеном

Скептицизма мне прибавлял опыт одного из моих любимых писателей—Марка Твена. Известен такой факт: однажды он посетил невероятно популярного в те годы хироманта, который выдал про писателя такие факты и детали, которые оказались… вымышленными. Твен нарочно выдумывал истории, якобы, из своей жизни и рассказывал их на встречах с читателями. «Я нарочно плодил сплетни о себе, чтобы людям было, о чем поломать языки,—позднее написал Твен.—А хиромант выдал мне мои же сплетни за правду!» Известно также, что хиромант высчитал, что Твен умрет в 1901 году. После этого в течение 9 лет каждый свой день рождения он отправлял хироманту издевательскую телеграмму со словами: «Привет с того света».
Хиромант, которого я нашла в интернете, историю с Марком Твеном знал. Более того, на своей официальной страничке он оправдывал своего коллегу из прошлого, говоря, что присматриваясь к линиям на ладони, тот ошибся, вместо «10» сказав «01». Именно с обсуждения этой пикантности и началась наша встреча с хиромантом Федором.
Попасть к нему на прием было просто, даже запись не потребовалась. Он сразу сказал: «Приезжайте». «Это телепередачи про экстрасенсов нам все подпортили,—пожаловался Федор.—Раньше очередь занимали за несколько дней, в коридоре ждали приема. А сейчас все идут не к нам, а к ним… Хотя я им не верю. Ну не может человек закрыть глаза и видеть будущее. То ли дело хирология—наука, живущая по своим законам, не меняющимся столетиями…»

 

Прошлое и будущее

Мы располагаемся на небольшой кухоньке обычной квартиры. Хиромант, слегка смущаясь, поясняет: своего салона у него нет, вот и приходится работать на дому. Хотя в конце 90-х он арендовал целый офис в центре города. Сейчас же дела так плохи, что из основного источника дохода чтение рук превратилось в хобби, а подрабатывать он вынужден слесарем (трудится на домостроительном комбинате).
—А что ж вы по своей руке не предвидели такую судьбу?—пытаюсь подшутить нам ним, на что он вполне серьезно заявляет:
—Предвидеть-то предвидел, но что толку? Если тебе предначертано, что ты утонешь, так ты даже если из дома не выйдешь, прорвет трубы и тебя зальет водой… Нельзя изменить то, что тебе предначертано.
Я предлагаю перейти уже к делу и протягиваю Федору руку: «Начнем?» Он берет мою руку в свои, переворачивает ладонью кверху и уточняет, что именно я хочу узнать: прошлое или будущее? Ясное дело—будущее. «Тогда давайте правую руку,—говорит он.—На левой отпечатываются события прошлого, а на правой—будущего».
Взяв лупу с толстенными линзами он буквально склонился над моей рукой и минут десять пытался что-то в ней углядеть, периодически произнося: «Так-так… Понятненько… Ясно… Ага-ага…» Наконец, закончив сбор информации, он был готов ею поделиться.
—Я вам сейчас скажу в общих чертах, что будет,—пояснил он.—Те моменты, что заинтересуют, будем смотреть отдельно. Я возьму линейку, калькулятор, и мы будем уже просчитывать точные даты в зависимости от длины линий относительно размера руки.
Я не возражала. И… хироманта понесло. Он выдал кучу информации про семью и друзей, про работу и недвижимость, про болезни и финансовую прибыль… Самым ярким было, пожалуй, то, что незадолго до смерти—уже в почтенном возрасте, находясь на пенсии, я вдруг разведусь со своим мужем, заведу молодого любовника и, несмотря на осуждения подруг и собственных детей, выйду за него замуж, но не доживу и до годовщины свадьбы. Видимо, умру от счастья…
Выслушала я все это с нескрываемым интересом, но, поскольку проверить точность пророчеств можно будет лишь спустя годы, решила попытать Федора прошлым, дав ему на растерзание левую руку. Он усмехнулся: «Вот почти со всеми так! Сначала говорят, что интересно будущее, а потом не верят, что так все будет, и просят прошлое, чтоб проверить, ошибаюсь ли я».

 

Разоблачение

—Ой, а у вас ручка тут видится,—после очередного зависания с лупой заявил он.
Я переспросила, что хиромант имеет ввиду.
—Ну ручка, пишущая!—пояснил он.—Это значит, что вы по жизни или журналист, или писатель, это ваш основной источник дохода на долгие годы. Так?
Я молчала—не торопилась раскрывать карты.
—Да я знаю, что прав. Вы что ж это, хотите про меня что ли писать? Ну и как, не получается разоблачение?
Я пожала плечами:
—Пока не знаю. Посмотрим, что вы еще про меня скажете.
—Ну раз так, надо мне вдвойне сосредоточиться,—нахмурившись, он снова стал изучать левую ладонь, склонившись над ней так, что почти касался носом.
После очередной паузы он вдруг стал называть действительно важные события в моей жизни одно за другим, причем безошибочно и в хронологическом порядке.
«Окончили школу, поступили в институт со второго раза… После двух лет бросили учебу, выбрали специальность журналиста и пошли уже в другой институт… В молодости был жених-иностранец. Он уехал за границу, звал вас с собой, но вы расстались. У вас мог быть с ним ребенок, сами виноваты, что не сложилось… Была страшная авария примерно в 25 лет в Подмосковье, чудом выжили, но несколько месяцев в больнице… Вы крещены в сознательном возрасте, после аварии. Ваша крестная умерла совсем недавно, года полтора назад…»
Было еще несколько фактов, знать о которых хиромант не мог, угадать случайно—тоже. А вишенкой на торте стало то, что он сказал о животных: «В вашей жизни было четыре кошки: три умерли от старости, четвертая сейчас живет с вами…»
—Это-то откуда знаете? Тоже линии на ладони?—не поверила я.
—Линии… По линиям можно прочитать все,—ответил он.—Они как досье на человека, там все записано. И, кстати, линии на левой руке неизменны, потому что прошлое не изменить, а на правой меняются, потому что мы можем менять свою судьбу. Вот хотите верьте—хотите нет…
Я—поверила.

 

Газета «Аномальные новости».

Другие статьи этого номера