Юрий РЕДЬКИН: «Всегда можно найти решение»

Юрий РЕДЬКИН:  «Всегда можно найти решение»

«Решение всегда можно найти»,—убежден заместитель руководителя Главного следственного управления СК России по Крыму и Севастополю—руководитель Севастопольского межрайонного следственного отдела Юрий Петрович Редькин. Это касается той огромной работы, которую следователи выполняют вне рамок своей служебной деятельности, помогая людям, казалось бы, с нерешаемыми проблемами. А есть еще и основные обязанности, которые севастопольские следователи выполняют блестяще, раскрывая коррупционные дела, тяжкие и особо тяжкие преступления. Продолжается работа с «украинским наследием». В канун профессиональноого праздника—Дня сотрудника органов следствия Российской Федерации—о самых резонансных преступлениях, совершенных в Севастополе, о том, как удалось найти преступников и есть ли у следователей «профессиональное выгорание»—в интервью «Славы Севастополя» с Юрием Редькиным.

 

—Юрий Петрович, севастопольским следователям до сих пор приходится сталкиваться с «украинским наследием» или уже все дела завершены?
—В марте 2014 года мы получили сотни нераскрытых тяжких и особо тяжких преступлений. Работа проводится до сих пор, но вместе с тем таких дел становится все меньше. Раскрыты десятки преступлений. Все они находятся на контроле председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина. Только в I полугодии 2021 года следователи раскрыли 27 преступлений прошлых лет, 19 уголовных дел направлено в суд. 12 из них—тяжкие и особо тяжкие. В прошлом году—25 преступлений, 14 уголовных дел направлены в суд.
Один из примеров—расследование уголовного дела по факту убийства жительницы Севастополя в 2007 году. В ходе следствия установлено, что данное преступление совершено лицом, уже осужденным к пожизненному лишению свободы, Павлом Бондаренко.

—Тот самый «севастопольский маньяк», который был задержан в 2015 году?
—Да, тот самый. Причем он безнаказанно совершал преступления много лет, в украинские времена. Он был осужден за совершение еще четырех аналогичных убийства и одно покушение на убийство на территории Севастополя в период с 2008-го по 2015 год. При этом 4 преступления также были совершены до 2014 года и раскрыты следователями в 2016-2017 годах.

—Но это же очень сложно—раскрыть преступление, когда прошло столько лет…
—Конечно. Практически все приходится делать заново, собирать информацию по крупицам. Делать большое количество экспертиз. С момента убийства первой жертвы прошло 12 лет, но были собраны достаточные доказательства для предъявления осужденному нового обвинения. Уголовное дело направлено в Севастопольский городской суд с обвинительным заключением. В Севастополе есть свой штат опытных экспертов, но при необходимости направляем материал для экспертизы в Москву.

—Какая на сегодняшний день раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений в Севастополе?
—Все преступления, которые были совершены в I полугодии текущего года, раскрыты. Лица, совершившие преступления, привлечены к уголовной ответственности. Всего было окончено 15 уголовных дел о совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Десять уголовных дел расследовалось по статье 105 УК РФ («Убийство») и ч. 4 ст. 111 УК («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»). Некоторые дела получили широкую огласку. Например, практически все слышали, что в Гагаринском районе в садовом товариществе «Электрон-2» пропала 33-летняя жительница Севастополя. Изначально поступило сообщение о безвестном исчезновении. Провели проверку, возбудили уголовное дело, поскольку обстоятельства ее исчезновения предположительно носили криминальный характер.
От редакции: Это дело шокировало всех севастопольцев: три дня волонтеры и полиция искали пропавшую Марину Футурнюк. Ее тело с признаками насильственной смерти было обнаружено недалеко от ее дома на пустыре. В убийстве подозревается муж погибшей—президент федерации универсального боя Севастополя.
В результате семейного конфликта у мужчины возник преступный умысел, направленный на убийство. После чего он погрузил труп жены в багажник автомобиля, доехал до участка, расположенного в районе Монастырского шоссе, где и закопал труп без одежды в заболоченном овраге.
Это уголовное дело до настоящего времени находится в производстве следователя, сейчас проводятся экспертизы, ведется работа над закреплением доказательственной базы, в ближайшее время планируем завершить и направить его в суд.

—К поискам пропавшей активно привлекались волонтеры. Насколько эффективно они сотрудничают со следователями?
—Взаимодействие нормальное. Без волонтеров было бы проблематично вести поиски. Мы с ними сотрудничаем, они оперативно откликаются, в том числе с нами плотно работают волонтеры из поискового движения «ЛизаАлерт». Несколько лет назад в наш регион приехал турист и пропал. Волонтерам удалось найти череп человека, наши эксперты его идентифицировали, установили, что останки принадлежали именно этому туристу.

—На мой взгляд, особенно тяжело морально расследовать дела, связанные с преступлениями в отношении несовершеннолетних. Как много таких преступлений в Севастополе?
—Работе с несовершеннолетними уделяется особое внимание. Это одно из приоритетных направлений деятельности ведомства. В прошлом году в производстве следователей находилось 102 уголовных дела о преступлениях в отношении детей. Расследовано 43. В этом году—уже 71, окончены 29 уголовных дел. Нужно сказать, цифры тревожные. Поэтому следственное управление ведет работу по профилактике подобного рода преступлений. Действует круглосуточная экстренная телефонная линия «Ребенок в опасности» (123) для немедленного реагирования на сообщения о преступлениях. По этому номеру может позвонить сам ребенок—следователи гарантированно отреагируют и окажут помощь.
Чаще всего в отношении несовершеннолетних совершаются преступления против половой неприкосновенности. Но дело в том, что в украинские времена за развратные действия в отношении несовершеннолетних уголовные дела не возбуждались. А в российском законодательстве есть такая статья Уголовного кодекса. Жительницы Севастополя рассказывали, что раньше обращаться в органы не было особого смысла. А сейчас число обращений растет, так как высок рост доверия к нашему ведомству. Дети (это и девочки, и мальчики) стали отчетливо понимать, чего нельзя позволять в отношении себя. Этому предшествовала кропотливая работа следователей. Например, дети увидели злодея, который приставал к ним на улице, сообщили следователям. Порой преступники пользуются интернет-ресурсами, мы отслеживаем. А в семьях нередко подобные преступления совершают отчимы.

—А что касается преступлений, которые совершают несовершеннолетние?
—Несовершеннолетние чаще всего совершают кражи, грабежи и угоны. В основном это дети из не совсем благополучных семей. Обеспокоенность вызывает использование подростков в закладке наркотиков. В прошлом году, к примеру, подросток помещал в тайники на территории Нахимовского района наркотические средства. То есть делал так называемые «закладки». Удалось полностью подтвердить вину несовершеннолетнего, отыскать 10 «закладок». Общий вес найденных наркотиков составил 4,6 г. В марте текущего года в отношении обвиняемого был вынесен приговор. Всего в 2020 году расследовано и направлено в суд 23 уголовных дела в отношении 29 подростков. Но прежде всего, я убежден, здесь также должна быть профилактика преступлений.
Год назад открылся филиал Санкт-Петербургского кадетского корпуса СК России на базе Инженерной школы. Туда набирают ребят по конкурсу, но 40% детей—из семей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Даже если выпускник не станет следователем, он уже не попадет в маргинальную среду. Кстати, в прошлом году был конкурс 3-4 человека на место, а в этом (второй набор)—уже 12.

—Севастопольцы всегда особенно остро реагируют на коррупционные скандалы. Удается ли довести такие дела до суда, были ли вынесены приговоры?
—Только за шесть месяцев текущего года наше управление зарегистрировало 30 сообщений о преступлениях коррупционной направленности. По результатам их рассмотрения возбуждено 21 уголовное дело. В мае этого года Гагаринский районный суд вынес приговор бывшему проректору Севастопольского государственного университета. Доказано, что с декабря 2019-го по февраль 2020 года он получил взятку в размере 5,5 млн рублей. Связано это с реализацией госконтракта на строительство учебно-лабораторного корпуса СевГУ. Взятку он получил за нерасторжение контрактов в случае, если работы не были бы выполнены в установленные сроки. И за пролонгирование платежей по контрактам с последующей передачей ему 5% суммы от всех платежей. Теперь он проведет 6 лет в колонии строгого режима.
В настоящее время в Балаклавском районном суде рассматривается дело в отношении сотрудников Севастопольского лесничества. Они обвиняются в получении взятки в крупном размере от физических и должностных лиц, которые занимались незаконной заготовкой и сбором валежника.

—Иногда следователям приходится возбуждать уголовные дела по невыплате зарплаты. В каких случаях наступает уголовная ответственность?
—Одним из приоритетных направлений работы следователей, особенно в условиях пандемии, является расследование дел по фактам невыплаты зарплаты и восстановления прав граждан. Уголовные дела возбуждаются не сразу—сначала, если нарушены трудовые права, необходимо обратиться в трудовую инспекцию, прокуратуру, суд. Но если период полной невыплаты зарплаты превысил два месяца либо период частичной невыплаты—три месяца, тогда уже это становится уголовным преступлением. За 6 месяцев наши следователи возбудили 12 уголовных дел по таким фактам, окончено расследование по 11 уголовным делам. Мы остро реагируем на каждый сигнал о невыплате зарплаты и иных социальных выплат, ведем приемы граждан по этой проблеме, активный мониторинг СМИ на предмет выявления таких нарушений. И, конечно, же наша основная задача—принятие мер для возмещения ущерба людям.

—Люди стали больше доверять следователям или нарушений стало больше?
—Думаю, что люди стали нам больше доверять. Есть категория граждан, которая работает без трудовых договоров. Но хочу отметить, что это не является препятствием к принятию заявления. При необходимости следователи сами отыщут и изымут все интересующие нас документы. В качестве положительного примера могу привести расследование уголовного дела в отношении директора строительной фирмы ООО «СК Альфа». Он задолжал 54 сотрудникам заработную плату на сумму более 7 млн рублей. В ходе следствия ущерб был полностью возмещен, работникам выплачена заработная плата. Уголовное дело прекращено в мае этого года в связи с деятельным раскаянием. Всего в I полугодии в ходе расследования возмещен причиненный потерпевшим ущерб в результате невыплаты заработной платы на общую сумму 10 млн 447 тыс. рублей.
Отмечу, что пострадавшие граждане могут обратиться в Главное следственное управление, для этого есть несколько способов—подробная информация о контактах имеется на сайте ведомства.

—Убийства, изнасилования, коррупционные дела—как во всем этом не «заработать» профессиональное выгорание?
—По своему опыту скажу: если человеку нравится работа, у него нет профессионального выгорания. Усталость, да, есть. Но у нас существуют все механизмы для мотивации, поощрения сотрудников, для отдыха. Есть санаторий для следователей в Ялте. Руководители должны заботиться о своих сотрудниках. За ненормированные рабочие дни дополнительно предоставляется 12 суток к отпуску. Огромную поддержку оказывают семьи, коллеги. Проводятся, например, совместные турниры по футболу, волейболу, творческие конкурсы. Люди приезжают с супругами, с детьми.

—Я так полагаю, что дефицита сотрудников у вас нет?
—Дефицита нет. Сейчас штат севастопольского подразделения—40 сотрудников (75%—это молодежь). Все работают отлично. В прошлом году, когда был выпуск в Академии Следственного комитета, в Севастополь приехали три лейтенанта. Они уже многое знают, многое умеют.

—А куда исчезли люди среднего возраста?
—Уходят на повышение. Кстати, тоже хорошая мотивация для следователей—возможность карьерного роста. Интересно, что после 2014 года многие следователи приезжали в Севастополь и Крым, думая, что здесь курортный город, работать будет приятней. А еще люди пенсионного возраста. А требования, наоборот, оказались очень высокими. Некоторые романтики не проработали долго.

—Судя по всему, севастопольские следователи стараются быть максимально доступными для граждан.
—Работа с населением—важное направление в деятельности органов Следственного комитета в целом. А задача офицеров ведомства—помочь людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Наше управление использует максимально возможные каналы связи. На официальном сайте управления действует интернет-приемная, дистанционный прием осуществляется по скайпу. Каждую неделю я провожу личный прием. На него можно записаться по телефону 53-13-00.

—Юрий Петрович, следователи СК часто подключаются к ситуациям вне сферы своей деятельности, когда людям нужны помощь и поддержка. Наверняка такие примеры есть и в Севастополе?
—К нам все больше и больше приходят людей. Иногда можно сказать, что это совсем не наше дело. Но человек говорит: «Помогите! Вы всем помогаете!» И мы, если можем помочь, помогаем. Если не мы, то кто? Была очень возмутительная ситуация, когда инвалид-колясочник Дмитрий Борисович Бурдюж несколько лет практически взаперти находился в своей квартире. Сначала управляющая компания не отвечала на его запросы. Через суд удалось добиться установки пандуса. В итоге его установили с углом наклона 30 градусов, при нормативах не больше 10. То есть пользоваться пандусом было нельзя. Пришлось нам вмешаться. И решение было найдено.
По публикациям в СМИ мы узнали о нарушении прав ветерана Великой Отечественной войны. На улице Шатурской в Инкермане не ремонтировалась дорога, ведущая к его дому. Был затруднен проезд «скорой». Выяснилось, что статус дороги не был определен, она не относилась ни к муниципальной собственности, ни к автомобильным дорогам общего пользования. В деятельности должностных лиц нет преступных действий. Но наше ведомство направило письмо в региональное правительство с просьбой принять меры по определению статуса дороги. Сейчас асфальтобетонное покрытие на улице Шатурской выполнено в полном объеме. А права ветерана восстановлены.

—Было бы отлично, если бы все профессионально выполняли работу на местах. Меньше пришлось бы вмешиваться вашему ведомству…
—Проблема в том, что не все чиновники в людях видят таких же людей, как и они сами. Не пытаются их понять. А ведь решение всегда можно найти. Его нет, если уже совершено преступление. Тогда нужно отвечать по закону. А в остальных ситуациях выход есть.

 

Анна БРЫГИНА.

Фото В. Докина.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера