Последний рейс «Святого Александра»

Последний рейс «Святого Александра»

Собственно, этот недолгий рейс был единственным для линкора.
Экспедиция Тульского регионального отделения Русского географического общества приступила к исследованию дна Черного моря у мыса Тарханкут на западе Крыма, где в 1786 году потерпел крушение корабль «Святой Александр». Это был первый и последний рейс линейного 66-пушечного корабля XVIII века. Во время шторма он разбился о камни, но экипажу, к счастью, удалось спастись. Еще в 2005 году дайверы обнаружили место крушения линкора. С тех пор туда постоянно направляются экспедиции. Часть находок, поднятых со дна моря, передана в севастопольский музей.

—В 2005 году мы обнаружили остатки корабля, этому предшествовали годы работы в архиве,—рассказал журналистам руководитель экспедиции Олег Золотарев.—Судно сохранилось как материальный комплекс корабля XVIII века, хотя ничем себя в плавании не проявило. Мы ныряем, смотрим, собираем информацию. Корабль разломило, на рифе осталась малая часть, а многое не найдено. Беседуем с рыбаками, местными жителями. Разброс остатков—почти на пять километров по берегам бухты. Есть чем заниматься. Помимо места крушения «Святого Александра» мы выяснили и локализовали место крушения императорской яхты «Ливадия». Оно было забыто, и именно тульская экспедиция установила это место.
Как рассказывает Олег Золотарев в своей исследовательской статье «Экспедиция на «Святой Александр», опубликованной в журнале «Нептун», корабль «Св. Александр» был спущен на воду 11 апреля 1786 года и уже 5 июля был отправлен рекой от Херсонской верфи в Днепровский лиман. Командир корабля—капитан 2 ранга Дмитрий Доможиров, опытный моряк.
В «Кратком экстракте», хранящемся в РГА ВМФ, по часам зафиксирован весь недолгий путь линкора. «К 18 сентября было загружено: балласта чугунного—15522 пуда, песчаного балласта—4112 пуда, муки ржаной для отправки в Севастополь—1639 четвертей. Морского провианта на корабле было из расчета по 500 ежедневных порций на три месяца. Воды пресной залито в 318 бочек разных рук (разной емкости.—Ред.). Боеприпасами и артиллерией корабль был укомплектован по штату».
22 сентября 1786 года корабль вышел в открытое море и взял курс на Севастополь. 23 сентября погода сменилась на пасмурную, под марселями корабль прошел мыс Гаджибей. Волнение моря усиливалось, темнота и облачность не давали возможности провести обсервацию.
Корабельный доктор Э.В. Дримпельман позже написал: «В двенадцатом часу ночи ветер внезапно превратился в бурю, шедшую с моря, и погнал со всею силой корабль на берег. Руль и паруса отказывались служить, и стало очевидно, какая ужасная участь ожидала всех нас. Все, что только могли сделать искусство и человеческия силы, было сделано, чтобы по возможности спасти корабль и людей… Громадными волнами и силою свирепевшей бури наш корабль бросило на камни и разбило недалеко от Тарханхута».
Судно застряло в каменистой расщелине, и для спасения корабля экипаж стал сбрасывать за борт чугунный балласт и муку. Одновременно спустив на воду шлюпку и катер, моряки срубили все три мачты корабля, поскольку их раскачивание могло привести к быстрому разрушению корпуса судна.
Из воспоминаний доктора: «Берег, на который мы вышли, был пуст; никакого следа, чтобы люди посещали его или тут жили. …Из разбитаго корабля, обломки котораго, к счастию, держались еще в продолжение нескольких дней, мы ничего не могли взять в день нашего спасения по причине весьма сильнаго волнения. На другой день, напротив, буря прекратилась совершенно, море успокоилось, и можно было безопасно попытаться послать лодки с людьми на разбитое судно, чтобы достать находящиеся там съестные припасы. Бочки с мясом, сухарями, которые, к сожалению, уже очень попортились от морской воды, с водкою и, что всего важнее, бочки со свежею водой были привезены на берег, и таким образом люди были на некоторое время спасены от голодной смерти».
Только на 12-й день после кораблекрушения моряков снабдили всем необходимым и на телегах, «запряженных верблюдами или быками», отправили в Козлов (Евпаторию). Капитана Доможирова и лейтенанта Юрьева лишили всех чинов, но позже они получили «всемилостивейшее Ея Величества прощение», и им даже выплатили жалованье за весь период нахождения под арестом.
Обломки «Св. Александра» были разбросаны по бухте и побережью полуострова Тарханкут на 20 верст. С целью сбора и охраны выброшенного на берег имущества командующим был «определен пристойный караул с пятимесячным запасом провианта».
По словам Олега Золотарева, пушки тогда, скорее всего, были подняты на сушу. Такая возможность в те времена имелась. Экспонаты, найденные в ходе прошлых экспедиций, выставлены в Севастополе: мортира, ядра, элементы обшивки, гвозди. Часть же экспонатов, по-видимому, навсегда останется в Киеве. В 2018 году тульские историки сообщали, что после реставрации все найденные артефакты будут переданы в фонды военно-исторического музея фортификационных сооружений «Михайловская батарея» в Севастополе.

Анна БРЫГИНА.
На снимке: старинный пистолет, найденный тульскими дайверами в 2016 году на месте крушения 66-пушечного корабля «Святой Александр».
Фото с сайта rgo/ru

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера