В поисках «Белостока» и экспедиция к «Ленину»

Молодой агроном не уходит с полей

Совместная экспедиция Российского военно-исторического общества и Севастопольского государственного университета при участии Министерства обороны РФ продолжает поиски санитарного транспортного судна «Белосток», погибшего в годы Великой Отечественной войны в 20 милях от мыса Фиолент. Кроме того, планируется провести обследование теплохода «Ленин», затонувшего в июле 1942 года.

 

—Мы надеемся, что уже в этом сезоне сможем найти судно,—отметил научный руководитель экспедиции, заведующий кафедрой востоковедения СевГУ Виктор Лебединский.—В рамках этой экспедиции также планируем провести обследование транспорта «Ленин». Сейчас мы получили магнитометрическую съемку и хотим провести полную фото- и видеофиксацию этого объекта. Кроме того, в ближайшие дни обследуем и проведем фиксацию другого интересного объекта—«СП-12». Это небольшой буксир, на котором также погибли люди.
Поиски ведутся на гидрографическом катере «Юрий Белов». Он оснащен оборудованием, которое работает на глубине около 350 метров, это самое современное оборудование, которым располагает морской поисково-исследовательский комплекс Центра морских исследований и технологий СевГУ. Но, судя по всему, теплоход «Белосток» находится на глубине от 500 до 800 метров. При этом судно лежит в достаточно сложном для исследования районе—там скалы и подводные ущелья. И здесь на помощь придет Черноморский флот.
—Мы проведем совещание под моим руководством, привлечем начальника управления поисково-спасательного обеспечения, начальника гидрографической службы, спланируем силы поиска. Два обозначенных района мы обязательно обследуем,—пообещал командующий Черноморским флотом адмирал Игорь Осипов.

 

«Белосток»

Погибнуть могли до 700 человек

«Белосток» стал последним санитарно-транспортным судном, которое смогло прорваться в июне 1942 года в осажденный Севастополь для эвакуации раненых. Судно пришвартовалось к причалу в бухте Южной. К вечеру 18 июня 1942-го на борт судна были приняты несколько сотен человек. Точное число пассажиров неизвестно. По различным данным, на этом небольшом судне находились свыше 800 человек. В 21.30 «Белосток» в сопровождении базового тральщика «Якорь» и пяти сторожевых катеров вышел из Севастополя в Туапсе.
Ночью 19 июня в 20 милях к югу от мыса Фиолент с тральщика был замечен силуэт торпедного катера, который приняли за свой. Это позволило противнику приблизиться к конвою. В результате попадания одной из торпед «Белосток» получил большую пробоину и достаточно быстро затонул. Когда на суда сопровождения начали подбирать находившихся в воде людей, с итальянских катеров был открыт пулемётный огонь. Тем не менее удалось спасти и поднять на суда сопровождения 157 человек. Предполагается, что погибли свыше 680 человек.

 

«Ленин»

По разным данным, погибли от 650 до 2500 человек.

Гибель парохода «Ленин»—одна из самых крупномасштабных морских катастроф XX века (с этой трагедией может сравниться разве что гибель санитарного судна «Армения» в ноябре 1941 года).
Обломки корабля были локализованы экспедицией Института археологии НАН Украины и американского исследователя Роберта Балларда на исследовательском корабле Endeavor в ходе поисков парохода «Армения». Несколько лет подряд к месту гибели судна, которое лежит на глубине 97 метров, спускались дайверы. На борту судна исследователи обнаружили семь ходовых концов, по которым внутрь погибшего парохода проникали подводные мародеры. И позорный факт: во время экспедиции были зафиксированы случаи разграбления судна «черными» археологами. Украден штурвал, разграблен ряд навигационного оборудования из ходовой рубки.
…Погрузка людей началась днём 22 июля 1941 года в Одессе. Посадочные талоны выдавали не каждому пассажиру, а семьям. Неучтённые пассажиры проникли на борт по запискам от партийного, советского и военного начальства. Наконец перед самым отходом военкомат направил на «Ленин» 1200 призывников. В итоге, по самым скромным подсчётам, на борту оказались более 4 тысяч человек. Людьми были заполнены все палубы, салоны, коридоры, трюмы и даже камбуз.
«На судне людей как сельдей в бочке,—после трагедии рассказала пассажирка М.А. Чазова.—На палубах вповалку—мобилизованные, которые вместо подушек подкладывали пробковые спасательные пояса под голову. Кто-то узрел в этом непорядок. На третий день все спасательные пояса собрали и заперли под огромный замок, который потом не могли сбить даже топором». И это оказалось одной из роковых ошибок того рейса.
24 июля «Ленин» ненадолго зашёл в Севастополь, но там беженцев не приняли. Во второй половине 27 июля пароход взял курс на Черноморское побережье Кавказа. В полдвенадцатого ночи у левого борта «Ленина» раздался сильный взрыв. Скорее всего, «Ленин» мог напороться на плавающую мину, сорванную с минрепа. Таких мин плавало довольно много и после войны, отчего пассажирские суда по Черному морю долгое время ходили только днем. Торпедная атака румынской подводной лодки была маловероятной. Для нее большой преградой было минное поле. К тому же такая субмарина под названием «Дельфин», по данным разведки, в это время находилась в другом районе Черного моря.
Корабль затонул менее чем за 10 минут, команда даже не успела спустить на воду шлюпки. Спасенных с утонувшего «Ленина» доставили в Ялту, разместив в санаториях. Каждого опрашивали: кто из знакомых был на «Ленине»? Так составлялся примерный список выживших.

 

Непоправимые ошибки

Скорее всего, гибели судна можно было избежать, но был допущен целый ряд непоправимых ошибок: неточная прокладка курса; перегруз—кроме множества неучтенных пассажиров в трюмы загрузили 450 тонн металла, подлежащего перевозке в Мариуполь; на пароходе «Ленин» отсутствовал эхолот для замера глубины, а лаг для вычисления скорости судна был не выверен. При этом для охраны «Ленина», «Ворошилова» и «Грузии» был выделен лишь один сторожевой катер «СКА-026». В Севастополе не было никакого инструктажа должностных лиц конвоя, не были уточнены особенности плавания в этом районе и вопросы обеспечения безопасности.
Но за все пришлось отвечать несчастному лоцману лейтенанту Ивану Свистуну, на которого и возложили всю ответственность. Он был разжаловал и приговорен к расстрелу. 24 августа 1941 года приговор приведен в исполнение. Только в 90-е годы прошлого века лейтенант был посмертно оправдан «за отсутствием состава преступления». Вот такая несправедливость.
Из воспоминаний пассажирки Колодяжной: «В момент взрыва я спала в каюте… Проснувшись, я спустилась на вторую палубу, судно стремительно валилось на правый борт. Навстречу мне с главной палубы с криками бежали пассажиры. В этот момент крен судна был примерно 15-20 градусов. Я поняла, что шлюпки спустить не удастся, и побежала к себе в каюту. Взяла нагрудник (спасательный пояс), портфель с деньгами, схватила за руки мать и стала выходить. В коридоре было много воды. Крен судна увеличивался. Меня мать тащила к правому борту, а я ее—к левому. В это время на меня кто-то упал, я упустила руку матери… Меня что-то потянуло. Я очутилась в море и увидела, что на меня валится труба. Быстро отплыла в сторону и все время наблюдала, как тонул пароход. Я видела, как корма парохода поднялась, винты продолжали работать. Потом он встал вертикально и быстро пошел под воду. Наступила удивительная тишина, и затем раздались крики ужаса людей, оказавшихся в воде. Я стала плыть к берегу… Продержалась на воде часа три, потом меня подняли на борт «Грузии».
Шедшая в кильватере «Грузия» приблизилась к месту гибели. Капитан дал команду спустить шлюпки на воду. Не разобрав, в чем дело, пассажиры его судна в панике бросились к шлюпкам. Команда веслами и кулаками пыталась отбиться. «Шлюпки спускают для оказания помощи пассажирам «Ленина»,—хрипела трансляция, но это мало помогало. Было упущено много драгоценного времени. Шлюпки спустили на воду лишь через 30 минут.

 

Увековечить память

На борту санитарного судна «Ленин», по различным данным, погибли от 700 до 2,5 тысячи человек.
—Это больше, чем на «Титанике»,—рассказала «Российской газете» пресс-секретарь Российского военно-исторического общества Евгения Евграфова.—Но о трагедии «Титаника» знает весь мир, а гибель парохода «Ленин»—не меньшая трагедия, которую мы должны помнить. Место его крушения известно, но полное обследование до сих пор не проведено.
Детально изучить остатки парохода «Ленин»—также одна из целей экспедиции. Но самая главная задача поисковиков—долг перед памятью тысяч людей, которые погибли, пытаясь спастись.

 

Анна БРЫГИНА.

Анна Брыгина

Корреспондент ежедневной информационно-политической газеты "Слава Севастополя"

Другие статьи этого номера