«Сапер не ошибается. Он выполняет приказ»…

«Сапер не ошибается.  Он выполняет приказ»...

Подполковник в отставке Борис Павлович Малько родился 13 августа 1925 года. На долю его поколения выпала трудная судьба. Ему исполнилось шестнадцать, когда началась Великая Отечественная война. Конечно, он с первых дней рвался на фронт. Несмотря на постоянные отказы в военкомате, настырный и целеустремленный молодой человек добился своего. В августе 1942 года он вместе с одноклассниками был зачислен в состав 97-го минно-саперного батальона Северо-Кавказского фронта.

 

Этот батальон выполнял боевые задачи в тесном сотрудничестве с танковыми полками. В составе батальона Борис участвовал в боях за Северный Кавказ и освобождение Крыма, был среди тех, кто в ходе кровопролитных боёв 18 апреля 1944 года освободил Балаклаву. Затем началась подготовка к освобождению Севастополя. Борис Малько участвовал в штурме мощного укреплённого оборонительного района на Сапун-горе, которым не удалось овладеть с ходу. После мощных артобстрела и бомбардировки начался штурм неприступной крепости. В результате блестяще выполненного воинами батальона боевого задания к полудню 7 мая 1944 года Сапун-гора была взята, и на ней был водружён красный флаг. Керченский армейский штурмовой батальон, в котором сражался Борис Малько, за освобождение Севастополя был награжден орденом Красной Звезды. Подвиг батальона запечатлён на памятной доске у Вечного огня на Сапун-горе. За службу Родине Борис Павлович Малько награждён орденами Отечественной войны II степени, «За мужество», «За заслуги перед Родиной» III степени и 22 медалями, среди которых—«За оборону Кавказа», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За оборону Севастополя».
После освобождения Севастополя часть, в которой служил Борис Павлович, была переброшена железнодорожным эшелоном в Московскую область для преобразования в штурмовую бригаду для военных действий на Дальнем Востоке.
Борис Павлович Малько является единственным из проживающих ныне в Севастополе ветеранов, участвовавших в параде Победы в Москве 24 июня 1945 года. После службы в армии Борис Павлович окончил техникум советской торговли, Высшую партийную школу при ЦК КПСС. В 2012 году ему был вручен сертификат пожизненной именной стипендии. Он награжден почетным знаком «За заслуги перед Балаклавой» и серебряным крестом за достойное выполнение воинского и гражданского долга национального фонда «Общественное признание».
До настоящего времени, несмотря на возраст и ухудшение здоровья, Борис Павлович принимает активное участие в жизни родных Балаклавы и Севастополя. Им выпущен сборник воспоминаний о событиях, в которых он участвовал в годы войны, под названием «Огненная земля». К переизданию книга была подготовлена верным другом Б.П. Малько, председателем комиссии по военно-патриотическому воспитанию Севастопольской ветеранской организации ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов К.П. Кржеминским.
Приведем краткие фрагменты из книги «Огненная земля»:
«22 июня 1941 года. Утром отец сказал, что в наш дом пришла беда—война: «Я немедленно ухожу в военкомат и чувствую, что и вы, мои сыновья-казаки, кубанцы, очень скоро испытаете на себе её тяжесть. Не за горами и ваш черед стоять за Родину, ведь Василию уже 17 лет, Борису—16, младшему Владимиру—14».
Наказ его был таким: не обижать маму, поддерживать семью, учиться и работать. Мама сникла, опустила плечи и пошла на кухню по хозяйству. Отец, П.М. Малько, испытал тяготы Гражданской войны, воевал, был командиром кавалерийского эскадрона Красной Армии. Затем демобилизовался и работал председателем Чамлыкского сельского совета Курганского района Краснодарского края.
Наступил май 1942 года. Всем классом мы ходили в военкомат добиваться отправки на фронт. Никто из нас тогда даже не представлял, какой страшной ношей вскоре ляжет на наши ещё не окрепшие плечи и души эта война. Но если бы нам тогда сказали, что нас ждёт, мы бы не дрогнули, не отступили.
Слишком много романтики было в мальчишеских сердцах, слишком велика была жажда подвигов. Все мечтали стать героями. И стали.
13 августа 1942 года мои одноклассники, 28 семнадцатилетних мальчишек, были зачислены в пополнение личного состава 97-го армейского мотоинженерного батальона. В целом из 175 мобилизованных моих земляков с Северного Кавказа в батальон было зачислено 49 человек, в том числе и мой брат Василий, который воевал командиром отделения вплоть до тяжелого ранения в марте 1944 года на огненной керченской земле.
Самая главная задача сапёрного батальона состояла в том, чтобы устанавливать минные поля на передовых позициях в тех местах, где могут пройти танки.
Когда подползаешь к мине, напряжение мозга и нервов предельное. Железным щупом находишь мину, осматриваешь всё вокруг: нет ли сюрпризов, медленно выкручиваешь взрыватель и засовываешь его за пазуху… В эти минуты кажется, что ты один, брошен на произвол судьбы. При следующей вспышке ракеты, прижавшись к земле всем телом, обливаясь едким потом, вновь ждёшь, когда она погаснет, чтобы продолжить работу. Конечно, думаешь о том, что ошибки быть не должно никакой, сапер не ошибается. Он выполняет приказ. И точка.
Фашисты периодически простреливают местность из пулемета. И вдруг—взрыв! Потом узнал, что подорвался минер Саша Наумов, мой одноклас-сник. Он был награждён орденом Боевого Красного Знамени. Ему тоже было 16 лет.
11 апреля 1944 года. В четыре часа утра мы, сапёры третьей роты, на танках 244-го танкового полка под командованием полковника Малышева прорвали оборону немцев, взяли Керчь и в составе Отдельной Приморской армии двинулись освобождать Крым. На подступах к Феодосии фашисты попытались остановить наше наступление, но были разбиты.
Здесь наши соединения развели по двум направлениям: основные силы двинулись на Симферополь и Севастополь, а мы на броне вместе с 244-м танковым полком, вместе с десантом—по Южному берегу на Судак, Алушту, Ялту, Севастополь.
К вечеру мы подходили к Судаку. Шли по центральной дороге. Темнело… Вдруг на опушке леса к нам вышли двое партизан—крымские татары. Они сказали, что дальше фашисты устроили засаду, и показали, как можно обойти её по проселочной дороге.
Встал вопрос: верить ли этой информации? Командиры собрали экстренное совещание и всё-таки решили идти к городу в обход. Оказалось, что немцы действительно ждали нас на основной дороге.
Потом мы пытались найти этих татар, людей, которым мы обязаны своими жизнями, но, к сожалению, не нашли.
Утром следующего дня подошла пехота, и мы штурмом взяли Судак. Жители встречали нас со слезами радости. Автоматчики сразу начали облаву, прочесывали сараи и погреба, вылавливая эсэсовцев. Казалось, если б не конвой, люди бы растерзали теперь уже пленных оккупантов, они изливали свой гнев, пытались отомстить за многочисленные зверства.
Танковый рейд продолжался. Алушту взяли без боя, отделавшись несколькими одиночными точечными выстрелами. За нами в город вошел 383-й стрелковый полк. Несмотря на усталость и предшествующие непрерывные пятидневные бои, было решено двигаться дальше. Был приказ: взять Ялту с ходу.
Наш полк с десантом и сапёрами на броне совместно с передовыми отрядами стрелковых соединений и спустившимися с гор партизанами принял бой. На рассвете 16 апреля 1944 года на танках 244-го полка мы направляемся в Севастополь по старой дороге. Проходим Байдарские ворота и Орлиновскую долину, спускаемся к Сухой речке в район Алсу. Подошли к внешнему обводу укреплений. Вокруг—минные поля с сюрпризами. Каждая мина для нас, сапёров,—загадка. Для разминирования сюрпризов применяем кошку—это крюк с привязанной к нему верёвкой. Наконец определились с исходными позициями танков. Утром 18 апреля 1944 года с ходу ворвались в село Оборонное. Там, где проходили наши танки, теперь находится братская могила воинов, погибших при обороне и освобождении Севастополя.
Дальше—Балаклава. Идёт артподготовка. Сапун-гора содрогается от мощных ударов нашей артиллерии. С моря работает артиллерия кораблей Черноморского флота, с воздуха—наши бомбардировщики. При огневой поддержке «катюш», расположившихся рядом на опушке леса, мы на танках двинулись по долине «Золотой балки» и с боем освободили Балаклаву. За нами пехота и моряки немедленно приступили к так называемой зачистке—обходу подвалов домов и укрытий, где могли еще находиться фашисты. А нас с танкистами тепло встречали жители города, малая численность которых бросалась в глаза. Несколько девчат и мальчишек забралось к нам на «тридцатьчетверку» с красным знаменем на башне. В нашем танке всегда был аккордеон, и меня попросили играть на танцах. Аккордеон так и прошел со мной всю войну. Спасибо ему, моему другу, много раз он выручал меня и моих боевых товарищей, музыка не раз меняла настроение и внушала надежду.
Танкисты смывали родниковой водой, принесенной жителями, пыль и копоть с загорелых лиц и с весёлым задором выходили в круг к танцующим. Это короткая встреча в Балаклаве запомнилась нам на всю жизнь.
И вот 5 мая 1944 года по фронту с исходных позиций танки двинулись на Сапун-гору, которая дрожала от взрывов.
Начался штурм высоты. Мы рядом с передовыми позициями противника. За нашей спиной уже горят подбитые танки. Среди десанта и сапёров много убитых и раненых. Перебежками и по-пластунски мы двигались к передовой немцев, продолжая делать проходы для танков.
Впереди на расстоянии 30-40 метров находятся пулемётная точка и дот. Очередями нас прижали к земле. Не знаю, как удалось нашей группе огневого прикрытия (автоматчикам и снайперу Нине Ус во главе со старшим сержантом Абдуллаевым) подобраться к пулемёту и забросать дот гранатами, но они это сделали. Благодаря им нам удалось закончить разминирование, и танки двинулись на Сапун-гору.
Второй штурм Сапун-горы начался 7 мая 1944 года. В этом бою меня контузило. Я не хотел выходить из боя и остался с товарищами. И вот, наконец, 8 мая 1944 года мы взяли Сапун-гору. Первым, кто поднял над побеждённым рубежом красное знамя, был рядовой Яцуненко. При освобождении Севастополя за мужество и героизм, проявленные личным составом в апреле-мае 1944 года, 97-й Керченский штурмовой батальон награжден орденом Красной Звезды, а его наименование занесено на мемориальную плиту у обелиска Славы на Сапун-горе.
Странно, но с годами события этих дней становятся мне ближе. Я словно чётче начинаю видеть всё, что происходило тогда в этой страшной, но великой битве с фашизмом.
Вот молодежь идет площадями и проспектами нынешнего Севастополя. Они не видели выбитых окон и разрушенных зданий, вздыбленной земли, политой кровью их дедов. Почему же мне кажется таким необходимым передать нынешним поколениям облик и дух того героического времени? Наверное, я хочу, чтобы молодые люди смогли понять, какой ценой был сметён враг с нашей земли, может, тогда они смогут почувствовать цену многого в этой жизни».
Сегодня, 13 августа 2021-го, Борису Павловичу Малько исполняется 96 лет. Пожелаем заслуженному ветерану успешно идти к столетнему рубежу, преодолевать болезни, сохранить здоровье, дарить окружающим радость от общения с ним, получать удовлетворение от каждого прожитого дня.
С днем рождения, дорогой наш человек!

 

И. Катвалюк.

Фото А. Фатыхова. 2012 год.

Другие статьи этого номера