И дедушка утешил…

Когда мне исполнилось семнадцать лет, в нашей семье произошло очень неприятное событие. У меня была сестра, которая старше на восемь лет. К тому моменту она вышла замуж и только родила малыша. Дело было летом, и ее муж, не выдержав хлопот с ребенком, начал гулять. В итоге нашел новую пассию и заявил, что требует развода. Жила моя сестра у него и, соответственно, сразу переехала к родителям. Обстановка в доме была ужасной. Сестра страшно переживала разрыв, и мы очень боялись за нее. Она несколько раз в истерике кричала, что не желает жить и что малыш ее совершенно не держит. Так и дежурили мы по очереди дома. Короче, тот ещё период…
Однажды после очередного нервного срыва сестры мать в сердцах заявила: «Жалко, что деда в живых нет». Он точно смог бы вставить мозги сестричке. Интересно, но я тоже мечтал увидеть деда. Он умер, когда я был совсем маленьким и ничего не помнил. Но каждый раз мечтал поговорить с ним. И вот в один очень нервный вечер я ложился спать в ужасном настроении. В ту ночь мне приснился странный сон. Вернее, я потом только понял, что это сон, а так все было как наяву.
У нас длинный и довольно темный коридор, но во сне коридор оказался очень светлым, казалось, что светятся стены, а не лампочка. На кухне я услышал голоса. Пить хотелось нестерпимо, и я пошел по светлому коридору на кухню. В первый момент я разобрал голоса сестры и какого-то мужчины. Даже подумал, что это муж за ней вернулся. Но вдруг из кухни вышел человек и, повернувшись спиной, стал снимать с вешалки куртку. Даже со спины я каким-то чудом определил, что это мой дед. Я протянул к нему руку, но он повернулся и тихо прошептал: «Нельзя». Потом, быстро накинув куртку на плечи, вышел из дома.
Сзади послышался скрип, и я увидел, как медленно закрывается дверь в мою комнату. Все мое нутро говорило, что надо торопиться. Я кинулся к двери, в этот момент коридор стал почти черным, завешанным черными тряпками, среди которых виднелись редкие горящие свечи. Мне чудом удалось протиснуться в щель между дверью и стеной. Мокрый от пота, я в ужасе прыгнул в постель и проснулся. Вся постель была перевернута. Я встал и пошел на кухню. Там в одиночестве сидела моя сестричка, улыбалась и кормила малыша. Я присел к ней и, не успев рассказать о своем сне, услышал от нее, что приходил к ней во сне дед и очень ее успокоил. Правда, она не помнит разговора, но знает, что теперь все будет хорошо.

 

С. Бухранский.

Другие статьи этого номера