Сокровища нищего монаха

Сокровища нищего монахаВ последний день августа 1941 года в порт Архангельска пришел караван судов под кодовым названием «Дервиш». Из Великобритании в воюющий с немецко-фашистскими захватчиками Советский Союз на них был доставлен стратегический груз: 3800 глубинных бомб и магнитных мин, полтора десятка истребителей «Харрикейн», тысячи тонн каучука, полторы тонны ботинок, тысячи тонн моторного топлива, партии олова, шерсти, различного инвентаря и оборудования. Нынче в Архангельске по случаю 80-летия «Дервиша» сердечно принимали многочисленных гостей.

Сокровища нищего монахаПочему возникло экзотическое название нулевого каравана на те дни пока еще потенциальных союзников нашей страны в жестокой войне с коварным врагом?
Назови караван условно «Север»—противник тут же смекнул бы, куда на всякий случай организовать переброску своих сил. Но тут «Дервиш»—«нищенствующий мусульманский монах» («Словарь иностранных слов»). Чтобы запутать фашистских контрразведчиков, британцы не ошиблись с выбором кодового названия.
Не без основания мы встали на защиту правды о Великой Отечественной. До чего дошло: где-то на Западе, как бы не в прекрасной Англии, открыли памятник лидерам стран—победительниц немецких агрессоров Черчиллю и Рузвельту. В нашей Ливадии не забыли еще и Сталина. Тройку глав государств-союзников изваяли и в Москве. Памятник видел в районе парка «Кузьминки».
Но откроем крупноформатную 855-страничную «Краткую хронику: СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945», изданную к 25-летию главного события XX века. Трудно поверить, но о ленд-лизе в фолианте—ни словечка. Ни со знаком «плюс», ни со знаком «минус». Справедливо?
«Ленд-лиз»—это «заем-аренда» в переводе на русский. То есть о безвозмездной помощи СССР со стороны западных стран в труднейшие дни речи не шло. Подбитые в боях машины, танки, самолеты и прочее, прочее—бесплатно. Оставшееся добро подлежало возврату. Оставил же себе—плати.
Я-то думал: куда девался американский монстр—трехосный «студебеккер» из моего далекого детства? На нем сотрудники кирпичного завода, где работал отец, прихватив детей, ездили за 20 километров в село заготавливать для коллектива яблоки, картофель. Потом машина-тяжеловоз куда-то исчезла. Теперь узнал, куда.
В книгах пишут, что порядком истрепанную, но вполне пригодную для работы технику гнали в портовые города, в том числе и в Архангельск, к заморским кораблям. Чтобы машины, такие как наш «студебеккер», не занимали много места, с помощью мощного пресса их превращали в лепешки. А ведь могла бы техника еще послужить разоренной войной стране. Через моря-океаны металлические лепешки, однако, отправляли домой на переплавку.
В Архангельске живет и в меру своего дарования трудится Михаил Супрун—доктор исторических наук, профессор Северного арктического федерального университета. Кому, как не ему, что называется, глубоко, до глины, до скалы разрабатывать тему ленд-лиза. И северянин принялся за дело по-поморски основательно. Усердного, дотошного исследователя знают не только в отечественных архивах, но и в хранилищах уникальных свидетельств и документов Англии, США, Норвегии, Германии и других стран. На своей малой родине Михаил Николаевич собирал российские и международные конференции ученых. Его перу принадлежит ряд книг уже понятного нам содержания.
В дни проведения мероприятий, посвященных 80-летию «Дервиша», исследователь был нарасхват. Пространные интервью с Михаилом Супруном поместили на своих страницах «Правда Севера», «Архангельск», другие местные газеты, а также выпущенные к юбилею глянцевые полноцветные сборники. Печатных изданий много, ученых же уровня Михаила Супруна—не сыскать. По существу, на поле ленд-лиза он один. В интервью «Правде Севера» профессор, в частности, сказал: «Чем глубже изучаешь предмет, тем больше в нем открывается новых, совершенно не исследованных тем… Я обнаружил, что по истории ленд-лиза в нашей стране вообще нет специальных работ. Да и сражения за северные конвои, проходившие на одном из основных ленд-лизовских маршрутов, описаны крайне односторонне, исключительно с точки зрения участия в них советских судов и кораблей, составлявших мизерную часть от флотов союзников. В советское время о ленд-лизе предпочитали вообще не говорить, даже в годы войны».
Критически профессором воспринимаются выводы главы Госплана Николая Вознесенского относительно помощи союзников нашей стране в годину тяжелых испытаний. На секунду согласимся с чиновником высочайшего ранга, который утверждал, что вклад союзников в общую победу составлял четыре процента к советскому производству периода войны. Четыре процента!
Вспомним, однако, чем ознаменованы в СССР дни, когда нищий «Дервиш» со своими сокровищами отправился в нелегкий и неведомый путь. 27 августа 1941 года. Противник ворвался в пределы городской черты столицы Эстонской ССР—Таллинна. Началась эвакуация советских войск из города.
28 августа 1941 г. противник оккупировал Эстонскую ССР. В этот же день гитлеровцы захватили плацдарм на Десне севернее Конотопа. 30 августа 1941 года. «В составе Беломорской военной флотилии сформирован отряд для обороны проливов Новой Земли, портов и станций Северного морского пути». (Если не для «Дервиша», то определенно для защиты грядущих караванов судов союзников.—Автор).

Невесело. Тревожно. В Архангельске «Дервиш» оказался 31 августа 1941 года. В этот день «советские войска левого крыла Юго-Западного фронта вели ожесточенные бои с ударной группировкой противника, начавшей форсирование р. Днепр юго-восточнее Кременчуга». О прибывшем в Архангельск «Дервише», как уже сказано,—полная тишина. Событие же! Но тишина полная.
Ведать не ведаю, на какой стороне в конце концов оказалась бы черчиллевская Британия, не будь за океаном Рузвельта. Не под впечатлением ли от «Дервиша» сразу же после разгрузки английских судов советское правительство предложило высадить 25-30 (при реках нашей крови) дивизий в Архангельске или перевезти их через Иран в южные районы СССР для военного сотрудничества с советскими войсками на территории СССР. Сэр Уинстон это предложение проигнорировал. И волынка с открытием второго фронта при реках нашей крови растянулась на годы.
Великий же американский президент в дебатах с изоляционистами в собственной стране был прост, доходчив и убедителен. Если у соседа горит его садовый участок и у него нет пожарного шланга, говорилось в его послании к нации, надо этот шланг предложить соседу незамедлительно, иначе пожар перебросится на ваш дом.
За годы войны северным маршрутом проследовало 745 судов (по другим данным—1398). Это стоило союзникам 84 грузовых пароходов (по другим данным—87), в том числе четырех советских, и шести боевых кораблей, включая новейшие британские крейсеры «Эдинбург» и «Тринидат».
Если союзники и вздрогнули, то по-настоящему это случилось лишь один раз. Катастрофа сопутствовала 17-му по счету конвою. До конечного пункта не дошли 23 транспорта из 34. Их движение было остановлено на период белых ночей.
Всего с августа 1941-го по май 1945 года из Великобритании и США в северные порты СССР было проведено 78 конвоев. На их судах нам доставили свыше четырех миллионов тонн груза, в том числе 7411 самолетов, 5218 танков, 4932 противотанковые пушки. Поставлялись также моторное топливо, медикаменты, одежда, обувь, продовольствие…
В наши дни в качестве реликвий поисковики поднимают со дна морского кое-какие образцы грузов погибших транспортов. Музейным экспонатом стал, например, массивный каток для укладки асфальта. В 1944-1945 годах удельный вес грузов военного назначения сократился до девяти процентов. Уже требовались технические средства и материалы для восстановления разрушенных городов.
Западные коллеги оригинальны во всем. Продовольствие они считали не в тоннах, а в калориях. По их данным, этих калорий хватило бы миллионной армии на десять лет. Архангельск слыл хлебным городом. Но его население голодало наравне с ленинградцами. Обстановка сложилась таким образом, что севастополец Иван Папанин, в то время руководитель Севморпути, пошел на огромный риск, отщипнув от общего пирога дольку продовольствия для хронически страдающего от недоедания населения Архангельска.
Что еще впечатлило из летописи северных конвоев? Пожалуй, стоит назвать наш ледокол «Красин». Его задействовали для проводки судов. «Красин» дошёл до наших дней. В ходе торжеств в 2016 году по случаю 75-летия «Дервиша» ледоколу-ветерану в порту Архангельска салютовали 600 судов. Интересно, что «Красин» (при царе—«Святогор») был спущен на воду в Англии.

Сокровища нищего монахаВесной нынешнего года в Севастополе по случаю 150-летия Лондонской конференции проводилась представительная международная научно-практическая конференция. С тех пор мне любо слово «прецедент». По определению «Словаря иностранных слов», это «случай, имевший ранее место и служащий примером или оправданием для последующих случаев подобного рода». В ходе Лондонской конференции места за столом переговоров заняли и представители воюющих между собой Франции и Германии. Дипломатам удавалось решить проблемы, тупиковые на полях сражений.
Прецедент… Верится, он еще повторится в бурлящем мире. И вот второй прецедент—«Дервиш». Он дал мощный импульс при формировании антигитлеровской коалиции великих держав, которые в мирные годы с подозрением и даже враждой глядели друг на друга. Но перед нависшей общей угрозой, глядите, объединились. Разве сейчас нет угроз подобного характера? Терроризм, пандемии, ухудшение климата. Для их устранения есть и прецеденты. Стоит вспомнить их.
Прецедент союзничества—самое ценное сокровище «Дервиша». Он ещё поможет человечеству. Будем верить.
В 2016 году с приветствием к участникам юбилейных торжеств обратился Владимир Путин, в частности, со словами: «Исторический опыт союзничества имеет непреходящую ценность. Сегодня перед лицом современных угроз и вызовов особенно важно оберегать правду о совместной борьбе с нацизмом, сохранять и преумножать славные традиции дружбы и взаимовыручки». Пять лет назад в Архангельск приезжала её королевское высочество принцесса Анна. Из ее уст ценно было услышать признание: «Потери, которые понес Советский Союз в годы Второй мировой войны, были колоссальными, и они не будут забыты Великобританией». Для современной Англии эти слова—тоже прецедент.
И в 2016 году, и нынче, в 2021-м, самым высоким руководством Архангельска на юбилейные торжества приглашался в настоящее время почетный представитель Морского собрания Севастополя Виктор Кот. На его бейджике было нанесено VIP. Пять лет назад на молодежной дискуссии, проходившей в рамках IV международного форума «Во славу флота и Отечества» Виктора Павловича привлекли в качестве эксперта.
Молодежная тематика занимала нашего земляка и в ходе нынешней поездки в Архангельск. В частности, Виктор Кот был одним из ведущих панельной дискуссии «Северный вектор: морские кадры—флоту». В первый день нового учебного года Виктор Павлович провел урок для будущих моряков—учащихся Школы соловецких юнг.
Программа мероприятий, посвященных 80-летию «Дервиша»,—взгляд и в героическое вчера, и в мирное завтра. На Моисеевом острове, куда пригласили на экскурсию приезжий люд, расположена судоверфь. У морского и речного вокзала были открыты для посещения суда ледового типа «Тор» и «Михаил Косолапов». В Архангельске, как мало где в ином месте, ощущается предложенная Владимиром Путиным северянам, всей стране работа по активизации освоения богатств Заполярья.
Как бы те края далеко ни были, но в Севастополе «Югрефтрансфлотом» предложены технические обоснования строительства многоцелевого арктического транспортного рефрижератора «Иван Папанин».
С дипломами Херсонского мореходного училища и Николаевского кораблестроительного института Виктор Кот в «Югрефтрансфлоте» поднимался по карьерной лестнице: старший механик, главный механик, директор по развитию, директор по флоту. «Повышение эффективности дизельных установок транспортных рефрижераторов»—тема его диссертации. В недавнем прошлом—официальный представитель Международной академии информатизации в ООН, кандидат технических наук Виктор Кот выступил куратором проекта многоцелевого арктического транспортного рефрижератора. Глядишь, «Иван Папанин» пойдет с мирными грузами там, где в войну осуществлялась переброска мин, снарядов, самолетов, танков…
По словам Виктора Павловича, многоцелевой арктический транспортный рефрижератор, предлагаемый севастопольцами, будет и скоростным в своем классе судов, и экологически безопасным, и приспособленным для транспортировки грузов в оба конца, и востребованным в период, когда одна путина завершена, а до следующей—ох как далеко.
О концепт-проекте рефрижератора нового поколения отозвалась Морская коллегия при правительстве Российской Федерации. Ее представители считают перспективной перевалку свежемороженой рыбы и других морепродуктов из портов Дальнего Востока по Северному морскому пути в Мурманск, Архангельск и Санкт-Петербург. Традиционный маршрут через Суэцкий канал—вдвое длиннее, значит, существенно дороже. Рефрижераторы смогут дешевые овощи, фрукты, другие виды продовольствия доставлять обратным рейсом—с запада на восток нашей страны.
Реальность этих планов в определенной степени подтверждают северные конвои периода Великой Отечественной.
—«Дервиш»—не только прошлое, не только настоящее, он—будущее,—убеждён Виктор Кот.

А. КАЛЬКО.

На снимках: Виктор Кот на уроке в Школе соловецких юнг; памятник северным конвоям в Архангельске.

Другие статьи этого номера