А на фото—размытое пятно

Когда я училась в институте, была у меня подружка Надежда. Беспокойная, неугомонная, она постоянно подыскивала себе и мне подработку в свободное от учебы время. Причем если у меня были родители, то есть крепкий тыл, то Надежда—сирота и постоянно нуждалась в деньгах.
После того как на втором курсе мы сдали летнюю сессию, Надежда заявила мне: «Я нашла для нас подработку. Деньги заплатят маленькие, зато романтика! На реке Чусовой будут соревнования—сплав на байдарках. В одну профессиональную команду нужны повариха и шпаклевщица. Нас берут, я договорилась. Ты, чур, поваром!»
Я с радостью согласилась. В команду входили трое молодых парней и их опытный наставник—Пал Палыч. Предстояло несколько дней подготовки, потом начинались соревнования.
Вечером, после ужина, наша компания собиралась у костра и пела песни под гитару. К нам никто из ребят не приставал, отношения были дружескими. Один из парней, Санек, ушел в деревню за провизией, а вернулся не один, а с девушкой, которую представил нам как Соню. Я поморщилась: продуктов у нас было не так много, а тут лишний рот. Словно прочитав мои мысли, Соня протянула мне сумку с яблоками и пакет с тремя банками тушенки и хлебом. Я радостно схватила это добро и больше ничего не имела против девушки.
Санек не отходил от Сони ни на шаг, не спуская с нее влюбленных глаз. Она была очень красива. Белоснежная кожа, не тронутая загаром, огромные черные глаза, темные, рассыпанные по плечам волосы. Все мужчины сразу попали под ее чары. Даже суровый Пал Палыч стал рассказывать смешные анекдоты. Мы покатывались со смеху, а Соня лишь едва заметно улыбалась. Она с нетерпением поглядывала на Санька и словно чего-то ждала.
Соня увлекла Санька в сторону реки: мол, погуляем. Пал Палыч велел не задерживаться—завтра утром тренировка. А мы разбрелись по палаткам и залезли в спальные мешки. Уснули моментально. Утром, позавтракав, мужская часть нашей компании ушла на тренировку. Но без Санька, который так и не вернулся. Появился он ближе к обеду, весь мокрый и испуганный. Санек ничего не сказал, залез в палатку и там затих. Ближе к вечеру он рассказал потрясающую историю. «Соня потянула меня купаться. Заплыли мы с ней далеко, а она вдруг давай меня топить. Я от нее выворачиваюсь и кричу: «Зачем ты это делаешь?» Она отвечает: «Русалочка я. Понравился ты мне. Хочу от тебя дочку. А для этого должна утопить». Вроде Соня худенькая, а сил у нее, как у мужика. Я стал молиться вслух и кое-как от нее вырвался. У меня до сих пор руки дрожат».
Мы уставились на Санька. Выглядел он изможденным, его колотила мелкая дрожь. А завтра—соревнования. Какой из него боец?.. Как и следовало ожидать, соревнования оказались проигранными. После этого мы с подругой уехали. Надежда потом встретилась с Пал Палычем, чтобы получить нашу небольшую зарплату. Он передал ей деньги и фотографии, где мы сидим у костра. На месте Сони—размытое пятно…
Прошло немало времени. Надежда по каким-то делам оказалась в той деревне, куда Санек ходил за провизией. Старушка, у которой подруга брала парное молоко, подтвердила, что в их деревне когда-то жила девушка Соня, которая утопилась от несчастной любви…

Журнал «Тайны ХХ века».

Другие статьи этого номера