Первым делом—самолёты

Первым делом—самолёты

За уснувшей старой проходной авиагородка Бельбек установлен памятник—устремленный в небо «МиГ-19». У пилотской кабины нанесено число 62. Но это не бортовой номер. Долгие годы здесь, в ближайших окрестностях Севастополя, дислоцировался 62-й смешанный авиационный полк особого назначения Военно-воздушных сил Черноморского флота. С годами это название менялось, но на десятилетия за ним оставалось цифровое обозначение, пока в 1998 году соединение не преобразовали в 9-ю истребительную авиабригаду. Но первое название полка не забыто—62-й авиационный… В конце первого осеннего месяца текущего года широко отмечалась 80-я годовщина его создания.

 

Полк формировался в предельно сжатые сроки на аэродроме у поселения Симоновка на базе Ейского авиационного училища имени И.В. Сталина. Первого сентября 1941 года по этому поводу Наркоматом Военно-Воздушных Сил СССР был издан приказ. Полк встал под своим знаменем 26-го числа этого месяца. В летном составе преобладали инструкторы известного учебного заведения. Им была отмерена всего декада на освоение новой техники: 13 самолетов «МиГ-3» (первая эскадрилья), 11—«ЛаГГ-3» (вторая эскадрилья) и такое же количество «Пе-2» (третья эскадрилья).
О такой подготовке невесело шутили: «Взлет-посадка». Но время поджимало. С фронтов шли тревожные вести. На юге страны наши войска отошли к Чонгарскому мосту и Арабатской стрелке (15 сентября). А это уже ворота Крыма. Двадцать пятого сентября под натиском превосходящих сил врага войска 51-й Отдельной армии оставили перекопские позиции.
Двадцать седьмого сентября, то есть на следующий день после завершения формирования, 62-й авиационный полк оказался в Каче. А это уже, считай, Севастополь. Почти тогда же, 29 сентября, подразделения новичков перебросили к линии фронта на полевые аэродромы современных нам Ульяновки, Каштановки и поселка Новоселовка. В этот же день воздушные бойцы 62-го авиационного почти полным составом в районе Армянска нанесли бомбовый удар по резервам врага.
С 28 сентября по 30 октября в воздушных боях небесные витязи 62-го авиационного уничтожили 21 самолет гитлеровцев, но и сами понесли тяжелые потери—18 крылатых машин. К 7 ноября полк имел всего ничего—лишь 9 исправных истребителей. Последовала серия переформирований, перевооружений. В самый трудный момент процессы обновления перенесли в глубокий тыл, в село Боровское Куйбышевской области.
Шестьдесят второй смешанный авиационный особого назначения, где бы ни врачевал свои раны, каждый раз возвращался на Черное море, на флот.

На страницах «Славы…» мне уже приходилось говорить о летчиках, которые никогда не скажут: «последний полет», «последний рейс». Только «крайний полет», только «крайний рейс». «Но я—последний, именно последний начальник политотдела 62-го авиационного полка с августа 1990 года по апрель 1991-го»,—говорит, похоже, никогда не унывающий гвардии подполковник запаса Н.В. Птицын.—Уходя с этой должности, дела политотдела я никому не передавал». При Николае Валентиновиче политотдел канул в Лету—следствие происходивших в Вооруженных Силах перемен.
В настоящее время как заместитель председателя совета ветеранов 62-го авиационного Николай Валентинович, строжайше следуя данным перепроверенных источников, к юбилею полка подготовил буклет с по-военному лаконичным, но емким текстом. Из него следует, что за период героической обороны Севастополя, Крыма отважные соколы 62-го смешанного авиационного полка особого назначения в небе и на земле в ходе бомбовых атак уничтожили десятки неприятельских самолетов, около 35 танков, 45 автомашин, три десятка орудий, сколько солдат и офицеров—не сосчитать: много, ну очень много.
Личный состав полка-юбиляра защищал небо Севастополя до последних дней. «Второго июля 1942 года,—пишет в своем труде Николай Птицын,—всем составом 62-й авиационный полк прибыл на аэродромы Гайдук и Мысхако и приступил к боевой работе по обороне Новороссийска».
С учетом обстановки на Кавказском побережье Черного моря полк базировался в Анапе, Геленджике, Майкопе, Лазаревской и в других местах. Работы было ох как много. Это и прикрытие наших плавсредств при переходах в море, это и воздушная разведка, и штурмовка вражеских войск, наконец, это и поддержка огоньком десантников на плацдармах у Мысхако и Новороссийска, уничтожение вражеских прожекторов. Самым подготовленным пилотам доверялись и специальные задания. Так, 5 февраля 1942 года асы семерки «И-15 бис» у Новороссийска филигранно точно сбросили десантникам полтора десятка ящиков с боеприпасами. Эта операция была продолжена на следующий день. Восьмого же февраля три «И-15» по просьбе крымских партизан взяли курс на Крым с боепитанием.
До апреля 1943 года в полку обеспечили почти три с половиной тысячи боевых вылетов, дает справку Н.В. Птицын. В 120 воздушных боях летчики 62-го авиационного сбили 58 вражеских самолетов. В четырех эпизодах наши ребята пошли на таран.
Председатель ветеранской организации 62-го истребительного В.М. Мискевич и Н.В. Птицын пригласили на экскурсию в музей 62-го авиационного полка и его наследников нового времени. В витринах, на стендах представлены потрясающие экспонаты, материалы и документы. Некоторые из них могли бы стать основой отдельных очерков.
Портреты и имена, портреты и имена… Пилот Анатолий Нефедов на войне с белофиннами прошел хорошую школу воздушного бойца. Совершил около сотни боевых вылетов, сбил три самолета противника, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. В годы Великой Отечественной в 113 воздушных боях записал на свой личный счет еще полтора десятка сбитых самолетов врага. Службу в авиации продолжил и после войны, освоив пилотирование на самолетах 21-го типа.
Ас Сергей Лазарев. В Иваново восемнадцатилетний крестьянский сын с Владимировщины проходил обучение в аэроклубе, в ту же пору—и в Краснодарской школе пилотов. Отличнику учебы, еще, по существу, безусому пареньку было досрочно присвоено офицерское звание. В небе овеянного беспримерной славой Ржева семерка наших дерзких истребителей задала трепку двум десяткам стервятников гнусных непрошеных пришельцев. За участие в этом бою девятнадцатилетний Сергей Лазарев был удостоен первой боевой награды. И какой—ордена Красного Знамени!
В дальнейшем уже на юге на три сотни боевых вылетов пришлось восемьдесят воздушных боев. Личный счет отважного летчика—три десятка сбитых гитлеровских самолетов.
Первого марта победного 1945 года у польского Болеславца Герой Советского Союза, кавалер орденов Ленина, Красного Знамени, Александра Невского, Отечественной войны I степени Сергей Лазарев в одном бою сбил шесть вражеских самолетов и погиб сам. Героя похоронили в Болеславце. (Сохранилась ли святая могила?).
Приказ Минобороны СССР о зачислении Сергея Лазарева навечно в списки летчиков первой авиационной эскадрильи 62-го истребительного полка в июне 1970 года подписан заместителем министра Маршалом Советского Союза М. Захаровым.
Ранее, 4 августа 1965 года, в то время заместитель министра обороны СССР Маршал Советского Союза А. Гречко подписал приказ в отношении младшего лейтенанта Михаила Борисова, который навечно зачислен в списки второй эскадрильи 62-го авиационного.
Нередко в Любимовке деловые, романтические встречи назначают «у самолета», то есть у «МиГ-19», ставшего обелиском. С недавних пор у его подножия, где мне Валерий Мискевич назначил встречу, установили доску из черного полированного гранита. На нее тесно нанесены фамилии авиаторов аэродрома Бельбек, «павших в воздушных боях за Крым и Севастополь в годы Великой Отечественной войны и при исполнении служебных обязанностей военной службы в мирное время» 62-го смешанного авиационного полка особого назначения ВВС Черноморского флота (впоследствии 62-го истребительного авиационного полка имени 50-летия ВЛКСМ).
В разделе Великой Отечественной помещено 25 фамилий. Но почему авиаторов? «Нам достоверно неизвестно, кто был пилотом, кто—стрелком, а кто—еще кем-то,—сказал в интервью Валерий Михайлович.—Приходим к мысли, что в будущем придется устанавливать дополнительную плиту, минимум на полсотни фамилий. Начатый список павших героев скрупулезно уточняется в архивных учреждениях».

Готовый перечень на камне составлен в алфавитном порядке. Его открывает младший лейтенант Михаил Борисов не только в соответствии с требованиями алфавита. Михаил Алексеевич—Герой Советского Союза. Герой из героев!
Михаил Борисов родился в селе с каким-то озорным названием—Топтыково Чаплыгинского района Липецкой области. В семье крестьянина-бедняка ребята быстро взрослели. Вот и Миша в Москве стал учеником столяра в 14 лет от роду. Упоминавшиеся в нашем очерке летчики прошли школу аэроклубов. В тридцатые годы—годы планетарного триумфа Валерия Чкалова и его современников-авиаторов—аэроклубы были приметой эпохи. Их сеть раскинулась широко, охватив и глубокую провинцию. О столице речи нет. В Москве смельчаки со времен Ивана Грозного сигали с колоколен с приделанными крыльями. Крестьянский паренек Михаил Борисов тоже не прошел мимо аэроклуба. И на нем не остановился. К 1939 году в Борисоглебске Михаил окончил 2-ю школу военных летчиков… верно, имени Валерия Чкалова.
Фрунзенский районный аэроклуб Первопрестольной—второй в биографии молодого летчика. На этот раз Михаил Борисов ставил на крыло других—молодых ребят и по случаю начавшейся войны с немецко-фашистскими войсками призванных летчиков запаса. И только в марте 1942 года Михаил Борисов отбыл в распоряжение командования Военно-воздушных сил Черноморского флота, где в 62-м истребительном получил назначение на должность командира звена. В те дни у Новороссийска полк проходил очередные переформирование и доукомплектование. И лишь в первых числах июля 1942 года полк приступил к выполнению своей повседневной работы: разведке, сопровождению своих кораблей в море, штурмовке наземных целей врага, сопровождению бомбардировщиков.
Седьмого июля Борисов вместе с ведомым, сержантом Низовским, открыл боевой счет сбитых вражеских самолетов. Видите ли, их 88-й «юнкерс» залетел к нам с целью разведки и был жестоко наказан. Число сраженных самолетов неприятеля выросло за счет двух бомбардировщиков и одного истребителя.
Почти всю стену комнаты Боевой славы 62-го истребительного авиационного полка и его нынешнего наследника заняла картина, создатель которой запечатлел последний бой Михаила Борисова.
Десятого августа 1942 года летчик и его ведомый, сержант Холявко, после успешного выполнения очередного задания возвращались на родной аэродром. Но по радио поступило сообщение об обнаруженных в небе пяти бомбардировщиках с крестами на фюзеляже. С бомбовым грузом они летели на Новороссийск.
Первая атака наших ребят увенчалась успехом. Метким огнем Борисов вывел из строя один из двигателей стервятника. Сержанту Холявко удалось изрешетить топливные баки «хейнкеля». Ослепительным факелом машина устремилась к земле. Но вспыхнул самолет Михаила Борисова. По нему не промазал стрелок бомбардировщика неприятеля. Наш пилот еще не утратил контроля над своей машиной. Ее, объятую огнем, герой направил на очередной «хейнкель». И после этого Михаил Борисов не потерял управление «ястребком», коль ему удалось свалить тараном еще один самолет противника. В одном бою из пяти стервятников младший лейтенант уничтожил три, из них два—тараном. Редчайший случай, если не единственный в своем роде!
«Гибель Михаила Борисова,—говорится в справке, подготовленной советом ветеранов полка к юбилею,—потрясла личный состав соединения. Однако она не вызвала в его среде ни страха, ни уныния. В тот день на подступах к Новороссийску бои разгорелись с невиданной силой. Товарищи героя сделали по 3-4 боевых вылета каждый. В течение дня на свои базы не вернулось не менее 16 самолетов с фашистской свастикой».
Удивительно, но звание Героя Советского Союза Михаилу Борисову присвоили лишь 6 марта 1965 года. Еще раньше в Раздольненском районе Крыма именем отважного летчика назвали село—бывшее Супнели.

Полк активно и результативно действовал, поддерживая Эльтигенскую десантную операцию. На линию Пицунда—Геленджик стаи неприятельских подводных лодок боялись сунуть нос. Меткие удары наших ребят с воздуха доставали их и в морских глубинах.
В середине сентября 1944 года полк исключили из состава действующей армии. Однако сразу же после встречи нового, 1945 года 1 января 62-й истребительный с аэродрома Мысхако (Новороссийск) перебросили на аэродром у современного села Песчаного, что рядом с Качей. В феврале перед летчиками 20 самолетов «Р-40 «Киттихаук» поставили задание, важнее которого трудно было определить,—прикрытие с воздуха проходившей в Ялте конференции лидеров трех ведущих стран антигитлеровской коалиции: СССР, США и Великобритании.
В победный 1945 год 62-й истребительный на пару лет перебазировали на полевой аэродром у села Углового, затем более чем на полвека полк осел у нас, на Бельбеке. Если и случился перерыв, то он был связан со строительством пригодной для современных самолетов взлетно-посадочной полосы.
Кстати, об авиационной технике. В послевоенные годы пилоты осваивали крылатые машины иностранного производства—такие как «киттихаук», «аэрокобра», «кингкобра».
Затем пошли машины отечественного производства. В апреле 1951 года на аэродроме у речушки Бельбек появились «МиГ-15» на реактивной тяге, с 1958-го настал черед самолетов более совершенных модификаций ведущего в стране конструкторского бюро—«МиГ-19с» (скоростной) и «МиГ-19св» (скоростной, высотный). Десять лет спустя пробил час поочередного освоения «Су-15», «Су-27», «МиГ-29».
Очевидно, у асов это неплохо получалось. В 1962 году полк признали лучшим среди родственных соединений Противовоздушной обороны страны, в 1967-м его удостоили памятного знамени ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР.
Для защитников Родины мирное время—весьма условное состояние. Долгие годы у наших летчиков ушли на борьбу с воздушными шарами, оснащенными шпионской аппаратурой. Их запускали с территорий сопредельных натовских государств. Однажды в зону ответственности 62-го авиационного на огромной высоте зашел самолет потенциального противника. На его перехват в небо поднялся «Су-15» И.В. Копосова. Он принудил нарушителя приземлиться на нашем аэродроме.
Во главе полка за всю его историю стояли 24 достойных из достойнейших авиатора. Одному из них, Николаю Москвителеву, в текущем году на аллее Героев в торжественной обстановке открыт бюст. В трудный период в мае 1958-го Николай Иванович принял полк, едва переступив 30-летний рубеж жизни. В течение пяти лет обладавший завидным мастерством летчика умелый организатор вывел соединение в число лучших в стране. В отставку генерал-полковник Николай Москвителев ушел с поста командующего ВВС ПВО страны…

Торжества в Любимовке по случаю 80-летия истребительного авиационного полка продолжались два дня. В насыщенную программу мероприятий были включены торжественное построение, возложение цветов к подножию самолета-памятника с числом 62 на борту и к бюстам на аллее Героев, осмотр военной техники на аэродроме, посещение комнаты Боевой славы, концерты, вручение памятных медалей «80 лет со дня формирования 62-го истребительного авиационного полка», учрежденных советом ветеранов соединения…
В Любимовке перед моими глазами предстали кадры замечательного фильма «Аты-баты, шли солдаты». Мы помним трогательные сцены приезда уже взрослых детей на место принятого их отцами-героями ожесточенного сражения. Со всех концов страны на юбилей 62-го истребительного в Любимовку приехали уже не сыновья и дочери пилотов полка-юбиляра, а внуки. Москвич Андрей Карбовский запомнился тем, что в руках держал планшет с портретом деда—младшего лейтенанта В.В. Глухова, пилота 62-го истребительного. «Пусть и мой дед вместе с нами отметит круглую дату»,—сказал Андрей Станиславович. Его земляк Александр Кивва когда-то узнал, что имя его деда-летчика Н.И. Меркулова было увековечено на обелиске авиаторов, который высится на проспекте Генерала Острякова. «Это было так неожиданно,—сказал нам Александр Владимирович.—Это наш второй визит в Севастополь, чтобы почтить светлую память деда теперь уже в Любимовке».
Приехавшая издалека Галина Истомина—внучка лейтенанта П.Н. Панкова. Галина Викторовна увлечена выяснением трагических судеб всех участников первых боев в небе Армянска, Ишуни, нынешнего Красноперекопска. Галина Викторовна также внесла лепту в организацию памятных мероприятий в Любимовке.
Как нынче принято говорить, в режиме онлайн празднование 80-летия 62-го истребительного проходило также в Симоновке и Ейске Краснодарского края, где формировался полк. На Кубани состоялись митинг, показательные прыжки парашютистов, встречи с ветеранами летного училища.

 

А. Калько.

На снимках: Герой Советского Союза Михаил Борисов; момент торжеств в Любимовке.

Фото Т. Пчёлиной.

Другие статьи этого номера