Мгновения и вечность

На открытие выставки—хоть живописи, хоть графики—репортеру стоит приходить минимум минут за тридцать, лучше за все сорок до начала официальной части церемонии. В тишине зала экспонаты вернисажа находятся в свободном доступе. Их можно детально рассмотреть, работы, подходящие для газетного отчета,—сфотографировать. Конечно, это время лучшее и для общения с автором показа. Через полчаса при всем желании ему будет не до вас. Так я поступил и на сей раз…

Мгновения и вечностьМосковская студентка шестого курса Академии акварели и изящных искусств, носящей имя отмеченного высокими наградами и почетными званиями Сергея Андрияки, стипендиат правительства Российской Федерации (2020 год) и президента страны (2021 год) Мария Барановская в течение последнего трехлетия зачастила в наш город. С походным этюдником, а то и с крупноформатными планшетами девушку можно было встретить и у церкви Вознесения в Форосе, и в Инкермане у башен средневековой крепости Каламита, но чаще—в Херсонесе и Балаклаве.
Сегодня 35 лучших картин молодой художницы представлены для обзора любителям изобразительного искусства в зале Центральной городской библиотеки для взрослых имени Л.Н. Толстого.
В зал стремительно вошли женщина и девушка, по виду старшеклассница, в сопровождении крепкого мужчины. В женщине я поторопился признать художницу Марию Барановскую. «Художница,—подумал,—не иначе, в инкрустированном хитоне». «Мария рядом со мной,—широко улыбнулась женщина.—Я ее мама». Мужчину уже не нужно было представлять. Конечно, это отец.
Мария назвала родителей—представителей творческих профессий. Отец, Станислав Геннадьевич, детство и юность провел в Севастополе. Учился в Севастопольской художественной школе. В настоящее время наш земляк возглавляет в столице художественно-реставрационную мастерскую главного театра Российской Армии.
«Нынче и в наше творчество,—вступил в разговор художник,—пришли новые технологии. Но балетная группа артистов театра по-прежнему предпочитает выходить на сцену, оформленную рукодельной росписью». Мама, Тамара Васильевна,—не просто художник, а художник по костюмам. Вот откуда на женщине изысканной хитон, который сбил меня с толку.
Теперь уже ясно: с младых ногтей Мария проторила дорогу в наш город. Его она считает второй родиной.
Девушка вспомнила свою бабушку, Ларису Валентиновну. Долгие годы она работала в Музее героической обороны и освобождения Севастополя. «Была бы сегодня она среди нас,—вздохнула Мария,—порадовалась бы, побывав на этой выставке».
Мгновения и вечностьЕще как порадовалась бы. Достаточно взглянуть на акварель, названную автором одним словом—«Балаклава». На картине—ни домов, ни улиц, ни площадей, ни крепостных башен. Но это Балаклава. Не существует она без запечатленной с ослепляющим солнечным бликом на воде бухты, без высот Мытылино и Кая-Баш. На первом же плане под летним солнцем пышут жаром камни. Всего лишь камни. Но побывавшим здесь они рассказывают о расположенных рядом стенах донжона.
«Долго будет в моей памяти день, когда под обжигающими лучами я поднималась с планшетом и красками на крепостную гору,—вспоминает Мария.—Не оставляло чувство: не до работы. Но красота вокруг открылась такая, что руки сами потянулись к ватману. Рисую только с натуры и ни мазка в мастерской. Эта работа выполнена за короткое время на одном дыхании».
Есть, однако, произведения, для создания которых доводилось приходить на избранные для работы места несколько раз. Такова панорама Херсонеса. Организаторы выставки расположили ее на самом видном месте. Девушку с мольбертом и красками контролеры на проходной пропускали на территорию заповедника бесплатно, как свою. В один из сеансов с моря поднялся такой ветер, что пришлось держать планшет, чтобы не улетел. Все же работа двигалась.
Мгновения и вечностьПанорама Херсонеса могла бы стать дипломной работой. Но Мария решила к финалу учебы в академии нарисовать панорамный вид Балаклавы. Ширина панно превысит пару метров. Таковы ближайшие планы.
Девушка оценивающе взглянула на меня: дойдут ли до собеседника ее слова? «В каждом избранном объекте,—продолжала она,—вижу достойный кисти символ. Его не может передать даже самая удачная фотография. Выше ее только воплощенный в красках образ, воспринятый душой и сердцем. Каждый раз я погружаюсь в очередной образ. Для меня красоты крымской земли слиты с ее удивительной зримой историей. Пытаюсь донести до зрителей свои ощущения и эмоции, передать сочетание момента и вечности».
При работе с масляными красками технически легко исправить неловкое касание кисти к полотну. Иное дело—техника акварели. Она требует предельной точности. Кто не любовался способностью моря, реки, ручейка передавать живую, меняющуюся игру красок неба, лесистых берегов, зданий в городе? Эта особенность воды передана и акварели. Акварель, как толкуют нам составители словарей,—это прозрачные, разведенные в воде краски. При этом сквозь них просвечивается основа, чаще это ватман.
Мгновения и вечностьМарию Барановскую, как и большинство, если не всех ее сокурсников, пленило мастерство Сергея Андрияки и собранных им для работы с молодежью педагогов. Первый наставник молодой художницы—Сергей Хотов. Сергей Алексеевич—мастер и пейзажа, и натюрморта, а еще замечательный портретист. Мария Барановская, воспользовавшись электронной почтой, попросила назвать еще одного ее педагога, народного художника Российской Федерации Д.А. Белюкина. Умение студентки работать в жанре пейзажа—от Дмитрия Анатольевича.
Конек академии, где учится Мария,—техника так называемой многослойной акварели. «Это удивительная техника,—свидетельствует девушка.—Умелое обращение к ней позволяет передать легкость, прозрачность цвета. За счет слияния световых подкладок гамма, колорит становятся наиболее сложными, наполненными и мерцающими».
Вместе с коллегами по искусству, учениками Сергей Андрияки развивает эту технику. Многослойная акварель—основной предмет в академии. В то же время Сергей Николаевич поощряет и требует глубокого постижения живописи, работы с пастелью, керамикой, мозаикой, скульптурой. Кое-что уже пригодилось в жизни. Мария оказалась среди тех своих товарищей, которые привлекались к работе над созданием витражей для православного храма Российских Вооруженных Сил. Интересно было попробовать свои силы и в реставрации икон. В данном случае пришлось замешивать краски по рецептам далекого прошлого.
Мгновения и вечностьПосетители выставки адресовали молодой художнице много вопросов, пожеланий. Одна из них отметила, что сюжеты представленных работ привычные. Одних видов Херсонеса наберется с десяток да видов Балаклавы с пяток. Объекты для творчества известные, но показаны они по-новому, иным почерком, что ли. А это очень привлекательно.
—Что для вас означает успех в творчестве: факт продажи картины или широко открытые глаза зрителей?
Мария Барановская улыбнулась:—Мои картины—не для продажи, по крайней мере пока не для продажи. Мне хочется чаще, как можно чаще выставлять их на обозрение публики. Стремлюсь к тому, чтобы мое искусство, умение находили отклик в душах людей. Пусть они вспомнят, что в мире есть много прекрасного.
Столичная гостья провела мастер-класс для публики.
Коллектив «Толстовки» взялся за осуществление мероприятий в рамках проекта «Любимые координаты». «Показ произведений Марии Барановской,—сказала сотрудница библиотеки Марина Власова, которая вела церемонию открытия выставки,—чудесным образом соответствует замыслам нашего проекта». Была выражена также уверенность в том, что нынешний вернисаж произведений художницы—первый и далеко не последний в Севастополе.

А. КАЛЬКО.
На снимках: Мария Барановская за работой и ее картины.
Фото автора.

Другие статьи этого номера