Его небесная эскадрилья

Его небесная эскадрилья

Герой Советского Союза Александр Райлян—о том, что только не по инструкции можно порой выжить.
Он уже сбился со счёта, сколько раз смотрел фильм «В бой идут одни «старики». Но каждый раз его закалённое в боях командирское сердце по-особому откликается на фразу героя картины: «Самое трудное в нашей работе—ждать».
Афганистан в последнее время плотно оккупировал новостные ленты. А ведь для многих наших соотечественников, прежде всего для людей в погонах, это не просто точка на глобусе. Это глава их жизни, когда им приходилось выходить за рамки возможного, когда слова Суворова «сам умирай, а товарища выручай» переставали быть просто плакатом из учебки. Когда, как вспоминает Герой Советского Союза, заслуженный военный лётчик Александр Райлян, сами «духи» признавали: «Русские солдаты могут воевать так, что даже враги ими восторгаются».
Об этом, о мужской дружбе и о самой надёжной технике в мире—в рассказе героя той войны, которая и спустя 30 лет не даёт о себе забыть.

 

«Молишься, чтобы все вернулись»

«Во все свои военные командировки, а было их больше десяти, я отправлялся в качестве командира. Бывало, что в подчинении находилось до 30 экипажей,—рассказывает Александр Райлян.—И это правда, что самое трудное в нашей работе—ждать. Молишься, чтобы с задания вернулись все. Да, в Афгане приходилось и вертолёт на одном колесе удерживать, чтобы не свалиться в пропасть, и ночью садиться в полную неизвестность, и уходить от обстрела, выделывая в небе такие фортеля—сам диву даёшься, на что способен наш легендарный «Ми-8». Но рисковать самому проще, чем ждать возращения тех, кого отправил на задание».
Любовь Райляна к фильмам о Великой Отечественной—из детства. На его малой родине, в Крымском районе Краснодарского края, похоронены шесть военных лётчиц из знаменитого авиационного полка «Ночные ведьмы», которые сражались и погибли в небе над селом, где в 1954 году родился будущий Герой Советского Союза. В их сельской школе четверо мальчишек, включая самого Райляна, решили стать лётчиками. Все четверо мечту свою исполнили. Всем четверым пришлось пройти «горячие точки». И все чудом остались живы.
«О войне мог бы много рассказать мой отец-фронтовик,—говорит Александр Максимович.—Но батя был скуп на рассказы. Единственный день в году, когда он вспоминал былое,—9 Мая. У нас дома собирались ветераны. Мы, ребятня, прятались под столом. Хотелось услышать про подвиги, но нас быстро выпроваживали. Отец и меня не выспрашивал, когда я первый раз из Афганистана домой в отпуск приехал. Мою Звезду Героя встретил сдержанно: «Наградили, значит, сынок. Ну садись». Он, конечно, гордился, как любой отец. Но у нас с ним было понимание, что Звезда Героя—это общая заслуга и подчинённых, и командира. И бати моего, который для меня—пример».
В Афгане Райлян был дважды. За те две афганские командировки у Александра Максимовича погиб лишь один подчинённый—от прямого попадания ПЗРК «Стингер» в вертолёт. За нашими вертолётами «духи» тогда охотились целенаправленно, получая за сбитую машину большую денежную премию.

 

Всё решают секунды

Первая командировка в Афганистан пришлась на 1983 год. Едва спустившись с трапа на афганскую землю, Александр тут же получил приказ облетать «эмтэшку» («Ми-8МТ»), чтобы на следующий день отправиться на этой машине в свой первый боевой полёт. В Союзе на тот момент таких бортов было очень мало, машина незнакомая. Но это не помешало капитану Райляну утром в качестве ведомого у командира сидеть за штурвалом «Ми-8МТ». Он сразу понял, что на войне нет времени для раскачки. Порой всё решают секунды. И решения, которые принимаешь, могут противоречить инструкциям: «По документам вертолёт ночью летает над горами. Нам же приходилось не просто летать в ущельях, но и садиться там и взлетать. Наш боевой опыт доказал, что «Ми-8»—самая надёжная машина в мире,—говорит Александр Максимович.—Понимаете, тот, кто исполняет все инструкции,—хороший лётчик. А лучший—который знает, что нарушает, и пусть с риском для жизни, но, веря в возможности своей машины и в своё умение пилотировать, выполняет поставленную задачу. Если всё обойдётся, победителя судить не будут, если нет—значит, был неправ. Эту формулу вывел Герой Советского Союза, заслуженный лётчик-испытатель Василий Петрович Колошенко. Слова эти писались кровью: каждый пилот, находясь в воздухе в боевых условиях, сам принимает решение, а потом уже выясняется, хороший он лётчик или лучший».
Свой экипаж он называет семьёй. Только при такой слаженности возможно по десять раз за день ходить в зону боевых действий, а потом ещё несколько раз—ночью. Пробиваться в назначенную точку под шквальным огнём средств ПВО, который вёлся с пакистанской стороны. Под носом у «духов» сажать вертолёт, чтобы забрать экипаж сбитого «Ми-24». Они тогда просто растерялись от такой наглости Райляна. Это дало нашим лётчикам несколько минут форы, чтобы взлететь и уйти из-под огня противника. «Наш вертолёт тогда был продырявлен в нескольких местах, но до базы мы дотянули»,—вспоминает лётчик. Он эвакуировал сотни человек—живых, раненых, бездыханных. Навсегда запомнил первого спасённого раненого: «Это был десантник ростом метр девяносто. «Духи» прошили его очередью из автомата. Мы втащили его в машину под обстрелом. Мой штурман вколол обезболивающее, потом поставил капельницу и держал её в руках в течение часа, пока мы не долетели».

 

«Классный мужик!»

Райлян был не только одним из лучших лётчиков, он был одним из лучших командиров. На форумах вертолётчиков в интернете, где прошедшие Афган делятся воспоминаниями, подчинённые Райляна пишут о нём: «Классный мужик!» Тот же смысл изложен официальным языком, когда подполковнику Райляну Александру Максимовичу было присвоено звание Героя Советского Союза.
Из 26 лётчиков, награждённых за Афганистан званиями Героев Советского Союза, 19—вертолётчики. Тогда появилось даже выражение «вертолётная война»—без рабочей лошадки «Ми-8» в Афгане делать было нечего.
После Афганистана, в 90-е, у Райляна были командировки в Чечню, Косово, Таджикистан, боевые задания в странах Африки. Не про каждую операцию можно рассказать. За то, что остался в живых, пройдя столько «горячих точек», Александр Максимович не перестаёт благодарить учителей. И главного из них, под началом которого служил,—Героя Советского Союза генерал-полковника Виталия Егоровича Павлова. «Вот у десантников есть дядя Вася—легендарный Василий Маргелов. И ВДВ порой называют «Войска дяди Васи». А у нас, вертолётчиков, есть Виталий Павлов, которого все называли Батя,—рассказывает Райлян.—Это человек-легенда, глыба. Без него у нас в стране не было бы вертолётной авиации как рода войск».
В первую чеченскую Александр Максимович воевал под командованием Павлова. Как и его подчинённые, генерал спал на панцирной кровати без матраса, пока не наладили быт. «А сколько дней мы разыскивали для Бати резиновые сапоги 49-го размера! В Чечне, как в своё время в Афгане, потребовалась специфическая для армии обувь. В горах Афгана воевали в кроссовках, а в Чечне из-за постоянной грязи под ногами выручали резиновые сапоги.
На первой чеченской войне генерал-полковник Павлов был командующим авиацией Сухопутных войск, что не мешало ему самому поднимать вертолёт в небо. Делал он это в самых сложных погодных условиях, когда понимал, что только его опыт поможет пробиться сквозь густую облачность и горы к передовым батальонам и вывезти раненых. Бати не стало в 2016-м. Мы, его воспитанники, очень хотели увековечить его память. Вот есть же у нас самолёты, названные в честь лётчиков-героев, есть суда и подлодки, которые носят имена прославивших Отечество людей. Мы добивались, чтобы и у вертолётчиков были именные машины. И вот недавно официально принято такое решение. Пять машин получили имена: одна из них—«Ми-26» в Центральном военном округе—носит имя Героя Советского Союза генерал-полковника Виталия Павлова».
В конце разговора Александр Максимович произносит фразу, от которой—ком в горле: «Знаете, у них, наших героев, там, на небесах,—своя эскадрилья. И оттуда, я уверен, наш Батя поможет экипажу своей машины. Уж как-то так получается, что ни одно из поколений в России не избегает того, чтобы быть опалённым войной. И нам есть на кого оглянуться, с кого взять пример—и в небе, и на земле, и под водой».

 

М. ПОЗДНЯКОВА.

(«АиФ» № 45, ноябрь 2021 г.).

Другие статьи этого номера