Главный экспонат

Главный экспонат

Определенно не зря говорят и пишут о том, что после полудня 12 ноября расположенная среди нехилых высот Балаклава, как в горсти руки, утонула в щемящей мелодии песни о возвращающейся домой усталой подлодке. Подозреваю, что в эту минуту чуткие сердца и души читающих эти строки пронизали звуки неофициального гимна рыцарей глубин Мирового океана. Тем более, у знаменитой бухты, покой которой в течение веков берегут седые стены и башни генуэзской крепости. В этот день в Балаклаве, как поется, «со слезами на глазах» встречали плавучую зарядную станцию—ПЗС проекта «633 РВ». Рядом три флотских буксира казались не тягловой силой блестевшей свежей краской субмарины, а почетным эскортом. Почти два часа, может, чуточку больше потребовалось на то, чтобы 78-метровую металлическую сигару с помощью лебедок осторожно переместить в подготовленный в знаменитых штольнях сухой док. Отныне быть ему вечной стоянкой для отслужившей свое подводной лодки.

Главный экспонат

Заместитель генерального директора Балаклавского подземного музейного комплекса Светлана Миненко сказала, что за этим знаковым событием последует юбилей. Тридцать первого декабря подводной лодке проекта «633 РВ» исполнится 60 лет. Для субмарин любого класса это солидный возраст.
Мы живем в морском городе. Время от времени разгораются дискуссии о том, чтобы тому или иному крейсеру, эсминцу после «дембеля» надлежит стать музеем. Непременно музеем, вместо того чтобы после его разделки пустить сталь на изготовление пресловутых швейных игл.
После исключения из боевого состава каждый корабль достоин особого к себе отношения. Ведь за его кормой—тысячи миль морских, океанских дорог. Экипаж каждого из них становился участником того или иного знакового события. Те или иные моряки приобретали известность в стране. Быть кораблю таким-то музеем.
За подводную лодку проекта «633 РВ» тоже хлопотали. Прежде всего возглавляемая В.Т. Мантуровым ветеранская организация подводников. Один из аргументов заслуженных людей предельно прост: посмотрите, пожалуйста, подводные лодки вознесены на пьедесталы и в Москве, и в Краснодаре, и в Калининграде… Севастополь—город-герой, главная база Краснознаменного Черноморского флота, в составе которого подводники громко заявили о себе как в годы горячей Великой Отечественной, так и войны, источающей холод.
Слышен был также голос сотрудников Военно-исторического музея фортификационных сооружений. В первых числах лета 2019 года заместитель его директора Валерий Иванов сообщил журналистам: «Лодка 633-го проекта находится в Южной бухте в качестве зарядной станции аккумуляторов. Нам сообщили о скором ее списании. Вопрос передачи лодки музею решается на самом высоком уровне, включая командующего ВМФ».
О получении ее 4 марта сего года общественность информировал директор музея Юрий Тарариев: «Мы планируем поставить ее в канал нашего комплекса… Ее надо отдоковать, надежно установить… Рассчитываем, что уже в текущем году подводная лодка будет доступна для осмотра посетителями музея».
В конце концов подводная лодка проекта «633 РВ» стала не памятником, не музеем, а главным экспонатом возглавляемого генеральным директором Балаклавского подземного музейного комплекса Павлом Плехановым.
Бывшему главному инженеру в недалеком прошлом прославленного судоремонтного завода «Металлист» В.Л. Иванову очень хочется, чтобы отставная подводная лодка в балаклавском подземелье воспринималась как памятник, по меньшей мере, и специальному цеху, а то и всему, по существу, угасшему предприятию. На «Металлисте» (было время) после долгих походов уставшим субмаринам возвращали силу. В штольнях же располагался знаменитый спеццех. Это все, что в скором времени в меняющейся Балаклаве останется от родного Валерию Леонидовичу и сотням бывших судоремонтников завода.
Когда-то молодой Сергей Трифонов на Балтике прошел обучение в школе мичманов. Он не досидел за учебниками и конспектами положенные восемь месяцев. Парню сказали: «Ты уже все знаешь, становись в строй ремонтников». Сергей выходил в море на ходовые испытания, ездил с ответственными поручениями в длительные командировки. Впереди расторопного, с золотыми руками матроса ожидали растянувшаяся на десятилетия служба на подводных лодках, многомесячные походы то в Анголу, то на Кубу (дважды), то в Египет, то в кругосветку.
При пересечении экватора на подводных лодках, как и на надводных кораблях, принимают на борту Нептуна со свитой. Но на субмаринах есть еще другая забава, иной ритуал. При достижении максимальной глубины (для подводной лодки 633-го проекта—240 метров) новичков посвящают в подводники. Для этого отвинчивают плафон освещения, эту замечательную посудину наполняют обязательно глубинной забортной водой. Ее пьют до дна. Погасить жгучую соль Мирового океана положено шоколадкой. Всё, порядок! Теперь ты уже подводник.
Почти поллитровый плафон может дополнить подвешенная к потолку кувалда. Измазанная солидолом, она раскачивается, как маятник. Изловчившись, ее положено поцеловать в оставленное сухим место. Кому-то здорово везет. Другие достигают цели со следами нефтепродукта на лице.
Почему у нас пока повезло не крейсеру, не эсминцу, а подводной лодке? «Габариты подводной лодки проекта «633 РВ» позволяют зайти в старые штольни,—говорит С.А. Трифонов.—Подводная лодка, например 641-го проекта, со своим метражом застряла бы где-то на половине пути».
Кстати, еще не сказано, что Сергей Анатольевич—последний командир субмарины, экспоната музея. Так-то.
Но дело не только в габаритах лодки. Наверняка учитывались и другие обстоятельства. Какие?
Подводная лодка 633-го проекта была заложена 29 марта 1961 года в Горьком на не нуждающемся в особых эпитетах заводе «Красное Сормово». Потрясающе, что в этом же году, через четыре месяца, 27 июля субмарина за неимением морской воды была спущена на волжскую. Но днем ее рождения считается 31 декабря того же 1961 года, когда она заняла отведенное место в ВМФ СССР.
Столь впечатляющие темпы строительства, оснащения подводной лодки объясняются не только поразительным профессиональным мастерством судостроителей, но и их высокой ответственностью за порученное дело. Вспомним до предела студеные вихри в отношениях между государствами того времени. Так, в 1962 году нас ожидал острый кубинский кризис, когда мир висел на волоске. И дальше было (да и сейчас) ох как неспокойно.
Последовавшие затем переброски новой субмарины с флота на флот—показатель перемещений по планете векторов напряжения в международной обстановке, кочующих «горячих точек». Шестнадцатого января 1962 года подводная лодка 633-го проекта была зачислена в состав бригады родственных плавсредств Черноморского флота. Через полгода она оказалась в Полярном в составе Северного флота, в 1968-м пошел отсчет дней и месяцев вахты в Средиземном море, за ним—порты базирования Краснознаменного Черноморского флота.
Отечественными корабелами выпущено два десятка субмарин 633-го проекта. Но только две из них в результате основательных ремонта и реконструкции освоили новые «профессии», что, собственно, и продлило их эксплуатацию, срок их службы. Нашу порядком уставшую подлодку «врачевали» на «Севморзаводе», там же она обрела надстройку на носу—две ракетные шахты.
В течение семидесятых и восьмидесятых годов подводную лодку 633-го проекта в напряженном режиме использовали для ответственных испытаний грозного, новейшего в тот период оружия—ракето-торпеды «Водопад». Только в 1973-1974 годах было совершено 24 успешных их запуска—сначала с 40-метровой глубины, затем с глубины 50 метров.
Бывало, перед спуском субмарины, о которой идет рассказ, на максимальную для нее глубину почти в четверть километра матросы для интереса от стенки до стенки туго натягивали нитку. По достижении крайнего рубежа «маячок» обвисал, как качели. Корпус ревматически потрескивал. Еще громче и чаще подавал он хриплый голос, когда в 1975 году впервые в мире с борта подводной лодки проекта «633 РВ» был осуществлен пуск ракето-торпед с рекордных 240 метров толщи воды. Нашим потенциальным противникам было о чем задуматься. Думают они, со страхом оглядываясь, до сих пор.
Необычной стартовой площадке для испытаний новых образцов оружия потребовался очередной ремонт. Он тянулся целых пять лет, до апреля 1991 года. Подводная лодка обеспечивала серийные испытания всех имеющихся на вооружении ВМФ ракето-торпед вплоть до 1995 года.
В этот год, вспоминает С.А. Трифонов, были налажены шефские связи с Неклидовским районом Ростовской области. Тогда большая часть экипажа состояла из призывников казачьего края. Замечательные ребята! В этот же год 44-летнюю субмарину исключили из боевого состава ВМФ. Но она осталась в строю ведущей бригады подлодок Черноморского флота.
Долгие годы, вплоть до 2019 года, подводная лодка была переоборудована под плавучую зарядную станцию с экипажем в три десятка молодцев во главе с С.А. Трифоновым. Аккумуляторы не могут быть разряженными. В рабочее состояние их приводили Сергей Анатольевич и его подчиненные.
В наши дни стремишься, но не можешь отойти от политики. Сравнительно недавно помогали украинской субмарине под названием «Запорiжжя». Офицеры ее экипажа оттачивали навыки в море на российских подводных лодках. «Неужели это было?»—удивляется С.А. Трифонов. Было, да сплыло. Неужели навсегда?
В летописи подводной лодки, которая к последней странице очерка стала «нашей», 2019 год отмечен кратко: «Исключена из состава судов ВМФ РФ», «готовилась к списанию». К нынешнему дню она вполне могла пойти на иголки. Но ветераны-подводники, объединившись с музейщиками, единственному уцелевшему из серии подводных кораблей 633-го проекта дали шанс остаться в новом качестве—музейного экспоната. Но для встречи с туристами и прочей заинтересованной публикой лодку надо было облагородить, обновить.
В четыре руки С.Н. Миненко и С.А. Трифонов, заочно дополняя друг друга, написали имена организаторов производства, специалистов ООО «Ремкор», «Севморзавода», Балаклавского подземного музейного комплекса, которые в сжатые сроки обеспечили на первом этапе подготовку к буксировке субмарины морем. В своей новой «одежке» она выглядит, как новая. Отдельные площади обшивки (например защитные барабаны винтов)—еще те, с 1961 года.
Благое дело объединило усилия гендиректора Балаклавского подземного музейного комплекса П.Н. Плеханова, первого заместителя директора «Севморзавода» С.А. Орлова, представителя руководства «Ремкора» Р.А. Мирошниченко, главного конструктора и инженер-конструктора «Севморзавода» Э.Е. Годияк и М.К. Плахину, главного строителя кораблей этого же предприятия Д.С. Ильина, докмейстера З.Г. Короля. Руководство последним рейсом подводной лодки 633-го проекта из Севастополя в Балаклаву взяли на себя еще один представитель «Севморзавода» И.А. Матус и подчиненная ему швартовая команда.
В разговоре с заместителем гендиректора музейного комплекса С.Н. Миненко я возьми да и брякни в адрес нового экспоната: «Старушка!» Светлана Николаевна энергично отклонила такое определение. У разительно «помолодевшей» подводной лодки 633-го проекта началась новая жизнь. Пока она задрапирована, но внутри корпуса с участием последнего командира экипажа идут работы по улучшению, скажем так, интерьера. В отдельном помещении штолен будут подготовлены стенды с рассказом о конкретной подводной лодке и о наиболее известных людях, служивших на ней.
В этом году счет посетителей подземного музейного комплекса пошел на сотни тысяч человек, несмотря на пандемию. Гостей будет больше. Для этого делается много, что подтверждает установленная на вечную стоянку под толщей скал подводная лодка проекта «633 РВ»—главный экспонат музея.

А. КАЛЬКО.

Другие статьи этого номера