Разгром немцев под Москвой

Только то, что нужно  для счастья

В ходе Великой Отечественной войны битва под Москвой началась 30 сентября 1941 года наступлением германской группы армий «Центр» с целью захвата нашей столицы. Условное наименование операции—«Тайфун».

 

Под давлением превосходящих сил противника Красная Армия отступала, ведя тяжёлые бои. В книге «Воспоминания и размышления» маршал Георгий Жуков, в то время командующий Западным фронтом, пишет, что в эти дни Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин задал ему вопрос—удержим мы Москву или нет—и потребовал от него отвечать честно, как коммунист. Жуков ответил, что «Москву, безусловно, удержим, но нужны не менее двух армий и хотя бы двести танков».
В октябре-ноябре фронты, защищавшие Москву, получили крупные резервы. Только в состав Западного фронта были переданы три общевойсковые армии, девять стрелковых и две кавалерийские дивизии, восемь стрелковых и шесть танковых бригад и большое количество специальных частей.
К третьей декаде ноября фронт обороны Москвы стабилизировался и протянулся с севера на юг от Калинина через Дмитров, Наро-Фоминск, реку Оку, к Туле. Местами расстояния от немецких позиций до столицы составляли 30-50 километров.
«Обе воюющие стороны,—вспоминал командующий 16-й армией в Московской битве Константин Рокоссовский,—находились в наивысшем напряжении сил. Сведения, которыми мы располагали, говорили, что все резервы, имевшиеся у фон Бока (генерал-фельдмаршал, командующий группой армий «Центр».—Авт.), использованы и втянуты в бой под Москвой. Войскам Западного фронта, в том числе и нашей армии, надо было продержаться».
Кроме Западного фронта держались фронты: Калининский (командующий—генерал-лейтенант Иван Конев) и Юго-Западный (командующий—Маршал Советского Союза Семён Тимошенко).
В оборонительный период битвы Красная Армия отстояла Москву. Враг не сумел достичь главной цели блицкрига—до наступления зимы уничтожить Советские Вооружённые Силы. Германия оказалась перед неизбежностью затяжной войны с Советским Союзом.
Пришло время для перехвата инициативы у врага. Наступил благоприятный момент для перехода в контрнаступление. Противник был вынужден прекратить свои атаки, но не успел ещё перейти к обороне: не перестроил боевые порядки своих войск для обороны, не создал резервы, не подготовил рубежи обороны.
К началу контрнаступления Калининский, Западный фронты и правое крыло Юго-Западного фронта в своём составе насчитывали более 1100 тысяч человек, 7652 орудия и миномёта, 415 установок реактивной артиллерии, 774 танка и тысячу самолётов. В немецкой группе армий «Центр» было 1708 тысяч человек, около 13500 орудий и миномётов, 1170 танков и 615 самолётов.
Несмотря на превосходство противника в силе, кроме авиации, Ставка приняла решение о контрнаступлении. 5 декабря войска Калининского фронта, а на другой день Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов перешли в наступление. Калининский фронт 16 декабря выбил противника из Калинина, прорвал оборону на правом берегу Волги и вышел к Ржеву.

Действия Западного фронта в Клинско-Солнечногорской операции уместно показать на воспоминаниях участника тех боёв—В.М. Руденко, в своё время работавшего в Севастопольском техническом университете заведующим кафедрой судовых энергетических установок. Он воевал в 71-й морской бригаде 1-й ударной армии.
«С началом контрнаступления нашей бригаде была поставлена задача освободить село Языково на западном берегу канала Москва—Волга южнее Яхромы,—писал Валерий Михайлович.—Этот сильный опорный пункт трижды переходил из рук в руки. Лишь на четвёртые сутки с начала наступления четвёртой атакой удалось им овладеть.
После взятия Яхромы в штабном фургоне противника мы обнаружили военные карты, порнографические открытки и несколько комплектов парадного офицерского обмундирования, подготовленного для парада в Москве.
12 декабря освободили Солнечногорск, через три дня—Клин. На очереди был Волоколамск. Интенданты не успевали снабжать наступающие части продовольствием. Пришлось есть конину, иногда без хлеба. Мясо варили и жарили на костре. Всё бы ничего, но без соли оно сладкое.
Стояли сильные морозы. Хотя мы были хорошо экипированы: тёплое бельё, меховые безрукавки под шинелями, шапки-ушанки, валенки,—всё равно мороз крепко донимал. Белые полушубки, мало заметные на снегу, командиры взводов, рот и батальонов не носили. Их предпочитало более высокое начальство. Когда оно появлялось на передовой, то за ним охотились снайперы, а мы лишний раз рисковать не хотели.
Немцы, отступая, сжигали дома. Правда, я в тепле побывал. На реке Ламе в полынью провалился. После чего двое суток в избе на печи отогревался.
После тяжёлых боёв 20 декабря освободили Волоколамск, крупный опорный пункт немцев. За две недели наступления мы выдохлись. Через пять дней после освобождения Волоколамска закончилась Клинско-Солнечногорская операция, в результате которой на северо-западе Москвы противник был отброшен километров на сто. Угрозу обхода столицы на этом направлении сняли, но наших бойцов полегло немало. После взятия Клина подсчитали: в 71-й бригаде погибло две трети моряков, а это свыше полторы тысячи человек.
Стирались различия между армейцами и моряками, но флотские традиции остались. Был у нас своеобразный шик. В атаку шли смело и напористо, расстегнув верхние пуговицы гимнастёрки, чтобы был виден треугольник тельняшки. Перед наступлением танкисты просили на броню побольше моряков. Недаром после освобождения Волоколамска нашей бригаде присвоили гвардейское звание, и она стала называться 2-й гвардейской стрелковой бригадой.
16 февраля 1942 года во время боя за деревню Новинки на подступах к станции Шаховская мы лежали, прижавшись к земле, ожидая команды на бросок вперёд. Недалеко разорвалась мина. Меня сильно контузило, мелкие осколки посекли тело. Началось моё скитание по госпиталям. На этом моё участие в Московской битве закончилось».

После освобождения Волоколамска для дальнейшего наступления правому крылу Западного фронта требовалось пополнение, а его неоткуда было взять, резервов не было. Войска на других участках фронта с боями двигались на запад. В центре фронта 16-я армия К.К. Рокоссовского освободила Крюково и Истру. В ходе десятидневных боёв войска левого крыла Западного фронта в районе Тулы нанесли серьёзное поражение 2-й танковой армии Гудериана и продвинулись вперёд на 130 километров. Левее Западного фронта успешно действовали соединения повторно сформированного Брянского фронта (командующий—генерал-полковник Я.Т. Черевиченко).
В ходе нашего контрнаступления немецкие войска потерпели серьёзное поражение. 11 танковых, четыре моторизованные и 23 пехотные дивизии группы армий «Центр» были разбиты. Общий урон противника, включая раненых и больных, составил не менее 300 тыс. человек. Он потерял тысячи орудий и миномётов, автомашин, сотни танков и самолётов. Поля Подмосковья были загромождены вооружением, брошенным противником.
Враг был отброшен от Москвы на 150-250 километров. Наибольшему разгрому подверглись фланговые, самые сильные и опасные группировки противника, подошедшие ближе всего к Москве. Их разгром снял непосредственную угрозу столице Советского Союза. Линия фронта прошла от Ржева через Наро-Фоминск, Калугу и Сухиничи.
Это была первая победа над захватчиками. Это было первое крупное поражение Германии во Второй мировой войне. Командующий немецкой 2-й танковой армией Г. Гудериан записал в своём дневнике: «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасны. Мы потерпели серьёзное поражение… В немецком наступлении наступил кризис, силы и моральный дух немецкой армии были подорваны».
Воодушевлённый успехами, Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин считал, что немцы в растерянности от поражения под Москвой и они плохо подготовлены к зиме. Сейчас самый подходящий момент для перехода в общее наступление.
В начале января 1942 года советские войска по всему советско-германскому фронту от Ленинграда до Донбасса перешли в наступление. Зимнее наступление Красной Армии проходило в исключительно сложных условиях. Январь и февраль 1942 года выдались морозными. Из-за метелей и снежных заносов движение было возможно только по дорогам, а их пропускная способность резко сократилась. Пополнение войск техникой, боеприпасами и продовольствием затруднилось. К тому же не хватало транспорта и боеприпасов. Георгий Жуков в книге «Воспоминания и размышления» писал: «Вероятно, трудно поверить, но приходилось устанавливать норму расхода боеприпасов—1-2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления! В донесении Западного фронта на имя Верховного Главнокомандующего от 14 февраля 1942 года говорилось: «Как показал опыт боёв, недостаток снарядов не даёт возможности проводить артиллерийское наступление. В результате система огня противника не уничтожается и наши части, атакуя мало подавленную оборону противника, несут большие потери, не добившись надлежащего успеха».
В конце февраля—начале марта фронты московско-смоленского направления Ставка усилила личным составом и средствами вооружённой борьбы. Цели наступления этих фронтов: окружение главных сил группы армий «Центр», их расчленение и уничтожение по частям.
Однако совместные усилия Калининского фронта, левого крыла и центра Западного фронта окружить одновременным наступлением с севера, востока и юго-востока на Вязьму основные силы группы армий «Центр» не увенчались успехом. Причинами этого были недостаток сил, артиллерии и боеприпасов, отсутствие бронетанковых подвижных соединений, то есть средств быстрого развития прорыва. Войска противника сумели создать в тылу оборонительные рубежи, отошли на них и организовали прочную оборону. Второй наступательный этап Московской битвы закончился 30 марта 1942 года.
В апреле войска Калининского и Западного фронтов неоднократно пытались сломить сопротивление врага, но развить дальнейшее наступление им не удалось. Силы и средства истощились. Фронты прекратили наступление и перешли к обороне.
В ходе общего наступления на западном направлении наши войска продвинулись ещё от 70 до 100 километров, разгромили 16 дивизий противника и несколько улучшили оперативно-стратегическую обстановку.

После сражений 30 тысяч бойцов и командиров получили боевые ордена и медали, более 180—звание Героя Советского Союза. Президиум Верховного Совета Советского Союза указом от 1 мая 1944 года учредил медаль «За оборону Москвы». По состоянию на 1 января 1995 года этой медалью было награждено приблизительно 1028 тысяч человек.
В целом в битве под Москвой и в дальнейшем наступлении немцы потеряли более полумиллиона человек, 1300 танков, 2500 орудий, более 15 тысяч машин и много другой техники. Немецкие войска были отброшены от Москвы на запад на 150-300 километров. Полностью были освобождены Московская, Тульская и Рязанская области и многие районы Калининской и Смоленской областей.
Эти успехи обошлись нам дорого. Нехватка вооружения, недостатки в тактике действий и руководстве войсками повлекли значительные потери Красной Армии. Наши безвозвратные потери составили около 937 тысяч человек и санитарные—890 тысяч.
Общие итоги великой битвы под Москвой вызвали энтузиазм у советских людей и имели большое международное значение. Во всех странах Антигитлеровской коалиции народ с радостью встретил весть об этой выдающейся победе советского оружия.
Пятое декабря—день начала советского наступления под Москвой—является одним из дней воинской славы России.

 

С. Ислентьев.

 

На снимке: атака наших воинов.

Другие статьи этого номера