В городе у моря

Бесплатно подвести газ  к земельному участку... В каких случаях?

Море не прощает безрассудства. Об этом точно знают севастопольские спасатели. Каждый год им удается спасти десятки, сотни человек, которые не рассчитали свои силы. Опасность может подстерегать и в горах, и на дорогах, и даже на открытой местности. И тогда надежда остается только на людей, которые ежегодно 27 декабря отмечают свой профессиональный праздник—День спасателя. О том, какие ситуации чаще всего происходят с отдыхающими, всегда ли удается помочь—в интервью с руководителем Центра обеспечения мероприятий гражданской защиты населения, подведомственным учреждением департамента общественной безопасности Севастополя Анатолием Витальевичем Поповым.

 

—Анатолий Витальевич, в чем отличие работы спасателей МЧС и ЦГЗ? Они выполняют разные функции?
—Это просто другая структура. ГУ МЧС—федеральная, а мы—городская, и, соответственно, финансирование у нас из городского бюджета. Звонок о помощи поступает на номера 101 и 112, а диспетчеры уже определяют, кому перенаправить вызов. Но в 90% случаев обращения, связанные с поиском и спасением людей, поступают к нам. На многие вызовы реагируем совместно с подразделениями главного управления МЧС России по Севастополю. Всего за текущий год к нам поступило 2355 сообщений.

—Откуда они чаще всего поступали? Где расположены самые проблемные места Севастополя?
—Конечно, это море и горы. Основные проблемные места—«дикие» пляжи мыса Фиолент, пляж «Яшмовый». Это видовые места, поэтому там больше всего отдыхающих. Именно на этих участках при спуске к береговой линии чаще всего происходят падения отдыхающих с высоты. Наиболее опасные участки береговой линии—обрывистые спуски возле автобусной остановки «Маяк», ведущие к «диким» пляжам бухт Александры и «Царского села». Самые популярные туристические тропы проходят по горным массивам. К сожалению, не все туристические группы выполняют одно из важных правил при посещении горной местности—регистрирование в спасательных службах. И кажется, что все хорошо, но наступает темное время суток—и люди не могут сориентироваться, куда идти. Например, нередко туристы теряются в Чернореченском каньоне. Да, наши склоны—красивые, но риск в таких местах увеличивается. Туристы не рассчитывают свои силы на ступенях на мысе Фиолент: спускаются по обрывистому спуску, да еще и в неудобной обуви. Могут подвернуть ногу, у пожилых поднимается давление. Ситуаций—множество. Кстати, и на информационные таблички в обвалоопасных местах нужно обращать внимание—для этого мы их там и устанавливаем. В этом году спасены 519 человек, из них 48—дети.

—И каякеров вы постоянно спасаете….
—Существует настоящая проблема с каяками. Необходимо урегулировать эту ситуацию. Поставить в более жесткие законодательные рамки предпринимателей: они должны сообщать, сколько человек находится в море, когда должны вернуться. Погода изменчива, и появляется риск, что каяки отнесет в море. Например, одного туриста «поймала» погранслужба в 25 километрах от берега. К сожалению, не все оценивают свои возможности, когда планируют покататься на каяках. Точнее, люди склонны переоценивать свои силы. Особенно туристы, которые приехали с «материка» и привыкли к рекам, а здесь, когда море спокойно, оно может быть обманчиво спокойным. Каякеры выходят из Балаклавы и идут к мысу Айя. Мало того, на каяки часто берут с собой детей. А ведь здесь нужна мало-мальская физическая подготовка.
Инциденты с каякерами происходят регулярно. Так, два туриста не смогли вернуться в Балаклаву из-за внезапно поднявшегося сильного ветра. Искали мы их два часа, нашли, эвакуировали катером в безопасное место. Или людей уносит в море на надувных плотах, надувных досках. Это хорошо, когда человек может сообщить, что попал в беду, или кто-то об этом сообщит. А если нет? Кстати, набрать номер 112 можно даже без сим-карты.

—В ЦГЗ все спасатели—универсалы или есть какое-то разделение обязанностей?
—Мы ставим перед собой цель: до конца следующего года все спасатели должны быть как спецназовцы, иметь разноплановую подготовку, быть универсалами, уметь выполнять любые виды работ. Сейчас у нас работают три отряда: поисково-спасательный, поисково-спасательный на водных объектах (зона ответственности—156 км прибрежной акватории) и пожарно-спасательный. У поисково-спасательного отряда на водных объектах—три подразделения: «Балаклава», «Омега» и «Учкуевка». Среди специалистов есть спасатели, допущенные к проведению водолазных работ. Например, такие работы проводятся, когда автомобиль упал в море или пропал человек. В этом году такая ситуация произошла в Балаклаве, в прошлом—в Казачке. Пожарно-спасательный отряд базируется в пяти селах: Орлином, Терновке, Андреевке, Верхнесадовом и Орловке. Мы в основном работаем на тушении ландшафтных пожаров. Дежурство круглосуточное. Иногда отряды объединяются и работают вместе.

—Сколько всего спасателей работает в ЦГЗ?
—В ЦГЗ работают 162 спасателя. Всего у нас в штате 206 человек. В этом году мы приняли 14 спасателей. Отбор серьезный. Главные требования: служба в армии, навыки, понимание работы, необходимы знание работы с различным оборудованием, психологическая устойчивость, хорошая физическая форма. И интеллект: спасатель должен уметь быстро оценить риск, мгновенно сообразить, как действовать в той или иной ситуации. Мы проводим подготовку и переподготовку своих сотрудников в учебно-методическом отделе, а новичков даже специально приводим в морг, чтобы они могли адекватно реагировать на ситуации. Ведь, например, когда человек падает с высоты, у него всегда серьезные переломы. Картина страшная. Спасатели занимаются подготовкой на высоте, на воде.
Вообще, конечно, туристический сезон—самый тяжелый период, выезжаем практически каждый день. А вне туристического сезона переходим на учебно-теоретические занятия. Спасатели-специалисты приходят в отряд с уже имеющейся подготовкой в области альпинизма, спелеологии или спортивного туризма. Они и вне служебной деятельности продолжают заниматься альпинизмом. 60% ребят из поисково-спасательного отряда неоднократно покоряли вершину Эльбруса. Есть и свои парашютисты, которые регулярно совершают прыжки, и парапланеристы.

—А если вдруг наступит эмоциональное выгорание, как помочь самому спасателю?
—Случаев эмоционального выгорания у наших сотрудников не было. Самое главное—нужно дать людям возможность хорошо отдохнуть. К тому же у нас всегда есть поддержка в коллективе. А коллектив—отличный. Действительно, очень хорошие люди работают. И нужно ценить друга друга. Именно такая атмосфера царит в ЦГЗ.

—Техническое оснащение ЦГЗ можно назвать хорошим?
—У нас хорошее техническое оснащение, но всегда хочется чего-то большего и самого современного. Скажем так: техническое обеспечение центра позволяет спасать жизнь человека. На вооружении поисково-спасательных подразделений находятся 10 маломерных судов различных мореходности и типов, используемые в соответствии с погодными условиями, временем года. Есть все необходимое снаряжение для проведения спасательных работ в горах, техника для тушения пожаров.

—Спасенные отдыхающие часто благодарят своих спасителей?
—Состояние у спасенных бывает разное, некоторые находятся в шоке или в тяжелом состоянии, кто-то благодарит спасателей, кто-то присылает благодарности, пишут в интернете. Все отзывы мы бережно храним. Была ситуация, когда упала глыба грунта на «диком» пляже в поселке Любимовка, мы работали с МЧС, оказывали помощь двум пострадавшим. Мама потерпевшего прислала нам вот такое письмо: «Спасибо за спасение моего сына Павла и его невесты Насти. У детей это было предсвадебное путешествие. Через месяц должна была быть свадьба. Сына я перевезла в октябре домой, в город Волжский Волгоградской области. Второй день пробуем вставать после трех месяцев лежания. Невеста еще в Москве, в больнице. Они еще до сих пор не виделись, но каждый день на связи. Я очень-очень благодарна вам и всем спасателям, людям, которые оказались рядом». Спасатель ориентирован прежде всего на человека, на спасение человеческой жизни. Это большая работа! И в каждой ситуации свой особенный подход к каждому.

—В каких еще ситуациях задействуют службу ЦГЗ?
—У нас четко прописаны обязанности: предотвращение возникновения чрезвычайных ситуаций, минимизация их последствий, реагирование на ЧС техногенного и природного характера. Например, после урагана мы убирали поваленные деревья и конструкции, которые угрожали безопасности жителей города. Помогаем обеспечить доступ в закрытые помещения, обеспечиваем безопасность массовых мероприятий, оказываем содействие медикам. Так, наши спасатели оказали помощь медикам в эвакуации человека, травмированного при работе с циркулярной пилой. Пила застряла в грудной клетке мужчины, когда он делал ремонт в доме на третьем этаже. Трудность заключалась в том, что человек находился в тяжелом состоянии, а его нужно было пронести по узкой лестнице.
Выезжаем в зоны подтопления. Во время сильных ливней в июне спасатели из села Фруктового из подтопленных строений эвакуировали семь человек и 67 животных. Это и козы, и кролики, и куры, и собаки. Подтопления были и в других селах.

—Анатолий Витальевич, если сравнивать с предыдущими годами, можете сказать: число происшествий становится больше или меньше?
—Согласно статистике, количество происшествий на «диких» пляжах ежегодно возрастает в связи с рекреационной популяризацией города. Распространенная причина происшествий—нарушение правил безопасности поведения отдыхающими. Туристам нужно всегда помнить: отдых в необорудованных местах несет угрозу жизни и здоровью. Маршруты нужно продумывать, а свои силы—рассчитывать.

 

Анна Брыгина.

Другие статьи этого номера