О чём умолчала легенда, или Героем Советского Союза должен был стать не только Иван Голубец

О чём умолчала легенда,  или Героем Советского Союза должен был стать не только Иван Голубец

Многим жителям Севастополя хорошо известно описание подвига матроса Ивана Голубца, в марте 1942 года ценой собственной жизни спасшего в Стрелецкой бухте несколько десятков сослуживцев и дивизион сторожевых катеров.

Согласно официальной версии, переходящей из одного печатного источника в другой, 25 марта 1942-го во время обстрела немецкой дальнобойной артиллерией бухты Стрелецкой на сторожевом катере «СКА-0121» в результате произошедшего поблизости взрыва вражеского снаряда был пробит осколками один из бензиновых баков. Возник пожар.
Поскольку в этот момент на катере находилось восемь больших и 22 малые глубинные бомбы, возникла угроза мощного взрыва, в результате чего могли быть уничтожены находившиеся поблизости четыре сторожевых катера, плавучий кран, болиндер, судоремонтная мастерская.
В борьбу с пожаром вступил рулевой катера старший краснофлотец Иван Голубец. Поняв, что самостоятельно потушить вспыхнувший пожар не сможет, он для предотвращения взрыва начал сбрасывать за борт глубинные бомбы. Последняя из них взорвалась, в результате чего матрос погиб. С почестями он был похоронен рядом с местом своей гибели, а после войны на этом месте воздвигли обелиск.
Однако в последнее время появился ряд свидетельств, которые существенно уточняют и даже видоизменяют картину произошедших событий. Но прежде чем изложить эти свидетельства, необходимо попытаться самостоятельно рассмотреть объективные обстоятельства подвига красноармейца. Мог ли один человек за имевшиеся в его распоряжении с момента начала пожара и до момента взрыва 10-15 минут самостоятельно сбросить за борт такое количество объемных и тяжелых предметов, да еще находясь среди бушующего пламени?
Действительно, спустя 35 лет, в 1977 году, в совет ветеранов Краснознаменного Черноморского флота поступило письмо от одного из очевидцев и участников этих событий, в то время матроса сторожевого катера «СКА-0111» Николая Зубкова. В 1996 году автор этих строк ознакомился с письмом в отделе истории Великой Отечественной войны Музея героической обороны и освобождения Севастополя.
В письме говорилось, что Иван Голубец не являлся членом экипажа загоревшегося катера «СКА-0121». Он был рулевым на «СКА-0183». Первыми приступили к тушению пожара члены экипажа «СКА-0121»—старшина 2-й статьи Виктор Тимофеев и краснофлотец Василий Жуков. Через несколько минут к ним на помощь пришел рулевой катера «СКА-0183» старший краснофлотец Иван Голубец. Втроем они успели сбросить за борт все глубинные бомбы, но погибли в результате взрыва одного из бензобаков горевшего катера. Их тела на следующий день захоронили на Русском (ныне старом городском) кладбище Севастополя, недалеко от его западной стены, рядом с могилой погибших за полгода до этого матросов-минеров.
Похоронная команда состояла из членов экипажа катера «СКА-0111»—боцмана Василия Лапина, матросов Новикова и Зубкова. Обе могилы сохранились до настоящего времени, только могила двух героев является безымянной, поскольку, по официальной версии, герой был один и похоронен в Стрелецкой бухте.
Командование части практически сразу после произошедших событий направило представление в вышестоящие органы о присвоении всем троим погибшим звания Героя Советского Союза, но присвоено оно было только Ивану Голубцу, так как его фамилия стояла первой по алфавиту и он был членом ВЛКСМ, тогда как остальные двое—нет.
Это свидетельство очевидца подтверждается и данными Центрального военно-морского архива СССР (ныне Центральный военно-морской архив Российской Федерации)—фонд 864, опись 1, дело 1313, лист 60,—поступившими в Севастопольскую Книгу Памяти, где указываются одновременность гибели всех трех человек и одно место их захоронения (западная стена Русского кладбища). В этом же деле, очевидно, находится и представление троих моряков к званию Героя Советского Союза.
Так раскрывается еще одна загадка истории Черноморского флота и второй обороны Севастополя.

К. Колонтаев.
На снимке: краснофлотец Иван Голубец во время экскурсии в Ялте 25 марта 1940 года (предположительно на территории Никитского ботанического сада).

Другие статьи этого номера