Две Луны

Две Луны

—Эта таинственная, ничем не объяснимая история произошла с нами во время утиной охоты на казахстанском озере Улькун-Бурли (100 км южней Троицка). Стояла теплая середина сентября, когда еще камышовые джунгли темно-зелены и свежи, а местные утиные стаи многочисленны и неразбиты. Охота была легкой, азартной, и мы до самой темноты засиживались в скрадках.
Тем вечером я встал на большом плесе очень удачно, стрелял ловко, слева и справа слышал одобрительные реплики друзей, птицы падали на виду, легкий ветерок подгонял их прямиком к моему скрадку.
Когда над озером оплавилась Луна и с печальными басовитыми криками залетали выпи, мы выбрались из камышей и поплыли к стану. Тихая бархатная ночь, по-южному яркие россыпи звезд, мирный неторопливый гомон засыпающего на берегу большого села Бурли…
Мы чуть поплутали в лабиринте камышовых проходов, но яркий огонь костра, разожженного на становище моим другом Володей, еще до темноты выплывшим на берег, помогал двигаться верным путем. Андрей, Шура и я вытянули лодки на песок, взяли ружья и связки дичи, направились к огню.
—Ой, мужики!—внезапно ахнул за спиной Шура.—Смотрите, диво-то какое!
Мы обернулись и… оторопели. В небе над конусной крышей далекой сельской водонапорной башни стояли две здоровенные и абсолютно одинаковые Луны. Впрочем, нет. Вон та, что правей,—особенно желта, а по ее диску в броуновском движении помаргивают искорки, точно как огоньки электросварки.
Желтая Луна начала раздуваться, «огоньки сварки» побежали быстрей, диск сделался мертвенно-белым, распух до невероятных размеров: его верхний край ушел в зенит, нижний лег на линию горизонта. Было что-то абсолютно дикое, фантасмагорическое в этом зрелище. Сзади, над обмершим селом, в полнеба стоял день, впереди так же в полнеба зловеще ворочалась ночь, и свет не мешался с тьмой.
—Что это?—подавленно спросил Андрей.—Не ударить ли нам дуплетом по этим крутящимся огням? У меня и картечь для такого случая найдется.
—А возможно, это война?—сказал Шура.—Грохнули где-то над Челябинском водородную бомбу.
—А может, обычный запуск ракеты?
Я возразил: не раз видел ночные запуски баллистических ракет, они не обращали ночь в день.
Над степью, над озером, над селом воцарилась полнейшая тишина, и только наши тихие голоса звучали одиноко и чуждо в этом омертвелом черно-белом мире, не имеющем теней.
Не знаю, сколько времени продолжалось это фантастическое действо. Но только гигантская Луна стала понемногу меркнуть, сжиматься, «сварочные огоньки» начали гаснуть. А когда над конусом далекой водонапорной башни снова засияла одна Луна, все село вдруг ожило: разом заревели коровы, загомонили гуси и куры. В озере поднялись на крыло, истошно закричали стаи уток.
Мы так и не смогли сомкнуть глаз той ночью, тревога и ощущение невероятного безжалостно кромсали души. Село также лихорадили бессонные звуки. А утром мы, не сговариваясь, высушили лодки, уложились и, так и не оправившись до конца от пережитого, отправились домой.

Журнал «Тайная доктрина».

Другие статьи этого номера