Хроника героической обороны Севастополя

Евгений Александров—фоторепортер «Маяка Коммуны». 80 лет спустя...

В эти дни 80 лет назад

 

Когда войны Отечественной пламя
Голубизну родную обожгло,
Все голуби мечтали стать орлами,
Иметь не хрупкое, а крепкое крыло.

(Расул Гамзатов).

 

12 марта 1942 года

—Ранним утром противник выбрал позиции 345-й стрелковой дивизии для массированного артиллерийского и минометного налета. В течение дня пальба шла по всей многокилометровой линии обороны.
—Начатое накануне наступление тремя батальонами 25-й, 172-й и 345-й стрелковых дивизий окончательно захлебнулось. Подразделения отошли на исходные рубежи.
—Группа крымских партизан численностью 249 человек 2-го района под командованием Б.Б. Городовикова организовала нападение на немецко-фашистский гарнизон в с. Ортолон. В ожесточенном бою народные мстители истребили несколько десятков гитлеровцев.

 

13 марта 1942 года

—В ночь на 13 марта Военным советом Крымского фронта командующему флотом и СОР приказано в ночь на 14 марта провести обстрел ст. Владиславовка, высоты 56.5, Дальних Камышей и Сарыголя, там же вести разведку, дать Приморской армии приказ о начале наступления.
—Транспорт «Абхазия» в охранении базового тральщика и двух сторожевых катеров из Новороссийска в Севастополь доставили 388 человек маршевого пополнения, 200 т боезапаса, 34 44-мм орудия и 136 т продовольствия. В 20.50 «Абхазия» в сопровождении эсминца «Свободный» вышла в море курсом на Туапсе. Транспорт принял на борт 752 раненых и сотню человек из числа гражданского населения, а также 28 т гильз и 71 т иных грузов.
—Э.Ф. Манштейн, командующий 11-й немецкой армией: «13 марта противник вновь начал крупное наступление. На этот раз в первом эшелоне выступали 8 стрелковых дивизий и 2 танковые бригады… В течение первых трех дней наступления удалось подбить 136 танков. Тем не менее на ряде участков создалось критическое положение…»
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта: «На Керченском полуострове возобновились атаки (на северном фланге—тактические успехи)».

 

14 марта 1942 года

—Артиллерия четвертого сектора СОР пристреливала рубежи и вела огонь на подавление неприятельских батарей у высоты 103.9. Разрушено несколько дзотов и блиндажей. В районе высоты 319.6 взорван склад боеприпасов.
—На страницах выходившей в Севастополе областной газеты «Красный Крым» опубликовано приветствие г-на Гарвея—мэра английского города Пензанс. «Население Пензанса,—говорилось в послании,—проводя неделю помощи русским, шлет сердечные приветствия населению Севастополя, узнав о превосходной защите его». Председатель Севастопольского горисполкома Ефремов ответил мэру Пензанса г-ну Гарвею: «Граждане Севастополя искренне благодарят за приветствие, шлют гражданам Пензанса пламенный привет и наилучшие пожелания».
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта: «Наступление противника на Керченском полуострове отражено с тяжелыми для него потерями».
15 марта 1942 года
—Части 95-й стрелковой дивизии при поддержке артиллерии в четвертом секторе СОР у высоты 103.9 вели демонстративное наступление. Безуспешно.
—Тринадцать «Пе-2» главной базы в сопровождении двух «Як-1» прямым попаданием бомбы уничтожили минометную батарею у Языковой балки. Четыре «Пе-2» совершили налет на аэродром г. Саки. Итог: один самолет уничтожен, два выведены из строя. Не в небе, а на земле.
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта: «В Крыму—наступление противника в районе Севастополя и Керчи. Под Керчью противнику удалось добиться тактического успеха».

 

16 марта 1942 года

—С рассветом части 95-й стрелковой дивизии продолжали демонстративное наступление и, несколько улучшив свои позиции, закрепились. Артиллерия четвертого сектора СОР поддерживала наступление войск, подавляя батареи противника.
—Четыре «Пе-2» главной базы флота в сопровождении четырех «Як-1» дважды заходили на бомбометание аэродрома в Саках. Было уничтожено три гитлеровских самолета.
—В течение дня немецкая дальнобойная артиллерия вела огонь по нашим аэродромам у Херсонесского маяка и на Куликовом поле. Получил повреждение «И-153».
—В охранении базового тральщика «Мина» из Новороссийска транспорт «Чехов» доставил в Севастополь 335 человек маршевого пополнения, 235,5 т продовольствия, 10 т тола, 15 т прочего груза.
—Военные советы Черноморского флота и Приморской армии провели слет снайперов. Их приветствовали вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, генерал-майор И.Е. Петров. С трибуны слета снайпер 54-го полка 25-й Чапаевской дивизии Людмила Павличенко сказала: «Нам дали высокое звание «стахановцев фронта». Не уронили этой чести. Сейчас мой счет истребленных фашистов достиг 254. Обязуюсь перед вами, товарищи, что в ближайшие дни на прикладе моей винтовки, где я ставлю отметки об истребленных, будет нанесена цифра 300». После слета снайперское движение расширилось и вскоре стало массовым.

Авторитетное свидетельство

—Полковник Н.И. Крылов, начальник штаба Приморской армии военной поры (впоследствии—маршал Советского Союза, дважды Герой Советского Союза, заместитель министра обороны СССР): «На фронте вот уже полмесяца было тихо (отвлекающие наступательные бои в интересах Крымского фронта в последний раз велись на левом фланге СОР 15-17 марта). Перечень событий в утренней или вечерней оперативной сводке укладывался в несколько строк: артобстрел таких-то участков обороны, столько-то снарядов выпущено по городу, нами подавлены батареи противника там-то и там-то…
К этому прибавлялась обязательная теперь строка, которой раньше в оперсводках не было,—о том, сколько неприятельских солдат и офицеров истреблено нашими снайперами.
Два-три месяца назад настоящих снайперов в Приморской армии насчитывались единицы. Но за последнее время этих «стахановцев фронта» (так называли их в армейской газете) значительно прибавилось. В конце марта—начале апреля они выводили из строя за день 30-40 гитлеровцев, в отдельные дни—свыше 50».
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта: «Наступление противника в районе Керчи… успеха не имеет».

 

17 марта 1942 года

—Артиллерия СОР вела огонь на подавление артиллерийских и минометных батарей неприятеля у высот 386.6 и 440.8 (район Балаклавы).
—Командующий Крымским фронтом приказал прекратить наступательные действия Приморской армии… В предыдущие дни приморцы частью сил вели то наступательные, то демонстративные действия и, не добившись положительных результатов, понесли большие потери.

 

18 марта 1942 года

—Ночью артиллерийско-минометным огнем противник обстрелял Балаклаву, Кадыковку и Инкерман, днем массированный огонь обрушил на боевые порядки 95-й стрелковой дивизии.
—Днем под прикрытием облаков два «Ю-83» сбросили восемь бомб на Севастополь: было разрушено шесть домов, убито пять человек гражданского населения, столько же ранено.
—Э.Ф. Манштейн, командующий 11-й немецкой армией: «Штаб 42-го корпуса вынужден был доложить, что корпус не в состоянии выдержать еще одно наступление противника (у Акмонайского перешейка.—Составитель). Тем временем за этим фронтом расположилась сформированная 22-я танковая дивизия. Учитывая чрезвычайную напряженность обстановки, командование армии приняло решение использовать эту дивизию для контрудара».

 

Литература:
«СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945»;
Г.И. Ванеев «Севастополь. 1941-1942»;
Н.И. Крылов «Не померкнет никогда»; Э.Ф. Манштейн «Утерянные победы»; Ф. Гальдер «Военный дневник».

Другие статьи этого номера