Хроника героической обороны Севастополя

Евгений Александров—фоторепортер «Маяка Коммуны». 80 лет спустя...

В эти дни 80 лет назад

 

…Слово храбрых—слово твердое,
И земли родной не выдадим;
Русских можно видеть мертвыми,
Но рабами их не видели.

(Иосиф Уткин).

 

4 июня 1942 года

—Ночью южнее д. Камышлы противник провел разведку боем. Днем по боевым порядкам 79-й бригады и 172-й стрелковой дивизии он выпустил 3150 снарядов и 1500 мин.
—Ночью половина сотни вражеских самолетов группами и поодиночно сбросили на Севастополь 350 бомб. Вечером сотня немецких «стервятников» обрушили на главную базу флота 500 бомб.
—При отражении налетов вражеской авиации наши зенитки и истребители сбили семь «Ю-88», четыре «Ю-87», четыре «Ме-109» и подбили один «Ме-109». Наша авиация потерь не имела.
—У Балаклавы огнем двух артиллерийских дивизионов был уничтожен батальон неприятельской пехоты.
—В этот день все медсанбаты приняли 178 раненых, в основном из тыловых районов. Это свидетельствовало о надежной защите воинов на передовой.
—Ф.С. Октябрьский (из дневника): «Сегодня на электростанцию города одновременно налетело и пикировало 40 «юнкерсов»: станция живет, прямых попаданий не было».

 

5 июня 1942 года

—За сутки немцами осуществлено до 1000 самолето-вылетов и сброшено 4500 бомб, из них 500 бомб—на Севастополь. Разбиты все электро- и водомагистрали, баня, хлебопекарня. Медсанбаты приняли 265 раненых. Среди них комиссар и начальник штаба 25-й Чапаевской стрелковой дивизии.
—Два наших истребителя, обнаружив в море близ Ялты шедший вражеский катер, атаковали его из пушек и пулеметов. Увидев пожар на катере, решили, что с ним покончено. Второй заход не помешал бы! На катере находился командующий 11-й армией немецкой армии генерал-полковник Манштейн. Э.Ф. Манштейн (из дневника): «…Это была печальная поездка. Были убиты итальянский унтер-офицер, начальник Ялтинского порта, ранено три матроса. Вскоре подошел другой катер и прибуксировал подбитый катер в Ялту».
—Лидер «Харьков» и подводная лодка «С-31» доставили из Новороссийска 254 человека маршевого пополнения, 16 человек летного состава, боезапас, прочие грузы.
—Из докладной записки Центрального райкома партии Севастополя в горком ВКП(б) о состоянии боевых дружин района: «…Боевые дружины получили гранаты: железная дорога—280 гранат и 800 винтовочных патронов, завод «Молот»—180 гранат, хлебозавод—80, макаронная фабрика—50 гранат. Кожзавод получил 112 гранат, два охотничьих ружья и 40 патронов, Заготскот—два охотничьих ружья и 40 патронов…»
—Генералы И.Е. Петров, П.А. Моргунов, В.В. Ермаченков и коменданты секторов получили от вице-адмирала Ф.С. Октябрьского и дивизионного комиссара Н.М. Кулакова телеграмму: «Противник продолжает усиленную подготовку к наступлению на Севастополь… Проверьте все! Ни шагу назад! Драться до последнего! Усиливайте инженерное оборудование! Правильно, эффективно используйте боезапас, бомбы!»

 

6 июня 1942 года

—Одним снарядом была пробита крыша башни 30-й береговой батареи, и та временно вышла из строя. Другой снаряд не разорвался. По нему определили калибр мортир. Длина снаряда составляла два метра. Под Севастополем враг использовал осадные орудия: 420-мм гаубицы «Гамма Мерзер» и «Гамма Гаубитце», 600-мм осадные гаубицы «Карл II», орудие «Густав». Специальный бронебойный снаряд весил 7 т и был начинен 280 кг взрывчатого вещества.
—Ночью и днем свыше сотни немецких самолетов сбросили на город около 4000 бомб, в том числе 3000 бомб по боевым порядкам наших частей. Таким был последний день второго этапа авиационно-артиллерийской подготовки противником нового наступления на Севастополь.
—Лидер «Ташкент», эсминец «Бдительный» и подводная лодка «Л-5» доставили в Севастополь 522 человека пополнения личного состава, в том числе 12 летчиков, моторное топливо, боеприпасы и продовольствие.
—Войска СОР уступали по численности противнику примерно вдвое, в танках же, авиации немцы имели абсолютное превосходство.
—Захваченный разведчиками пленный сообщил о начале вражеского наступления 7 июня. Командующий Приморской армией генерал-майор И.Е. Петров решил начать контрподготовку в 2.55, тем самым упредив действия врага.
—Опубликовано обращение Севастопольского комитета обороны к боевым дружинам города с призывом активизировать помощь защитникам Севастополя.
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта (из дневника): «На наше артиллерийское наступление на Севастополь противник ответил контрнаступлением. Ведутся окопные работы».

 

7 июня 1942 года

—Завершилась пятидневная артиллерийская и авиационная подготовка противника (нач. 2.06.1942 г.), положившая начало третьему и последнему его наступлению на Севастополь. Главный удар наносился на участках Камышлы, Бельбек в общем направлении на восточную часть Северной бухты. Вспомогательный удар неприятель наносил вдоль Ялтинского шоссе. Против защитников города собрано 204 тысячи солдат и офицеров, более двух тысяч орудий и минометов, 450 танков, 600 самолетов…
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта (из дневника): «Начало штурма Севастополя пехотой».
—Только на участке 79-й морской стрелковой бригады и 172-й стрелковой дивизии разорвалось 7 тысяч авиабомб и до 14500 снарядов.
—С подкреплением из Новороссийска в Севастополь пришли подводные лодки «Л-93» и «Л-23», транспорт «Грузия» с кораблями сопровождения. Вечером в обратный путь они ушли с ранеными (750 человек) и эвакуированными (630 человек) на борту.
—Ф.С. Октябрьский (из дневника): «Справа от меня в иллюминатор слышна (каждую ночь слушаю) работа пулемета в районе Любимовки. Ночь тихая, все слышно: разговор «максимки», войну, жизнь фронта. Город разрушен, опустел, тяжело гражданам, очень тяжело в штольнях: духота, теснота, воды нет, с питанием тяжело. Весь день шли жестокие бои на всем фронте. Противник предпринимал яростные атаки, начиная от Балаклавы и кончая Любимовкой. По самым скромным подсчетам, противник оставил одних трупов более трех тысяч».

 

8 июня 1942 года

—На всей линии обороны шли ожесточенные бои. На стыке секторов командир 25-й Чапаевской дивизии Т.К. Коломиец был вынужден обратиться к заградительному огню на пути прорвавших фронт вражеских танков. Наши артиллеристы вели заградительный огонь и в других местах, несмотря на ограниченность боезапаса. За день зенитчики метким огнем сбили десять самолетов противника.
—Из Новороссийска в Севастополь прибыла подводная лодка «Д-4», из Туапсе—«С-31» и «С-32». Они доставили 70 т боезапаса, более 60 т бензина и 3,2 т продовольствия.
—Командующий СОР и флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский и член Военного совета ЧФ, дивизионный комиссар Н.М. Кулаков телеграммой приказали командующему И.Е. Петрову: «Объявить лично командирам дивизии, что дальше отходить некуда. На этом рубеже драться до последнего бойца. Врага остановить!»
—В телеграмме оперативного управления Генштаба, адресованной командующему Северо-Кавказским фронтом, рекомендовалось поставить задачи Ф.С. Октябрьскому, «…куда и какими силами ударить». Однако защитники Севастополя нуждались прежде всего в людях и боеприпасах.

 

9 июня 1942 года

—После трехдневных ожесточенных боев немецко-фашистским войскам под Севастополем удалось вклиниться в нашу оборону и занять ст. Мекензиевы Горы.
—Принято обращение Военного совета Черноморского флота к защитникам Севастополя с призывом отстоять город от фашистских захватчиков. «Врага отобьем!—говорилось в обращении.—Фашисты и в третий раз обломают зубы о севастопольскую твердыню. Условия победы—твердость и сплоченность, хладнокровие и мужество».
—С рассветом, как и в предыдущие дни, в наступление перешли до трех немецких дивизий с танками. Перед фронтом 25-й стрелковой дивизии к ст. Мекензиевы Горы двигались танки, пехота врага… Вся артиллерия сектора открыла огонь по заранее пристрелянному рубежу. Атака неприятеля была сорвана, а большая часть танков уничтожена…
—Все же к 16.00 создалась угроза выхода танков с крестами на броне и пехоты к ст. Мекензиевы Горы, кордону Мекензия № 1 и далее к Северной бухте. На участок обороны 172-й стрелковой дивизии вышла и была введена в бой 345-я стрелковая дивизия. Понесшая большие потери 172-я стрелковая дивизия сведена в один полк двухбатальонного состава, который занял оборону на узком участке вблизи ст. Мекензиевы Горы.
—За третий день наши потери в живой силе составили 444 человека убитыми и 1407—ранеными.
—Военный совет ЧФ доносил Буденному, Исакову, Кузнецову: «…Просим срочно прислать ЗА (зенитную артиллерию.—Авт.)… Стоять в Севастопольской бухте кораблям нельзя—нечем прикрыть».
—Ответил И.С. Исаков о выделенных севастопольцам авиационном полке «Як-1» и зенитном дивизионе. Генеральный штаб распорядился передать в состав СОР 138-ю стрелковую бригаду.
—Ф.С. Октябрьский (из дневника): «…Устал, рука плохо царапает, спать нет времени. Сообщили наши разведчики, что прибыл на Севастопольский рейд сам фон Бок». (Бок—командующий группой армий «Юг».—Авт.).
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта (из дневника): «Под Севастополем, несмотря на сильные контратаки противника, отмечаются успехи».

 

 

10 июня 1942 года

—На общем собрании коллектива завода «Молот» принята резолюция в ответ на обращение Военного совета флота к защитникам Севастополя. «Мы обязуемся быстро восстановить повреждения на нашем заводе,—говорится к документе,—и обеспечить перевыполнение июньского производственного плана».
—Главный в этот день удар приняли на себя 1167-й и 1163-й полки 345-й стрелковой дивизии, оборонявшие район ст. Мекензиевы Горы. Здесь та сторона сосредоточила 50 танков. Все-таки стояла задача выбить немцев со станции. 1165-й полк выполнил эту задачу. Но к исходу дня противник, подтянув свежие силы, вторично овладел станцией и вышел в район кордона Мекензия-1…
—Сложная обстановка складывалась на других участках обороны. Были утрачены атакованные неприятельскими самолетами транспорт «Абхазия» и эсминец «Свободный».
—В распоряжении командования СОР оказалась копия донесения штаба 11-й немецкой армии в вышестоящие инстанции. Ключевая фраза циркуляра: «Непрерывный губительный огонь артиллерии противника ведется по всем немецким позициям. Он поминутно разрушает разветвленную телефонную сеть. Первые дни показывают, что под адским артиллерийским огнем противника наступление дальше вести невозможно». Это взгляд с места событий. Где-то в Германии, в генштабе сухопутных войск вермахта его начальник Ф. Гальдер отразил их несколько иначе: «В Севастополе, несмотря на усиленные контратаки противника, отмечаются большие успехи. По-видимому, противник стянул артиллерию и пехоту с южного к… северному участку, поэтому наступление завтра следует начать внезапно».

 

 

Литература:
«СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945»; Г.И. Ванеев «Севастополь. 1941-1942»; Р.Ф. Октябрьская «Штормовые годы»; «Крым в период Великой Отечественной войны»; «Севастополю 200 лет»; Д. Ортенберг «Год 1942»; Ф. Гальдер «Военный дневник».

Другие статьи этого номера