Хроника героической обороны Севастополя

Подвижник и подвижники: дунайский разведчик и его книга

В эти дни 80 лет назад

 

Остановись, прохожий, не спеши:
Здесь Севастополь—город бастионов.
Его железным воздухом дыши,
Чтоб в трудный час остаться непреклонным.
Остановись, прохожий! Тишину,
Молчание холмов прочти, как эпос,
И ты увидишь всю свою страну,
Всю Родину как бастион, как крепость.

Александр Лесин.

 

18 июня 1942 года

—Войска Приморской армии в районе Севастополя отражали непрерывные атаки противника, и враг нес огромные потери. Однако после ожесточенных боев захватчикам все же удалось прорваться к Севастопольской бухте.
—Тридцатая береговая батарея в полном окружении выпустила по неприятелю оставшиеся снаряды. Противник, непрерывно атакуя, захватил на поверхности весь ее район. Оборонявшаяся на бруствере часть личного состава батареи и бойцов 90-го стрелкового полка укрылась в массиве батареи, при этом защищая подходы к башням огнем автоматов и ручных пулеметов.
—На южном участке в районе первого сектора обороны враг перешел в наступление против частей 109-й и 388-й стрелковых дивизий в направлении Кадыковки и горы Карагач. Вражеские атаки были отбиты.
—Авиация наступавших совершила 500 самолето-вылетов. Ценой десяти сбитых крылатых машин по нашим войскам, городу и аэродромам сброшено 1800 бомб.
—На транспорте «Белосток» в охранении тральщика «Якорь» и пяти сторожевых катеров из Новороссийска доставлены 360 человек пополнения и 80 человек различных воинских команд, 341 тонну, боезапаса и 238 тонн продовольствия. Вечером, приняв на борт 700 раненых и эвакуированных, «Белосток» в том же сопровождении вышел в море курсом на Туапсе. В 20 милях южнее мыса Фиолент транспорт был атакован вражескими воздушными торпедоносцами. От прямого попадания торпеды на «Белостоке» произошел взрыв. Вскоре транспорт затонул. Командам катеров сопровождения удалось спасти лишь 200 человек, остальные погибли. Это был последний рейс транспортного судна в Севастополь.
—Севастопольские горком и горисполком представили Крымскому обкому партии развернутую информационную сводку о своей деятельности в период третьего штурма города. «С 31 мая по 15 июня,—говорилось в документе,—сброшено на город 27529 фугасных бомб, за 16-17 июня—1034, авиационных снарядов за этот же срок—3091 и за 16-17 июня—1216. Кроме того, было сброшено около 10000 зажигательных бомб. Они вызвали 500 пожаров. Разрушено 4737 домов, три тысячи получили повреждения. Подвергалось разрушению абсолютное большинство предприятий: хлебозавод, макаронная и колбасная фабрики, ГРЭС-2, паровозное и вагонное дело… По решению городского комитета обороны 200 девушек призваны в ряды РККА».
—Командование флота проинформировало И.В. Сталина, Н.Г. Кузнецова, С.М. Буденного, И.С. Исакова об обстановке, сложившейся в городе. «К исходу 18 июня,—говорилось в телеграмме,—войска СОР понесли большие потери, которые исчисляются числом 22000-23000 человек. Враг понес потери в 3-4 раза больше, но, имея абсолютный перевес в силах и господство в воздухе и в танках, продолжает сильное давление на гарнизон. СОР необходимо: 1) 10000 человек маршевого пополнения… 2) вывезти раненых, число которых достигло 12000… 4) …дать хотя бы «Як-1» и 10 «Ил-2»; 5) немедленно поставить на линию Кавказ—Севастополь обещанные 20 самолетов «Дуглас»…»

 

19 июня 1942 года

—Из телеграммы Буденному, Исакову: «Товарищ маршал, просим завтра же поставить на ночную работу… имеющиеся у вас самолеты «ТБ-3» и «Дуглас» с посадкой на Херсонесском аэродроме… Ждем ваших решений. Октябрьский, Кулаков».
—На семи подводных лодках в город было доставлено 165 т боезапаса, 10 т продовольствия, свыше 10 т авиабензина.
—Авиация главной базы произвела 60 самолето-вылетов, авиация флота с аэродромов Кавказского побережья—28. Только севастопольцами уничтожено десять автомашин, три автоцистерны, 14 минометов и до взвода пехоты.
—Из постановления городского комитета обороны: «…Направить на фронт (через военкомат) 300 бойцов боевых дружин из подготовленного резерва: Спекомбинат № 1—120 человек, завод 201-й—20, ГРЭС № 1—10, железная дорога—25, Горсвязь—5, завод «Молот»—20, хлебозавод и макаронная фабрика—по 5, балаклавский колхоз—10»…
—Ф. Гальдер, начальник генштаба сухопутных войск вермахта: «…под Севастополем войска вышли к большой (Северной) бухте. В руках противника осталась только Северная коса с артбатареями…»

 

20 июня 1942 года

—Эскадренные миноносцы «Безупречный» и «Бдительный» прорвались в Южную бухту, куда доставили 845 бойцов, 250 т боеприпасов, 38 т бензина и 5 т продовольствия. В ту же ночь эсминцы приняли на борт две тысячи раненых и эвакуированных. При переходе отразив три групповых налета бомбардировщиков неприятеля, корабли пришли в Новороссийск.
—Доставки морем в Севастополь 13-20 июня не восполняли даже пятой части потерь личного состава, подвоз боеприпасов не покрывал и трети их расхода. На каждое 122-мм орудие оставалось не более 20 снарядов, 152-мм и того меньше. Войска СОР испытывали острый недостаток в станковых и ручных пулеметах.
—В 15.20 крейсер «Коминтерн» в охранении трех базовых тральщиков и трех сторожевых катеров из-за невозможности проследовать в Северную бухту по приказанию командования флотом повернул назад, в Новороссийск.
—Поступила директива С.М. Буденного от 19 июня. В ней указывалось, что потеря большей части Северной стороны означает остановку подвоза морем грузов и людских резервов. Предлагалось немедленно мобилизовать силы и средства для восстановления положения в четвертом секторе.
—Генералы И.Е. Петров, П.А. Моргунов и другие военачальники проявили решимость приступить к реализации директивы маршала. Но резервы Приморской армии иссякли, авиагруппа ограниченна. Ни о каком наступлении не могло быть и речи.
—Командующий флотом решил все тылы 95-й стрелковой дивизии и частей береговой батареи отвести с Северной стороны на южный берег. Оставшимся войскам надлежало вести бои в опорных пунктах до последнего бойца с целью отвлечения на себя сил противника.
—Ф.С. Октябрьский (из дневника): «Сообщили, что в Учкуевке фашисты ворвались в убежище, где находились отошедшие с войсками… женщины и дети. Всех перестреляли. Вот уж подлинно звери… С рассветом вышел. Посмотрел на улицу: город весь в дыму, сплошное пожарище. Тяжело, больно, жаль город-красавец».
—Губернатор Мальты лорд Горт обратился с посланием к защитникам Севастополя. В нем выражено восхищение гарнизона и гражданского населения острова «замечательной обороной Севастополя». «Отпор, который защитники города дают врагу,—говорится в послании,—добавляет новые лавры к историческому имени Севастополя».
Весьма лестное заявление именно британца.
—Ф. Гальдер: «Под Севастополем отмечаются местные успехи на участках 54-го и 30-го армейских корпусов вермахта».

 

21 июня 1942 года

—Ф.С. Октябрьский (из дневника): «Сегодня все-таки прибыли в ГБ (главную базу.—Сост.) еще две подводные лодки. Они доставили боезапас, продовольствие, маршевое пополнение—300 человек… Почти закончили все дела с Северной стороной. Там оставили отдельные группы в равелинах и зданиях».
(Гарнизон Константиновского равелина героически сражался под непрерывными обстрелами и бомбежками почти четверо суток, прикрывая отход наших войск).
—Всю ночь на 21 июня велись работы по укреплению южного берега Северной бухты. Здесь следовало ожидать переправы противника с противоположного берега. На Корабельной стороне рыли траншеи, строили доты и дзоты, устанавливали прожекторы.
—На рассвете фашисты начали сильную артиллерийскую и авиационную подготовку на участках первого и второго секторов. В 5.00 до двух пехотных дивизий гитлеровцев перешли в наступление на Кадыковку, на высоту 74.0 и на южные и юго-восточные скаты Федюхиных высот. К исходу дня наши части заняли новые рубежи обороны. Части третьего сектора (25-я, 345-я стрелковые дивизии и 138-я стрелковая бригада) сохранили занятые накануне позиции.
—Эсминец «Безупречный», «Бдительный», сторожевик «Шквал», пара тральщиков, четыре сторожевика, подводная лодка вместе доставили к Севастополь около 900 человек маршевого пополнения, 244 т боезапаса, 38 т авиабензина и 5,2 т продовольствия.
—В докладе наркому ВМФ, командующему Северо-Кавказским фронтом и начальнику Генштаба Красной Армии командующий СОР сообщил, что для восстановления положения на Северной стороне потребовалось бы доставить 10000 человек, не менее стрелковой дивизии и одной стрелковой бригады, всемерно форсировать подачу боезапаса.
—Подводная лодка «М-32» под командованием капитан-лейтенанта Н.А. Колпытина доставила в Севастополь боеприпасы и бензин. Из-за угрозы подвергнуться обстрелу или бомбежке подлодка на рассвете погрузилась на грунт на весь день. Под действием паров бензина члены экипажа, за исключением командира и старшины 2-й статьи Н.К. Пустовойтенко, потеряли сознание. К 17.00 силы оставили и командира. С наступлением темноты ценой нечеловеческих усилий Пустовойтенко ввел в действие механизмы всплытия. Приток свежего воздуха в лодку был открыт. Экипаж и лодка были спасены.
—Ф. Гальдер (из дневника): «У Севастополя захвачены батареи и вместе с тем почти весь северный берег бухты. Противник, по-видимому, очищает фронт перед румынским горным корпусом и сосредоточивает силы перед 30-м армейским корпусом вермахта».

 

22 июня 1942 года

—Немецко-фашистские захватчики намеревались овладеть Севастополем не позже 22 июня. Однако в этот день для снабжения войск СОР стали использовать транспортные самолеты «ПС-84» (типа «Дуглас») московской авиагруппы. Вылетали машины с Кубани так, чтобы после полуночи приземлиться в Севастополе. Прикрытия никакого. В течение ночи на Херсонесском аэродроме принимали по 12-13 самолетов с боеприпасами. Обратными рейсами вывозили на каждой крылатой машине по 14-16 раненых или ценные грузы.
—Захват противником высоты 74.0 (стык первого и второго секторов обороны) означал углубление южного клина за линию Сапун-гора—Балаклава. Угроза? Еще какая.
—Чтобы не оказаться в окружении, 25-я стрелковая дивизия начала отход на запасной рубеж на Инкерманских высотах. Командный пункт соединения разместился в пещерах бывшего Инкерманского монастыря.
—Из письма «наверх» секретаря обкома ВКП(б) Ф.Д. Меньшикова о моральном духе защитников Севастополя: «…Дела здесь идут блестяще. Немцев, румын наши воины уложили десятки тысяч, разгромлено 7 дивизий и три потрепаны… Командование флота и армии, хотя положение остается напряженным, уверено в нашей победе…»
—Ф. Гальдер (из дневника): «У Севастополя в руках войск вермахта—северный угол укрепрайона Северной бухты. Начата перегруппировка с целью переноса направления главного удара на южный участок».

 

23 июня 1942 года

—Завершились боевые действия частей и подразделений третьего и четвертого секторов СОР за северную часть позиций и укреплений города. Начались боевые действия войск второго сектора за Инкерманские высоты. Противник произвел по нашим войскам свыше 400 самолето-вылетов и сбросил более двух тысяч авиабомб.
—Утром начался усиленный артиллерийский и минометный огонь по опорным пунктам Константиновской батареи. Прямой наводкой по ней били подошедшие танки. В ряде мест обрушились стены старой крепости. Раненый, но оставшийся среди бойцов командир гарнизона капитан 2 ранга М.Е. Евсеев приказал в полночь группами вплавь отходить на южный берег. М.Е. Евсеев последним покинул батарею.
—Усилия защитников города направлены на недопущение высадки десанта противника с Северной стороны и прорыв его вдоль Симферопольского шоссе. Берег от станции «Севастополь» до Карантинной бухты принял под защиту полк, сформированный из подразделений охраны города и прибывших с Северной стороны подразделений береговой батареи. Получился полк трехбатальонного состава численностью 1500 человек. Оперативной перегруппировке и переформированию были подвергнуты другие части.
—Ряды защитников города пополнили 529 бойцов. В Севастополь их доставили лидер «Ташкент», миноносец «Безупречный». В осажденном городе приняли также 102,4 т боезапаса, 6,3 т продовольствия, 35 т бензина и вооружение для перебрасываемой в Севастополь 142-й стрелковой бригады. На «Безупречном» и «Ташкенте», а также на трех подлодках в Новороссийск и Туапсе убыли 840 раненых.

 

24 июня 1942 года

—Городским комитетом обороны принято постановление об эвакуации из города квалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала. Действие документа коснулось шести предприятий: филиала 201-го завода, заводов «Химчистка», «Молот». Севастопольцев ожидали в Краснодаре, Туапсе и в других городах Кавказского побережья.
—В районе Севастополя советские войска продолжали вести ожесточенные бои с противником, атакующим Инкерманские высоты, и на подступах к долине реки Черной.
—Из Новороссийска в Севастополь эсминец «Бдительный» доставил две роты 142-й стрелковой бригады в количестве 364 человек, а также партию вооружения. Ближе к полуночи пришли лидер «Ташкент» и эсминец «Безупречный». Это еще полторы тысячи бойцов 142-й стрелковой бригады. Две подводные лодки пополнили скудные запасы горючего на 94 т бензина.
—Ф. Гальдер (из дневника): «У Севастополя небольшие местные успехи. Это подготовка к возобновлению наступления…»

 

 

Литература:
«СССР в Великой Отечественной войне. 1941-1945»; Г.И. Ванеев «Севастополь. 1941-1942»; «Севастополю 200 лет»; «Крым в период Великой Отечественной войны»; Р.Ф. Октябрьская «Штормовые годы»; Ф. Гальдер «Военный дневник».

Другие статьи этого номера