Катастрофа оппозиции

Хотя Гоголь и не был знаком с украинской оппозицией, но весьма красочно изобразил ее реакцию на создание правительства в финале своего «Ревизора»…Имея в своем активе половину депутатского корпуса, четыре оппозиционные силы умудрились за полгода не выиграть ни одного сражения.

Избрание же Виктора Януковича премьер-министром Украины и создание небывалой по мощи административной команды окончательно засвидетельствовало, что все гигантские затраты на двухгодичное расшатывание ситуации в Украине пошли прахом.

Причина все та же — непомерные амбиции оппозиции (как по отдельности, так и в целом), никак не укладывающиеся в прокрустово ложе возможностей.

Власть сумела мобилизоваться по максимуму и вовсе избавить себя от необходимости замечать своих оппонентов в дальнейшем. Причем оппозиционеры помогали власти в достижении этой цели самоотверженно и с энтузиазмом.

Украинская оппозиция упорно строила свою тактику на ожидании. Ждала она двух вещей: грубых ошибок, «подставок» со стороны самой власти и помощи извне.

Совершать заметные ошибки президентская команда вообще с некоторых пор перестала. И несмотря на это, оппозиционеры ждали «чуда» до последнего момента и ждут его, наверное, по сей день. Отказываясь от участия в голосовании по кандидатуре Виктора Януковича, фракции «Наша Украина», СПУ, КПУ и БЮТ явно гадали на кофейной гуще, «авось не хватит». Хватило, даже два голоса оппозиционных «отщепенцев» не сыграли ровным счетом никакой роли, и изгонять трепетного бизнесмена-социалиста из фракции было, в общем-то, незачем.

Затем оппозиционеры потянулись в церкви ставить свечку за то, чтобы, «дай Бог», фракции большинства погрызлись из-за лакомых министерских костей. Не погрызлись. Тем более что большинство с полным правом победителей и при благосклонности довольного успехом Президента может получить в свой актив гораздо больше влиятельных должностей, нежели способно поглотить.

Поддержка извне и вовсе оказалась авантюрой. Ну, разве можно доверять иностранцам решение наших доморощенных политических проблем? Они, сердешные, тоже наверняка рассчитывали на проколы официального Киева. Например, если бы украинцы заартачились и не пустили экспертов для проверки «Кольчуг»… Или документация у них была бы не в порядке — тогда хотя бы есть почва для домыслов. Но таких подарков от украинских властей не дождались. В итоге в списке претензий США к Украине остались одни эмоциональные междометия, а власть даже получила возможность стать в позу защитника национальных интересов от наглых «интервентов».

Таким образом, подводя итоги достижений украинской оппозиции в героической борьбе за власть, ее нынешнее состояние можно охарактеризовать одним словом: катастрофа.

Переформатирование оппозиционного лагеря возможно по двум направлениям.

У социалистов и коммунистов сейчас один стратегический конек — переход к парламентско-президентской республике. Ратование за конституционную реформу должно привести левых в объятия, пусть и не слишком радостные, пропрезидентских сил. Это их, видимо, вполне устраивает. Например, Александр Мороз внес в Верховную Раду проект закона «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Украины», предполагающий увеличение полномочий Рады и ограничение полномочий Президента. Вроде бы с оппозиционным пафосом, но в русле августовских инициатив Леонида Кучмы.

Коммунисты, кроме всего прочего, наверняка попытаются реанимировать свой имидж «pro-Россия — kontra-НАТО». В антинатовском порыве путь коммунистов снова лежит в объятия властей, страдающих от невнимания лорда Робертсона и несправедливых нападок Вашингтона.

Другая «свадьба» у «Нашей Украины» и БЮТ. Команда Виктора Ющенко долго балансировала на грани катастрофы, однако окончательно перешла грань, ведущую в пропасть, только в день голосования за Януковича. Без «Нашей Украины», стоящей в позе обиженного победителя, обошлись во всем.

Серьезность проблем, стоящих ныне перед Ющенко и КО, трудно переоценить. Вся полугодичная деятельность этого блока послужила доказательством того, что никакого влияния на политические процессы в стране «Наша Украина» не оказывает. А сейчас может лишиться даже той популярности, которая позволяет ей вообще существовать как таковой.

В большой пакет административного передела попали посты глав парламентских комитетов, 10 из которых занимают «нашеукраинцы». Два из них — бюджетный комитет и комитет по свободе слова — до сих пор позволяли «НУ» хоть худо-бедно пиариться.

Большим моральным ударом по личному самолюбию Виктора Ющенко стало выставление на торги поста главы Нацбанка. Не то, чтобы Владимир Стельмах, бывший зам Ющенко, был «его человеком». Однако теперь нейтралитет и, возможно, незаметная дружеская поддержка из Нацбанка для Виктора Андреевича утрачены: банкир Сергей Тигипко хоть и не относится к числу врагов «мессии», но и другом его назвать трудно.

В целом же, как считают аналитики, инвесторы блока Ющенко вправе, наконец, задуматься, во что они вкладывают средства. Бизнес-составляющая «Нашей Украины» вряд ли особо желает сражаться с тандемом Янукович — Азаров, а потому треск по швам в команде Виктора Андреевича может раздаться в любой момент.

Если, конечно, не предпринять срочных мер. Один из выходов предложила Юлия Тимошенко, находящаяся и вовсе в плачевном положении.

Характерно, что в то время, как в Киеве уже начался процесс дележа портфелей, Ющенко и Тимошенко сотоварищи демонстративно направились в Польшу на межпарламентскую конференцию «Европейские устремления Украины». Вместо продолжения октябрьского «круглого стола» этот форум превратился в занятие группы психологической реабилитации прозападной части украинской оппозиции.

Как и положено, для психологической разрядки участники поделились наболевшим. Юлия Тимошенко, наконец, признала организационное поражение оппозиции. «Оппозиция сильна», заявила лидер БЮТ, поскольку сейчас ей так или иначе сочувствует около 70% населения. Но оппозиция слаба — «стратегически не организованна и не совершает адекватных действий».

Виновников леди Ю. называть не стала, наверное, потому, что рассчитывает получить в их лице новых союзников. Им и адресовался в основном рецепт спасения: консолидировать оппозицию и выходить за пределы парламента (там «уже нечего делать»).

Коалиция, надо понимать, должна состоять из «Нашей Украины», БЮТ и, возможно, СПУ. В то же время попытку опять затянуть Виктора Ющенко на баррикады вряд ли можно назвать реалистичной. Хотя, по правде говоря, у него нет иного выхода, как становиться, наконец, «полноценным» оппозиционером.

Что же касается ющенковского окружения, то там на альянс со скандальной газовой принцессой смотрят довольно кисло. Роман Бессмертный назвал прожект Тимошенко «почти утопией».

Другие же «нашеукраинцы», например Юрий Кармазин, усиленно борются со слухами о том, что на съезде «Батькивщины» блок Виктора Ющенко будет предан анафеме. Нардеп «сейчас не видит чего-то кардинально отличительного в позициях «Нашей Украины», БЮТ или социалистов» и считает, что сотрудничество между ними возможно.

Неожиданно в стан терпящей поражение оппозиции подался истосковавшийся по большой игре дважды спикер независимой Украины Иван Плющ. На форуме в Польше он вновь озвучил свою идею создания «мощной центристской или правоцентристской партии», что в настоящих условиях прозвучало уже как конкретное предложение.

Избытком реализма этот проект также не блещет, поскольку трудно будет убедить инвесторов проекта «Блок Виктора Ющенко» раскошелиться на новый проект с теми же участниками, но с новым, требующим затрат названием «Партия свободных демократов».

Украина пока не доросла до серьезного понимания, ЧТО такое оппозиция и КАКОВА ее общественная роль. Не доросла, правда, и власть. Однако колоссальные трудности, с которыми столкнулась в последние два года украинская власть, стали для нее уроком, можно надеяться — полезным.

Нынешние проблемы оппозиции — также шанс для того, чтобы в будущем это слово не употреблялось лишь в кавычках и с насмешкой…

Другие статьи этого номера