У нас отсутствуют пустяковые проверки — это мой принцип

Так охарактеризовала одно из стратегических направлений в нынешней деятельности Севастопольского контрольно-ревизионного управления его руководитель Ольга Владимировна Шелакова. Не так давно ГлавКРУ Украины отметило свой десятилетний юбилей. Естественно, что на праздничной «сходке» ревизоров государственных средств звучали не только заздравные спичи. Состоялся и серьезный разговор единомышленников о путях и перипетиях ревизионной государственной службы страны в прямой связи с целым рядом сегодняшних законодательных изменений. Именно в этом ключе и было построено интервью, которое наш корреспондент взял у О.В.ШЕЛАКОВОЙ. — Ольга Владимировна, какие коренные сдвиги в сфере экономики сулит новый закон о госбюджете и в какой степени он корректирует действия ваших работников?

— Новый закон о госбюджете запрещает любые суррогатные расчеты — прекращены вексельные операции и взаимозачеты, практически полностью исключена бартеризация для субъектов бюджетной сферы. Контрольно-ревизионная служба может отныне зафиксировать лишь сам факт нецелевых расходов, но результатом нашей работы должны быть не громкие дела, а недопущение нарушений в бюджетной сфере. То есть профилактика выходит на первый план. Конечно, к нулю финансовые нарушения мы никогда не сведем, но какой-то минимальной цифры, на которой балансирует весь мир, мы должны достичь.

— Как этого добиться?

— Повторюсь, прежде всего профилактическими мерами. Мы хотя контролирующий орган, но немало усилий отводим и на предотвращение нарушений. Например, распространяем обзорные письма, которые предостерегают руководителей от неверных шагов.

— Руководители-нарушители несут заслуженное наказание?

— В прошлом году к административной ответственности в Севастополе было привлечено 92 должностных лица и за их счет возмещено около 40 тысяч грн убытков. В дисциплинарном плане наказано 73 ответственных работника. К сожалению, некоторые привлечены и к уголовной ответственности — 10 человек. Эти люди, кстати, не всегда взяточники или расхитители — причиной нарушения часто становится некомпетентность либо халатность. В общем, явно ощущается такая тенденция: с изменением формы собственности изменилось и отношение к самой собственности. То есть сам у себя воровать не будешь.

— Какие нарушения чаще всего в 2003 году фиксируют ревизоры?

— Завышение предусмотренных бюджетом ассигнований. Использование государственных средств не по назначению. Часто, скажем, руководители на свой страх и риск меняют объекты финансирования. На предприятиях нередко завышается цена закупок за государственные средства, занижаются активы, завышаются объемы выполненных работ.

Соблазнительный кусок для манипуляторов бюджетными средствами — государственные программы. В этой сфере занижается балансовая стоимость основных средств. Кстати, у нас есть поручение Президента проверить каждый объект коммунальной собственности на предмет декларируемой убыточности. Здесь — немереные просторы для деятельности.

— При проверках влиятельные руководители создают преграды?

— Больше всего нашей службе мешает работать законодательная неурегулированность. Пока что мы руководствуемся законом «О Контрольно-ревизионной службе Украины», принятым еще в 1993 году. За это время существенно изменилось законодательство, регулирующее хозяйственную деятельность, бюджетную сферу. Наконец недавно принят Бюджетный кодекс, который расширяет, а скорее, уточняет полномочия Контрольно-ревизионной службы. В то же время действует и старый закон, нормы которого вступают в противоречие с кодексом. Уже пять лет в Верховной Раде лежит законопроект, которым предлагается внести изменения в закон десятилетней давности, чтобы привести его в соответствие с обновленной законодательной базой. По моему твердому убеждению, КРУ не должно подчиняться Минфину, иначе у нас оказываются скованными руки. Например, в прошлом году мы по поручению прокуратуры трижды проверяли структурные подразделения Минфина и пять раз — Госказначейства.

КРУ должно быть органом внутреннего контроля, инструментом Кабмина, его аудитом, а по отношению к любому министерству КРУ должно стать органом внешнего контроля.

Государство непременно обязано контролировать свою собственность, пусть даже это будет небольшой долей госсобственности в приватизированных предприятиях, которые вроде бы и не получают бюджетных ассигнований. Поэтому КРУ вправе проверять предприятия любой формы собственности, которые так или иначе причастны к расходованию бюджетных средств. КРУ надлежит, наконец, обрести статус, определенный указом Президента, — центрального органа исполнительной власти, занимающегося финансовым контролем в стране. А налоговые льготы? Разве это не дотация из бюджета?

— То есть частным предприятиям стоит ожидать вскоре дополнительных проверок?

— Если человек правильно организовал финансово-хозяйственную деятельность, чего ему бояться? А ожидать визита ревизоров следует всегда и в плане встречных проверок, санкционированных правовыми структурами, и в части проверок механизма распоряжения исключительно государственной долей собственности в различных ЗАО и ОАО.

План нашей работы публикуется, все получатели бюджетных средств знают, когда мы приедем, готовятся. Это нормальное сотрудничество. Если будут обнаружены нарушения — значит следует ожидать соответствующих мер. Есть кражи — последуют наказания. Но априори считать, что все в финансовом плане ведут себя подозрительно — просто некорректно. Кстати, за весь 2002 год не было ни одного сигнала с жалобами на то, что проверка КРУ мешала работать.

— А что касается внеплановых проверок?

— КРУ может проводить внеплановые проверки, как правило, по представлению правоохранительных органов. В прошлом году мы приняли к исполнению около 45 таких обращений. По результатам проверок за причиненный убыток в сумме более 50 тыс. грн возбуждено несколько уголовных дел. Мы обычно тщательно готовимся к внеплановым проверкам: рассчитывая годовой план, ориентируемся на статистику внеплановых проверок предыдущих лет и отводим для них время. Вообще у нас отсутствуют пустяковые проверки — этой мой принцип. Наш ревизор должен идти туда, где наметился серьезный отток значительного объема государственных денежных средств.

— Ваши проверки затрагивают доходную часть?

— Моя позиция такова: у ГНАУ не должно быть монопольного права на проверку как формирования доходной части бюджета, так и в целом выполнения доходов. Потому что, когда идет комплексная ревизия выполнения бюджета, мы анализируем, как выполнена доходная часть, но не имеем почему-то права проверить соответствие этих доходов, даже их учет. Кто сегодня может сказать, насколько правильно дебетовое сальдо по НДС? Сколько подписок сделано для того, чтобы исполнить местный бюджет? У государства нет ни одного органа, кроме ГНАУ, который мог бы это сделать, а у него не сто рук. Монополия тут не нужна.

— Выходит, вы против предлагаемого генпрокурором Святославом Пискуном создания Министерства экономической безопасности, которое бы объединило и ГНАУ, и КРУ, и Гостаможслужбу…

— Нельзя объединить то, что несоединимо по сути. Каждый орган выполняет абсолютно разные функции и пользуется своим законом: Гостаможслужба — Таможенным кодексом, мы — Законом о Контрольно-ревизионной службе, Счетная палата — Законом о Счетной палате, ГНАУ и налоговая служба — соответствующими указами Президента и законом. Как избежать недоразумений? В то же время назрело принятие закона о финансовом контроле, который четко определил бы функции и полномочия нынешних контролеров и помог избежать дублирования их функций. А мы и так часто работаем вместе, скажем, при комплексных проверках.

— КРУ и Счетная палата теперь не дублируют друг друга?

— В незначительной степени. Счетная палата должна осуществлять общий внешний контроль — отслеживать глобальные финансовые потоки в государстве. Счетной палате вовсе не следует проверять смету какого-нибудь НИИ — это уже работа КРУ.

— Ваше пожелание читателям «Славы Севастополя»?

— Любите свою газету. И читайте ее.

Другие статьи этого номера