Дважды два равно… девять с половиной

Все молитвы человеческие сводятся в конечном счёте к одному: «Господи! Сделай так, чтобы дважды два не было четыре!» Сказал это кто-то из великих. Но вполне мог сказать и герой недавней премьеры драматического театра ЧФ им.Б.Лавренёва Жорж Данден. Одним прекрасным утром он пожелал быть не обычным, пусть и состоятельным крестьянином, а высоким стройным блондином благородных кровей, женатым на красавице дворянке. И почти всё — о, чудо! — приобрёл! Мечты, увы, иногда сбываются беспощадно, доказывая, что дважды два в реальности неизбежно равно четырём…В театре не хочется предвидеть, не хочется догадываться с первых реплик о финале, с первого появления артиста знать, что и как он сделает во втором. Парадокс, но именно такую пьесу, в которой все предельно ясно и понятно с первого слова и конец предрешен, выбрал для своей второй постановки в театре флота режиссер Юрий Маковский. В пику, что ли, самому себе — после совершенно непредсказуемого сюжета суперкассового

» 13″, который вот уже более полугода неизменно собирает полный зал. И в соавторстве с Мольером и постановочной группой вполне доказал, что «дважды два» на театре не есть «четыре». Тех, кто взахлеб посмотрел со мной новую комедию (кстати, в одном акте, что ново для севастопольской сцены), покорило именно это ее качество — полная и совершенная непредсказуемость!

В спектакль заряжена некая режиссерская хитрость, в соответствии с которой сюжетная инициатива, словно шаровая молния, легко перебрасывается от одного действующего лица к другому, и несмотря на то, что все развивается о Дандене и вокруг Дандена, главными героями попеременно становятся то ветреная супруга Анжелика, то ее картинный обожатель Клитандр, то чопорные родители-дворяне, время от времени впадающие в розовую инфантильность, то сочный дуэт слуг — Клодины и Любена. Совершенно особая роль у девушек-селянок и пастушка, то выделывающих балетные па, то скачущих в немыслимом галопе. Эта хореографическая группа — не только эмоциональный и ритмический «барометр» спектакля. Они словно воплощение того яркого, обольстительно благополучного и безмятежного мира, частью которого стремится стать и так и не становится Данден.

Пожалуй, в «Жорже Дандене» режиссер-постановщик и режиссер по пластике и танцу О.Дорохин нашли почти совершенное соотношение пластического и драматического решений.В театре флота велись интересные и продолжительные изыскания в этом направлении (достаточно вспомнить «Женитьбу», чуть ли не поставленную на пуанты), но впервые сложная и насыщенная пластика не довлела над содержанием постановки.

По форме спектакль, собственно говоря, являет собой чистую реализацию мольеровского жанра — комедия-балет. И в этой диковинной рамке, мастерски сооруженной режиссером, бьется живое, во все века беззащитное человеческое сердце. Болит теми самыми злополучными болями, от которых надрывается сердце каждого второго современника: что делать, когда жить по существующим правилам невозможно, немыслимо, но жить надо? И что делать, если ты сам когда-то мечтал об этих правилах как о рае земном? И как жить, если родился ты самым что ни на есть обычным гражданином, отнюдь не «титаном», способным бороться за справедливое мироустройство? Поэтому и наворачиваются слезы в финале спектакля, когда, смирившись с неизбежной несправедливостью, трогательно-покорно возвращается за вычурный занавес «простой хороший парень» — Жорж Данден, чтобы продолжать жить той ненавистной красивой жизнью, о которой он так долго мечтал.

Интересно, что режиссер не взял в мужской состав нового спектакля никого, с кем разделил по праву действительно большой успех

» 13″. Редкость. Даже, может, риск — но в случае с «Жоржем Данденом» риск вполне вознагражденный. В главной роли — Александр Науменко. Нельзя сказать, что его появление на сцене театра флота полная неожиданность — все же за плечами у него и Кочкарев в «Женитьбе», и Тело в » 13″, — но в таком качестве и на таком уровне Александра видели впервые. Можно играть пять центральных ролей в сезон и при этом не быть артистом; в роли Дандена для Науменко «час артиста» пробил. Можно спорить о том, насколько совершенно и отточенно его актерское мастерство, но сомнений не оставляет главное — на севастопольской сцене появилась очень необычная и своеобразная личность. В Дандене Науменко есть человечность и обаяние, неподдельные искренность и трогательность. Спектакль, очевидно, выстроен режиссером с расчетом на актерскую индивидуальность Науменко, и, видимо, поэтому все сильные стороны артиста проявились достаточно ярко: и добрая самоирония, и отчаянная готовность во что бы то ни стало бросить вызов жизни, и природный комизм — без кривляний и натужности.

Данден Александра Науменко умеет вести доверительный и теплый диалог с залом, заставить зрителей не вяло сопереживать, но смеяться и плакать вместе с ним. В артисте почувствовались недюжинный потенциал заразительности и доброй энергетики, внутренняя сила, достаточная для того, чтобы удерживать зрительское внимание, — ведь внешняя сюжетная линия проста и незамысловата. И еще — у Дандена-Науменко есть Мечта. Большая, красивая, страстная, которую он не уступает даже тогда, когда она становится мелкой, некрасивой, холодной реальностью и в конце концов растаптывает маленького человечка. Это качество в артисте — умение мечтать — положено режиссером в основу спектакля. Мечта обманывает героя: даже воображаемые дети-ангелочки, которых уже готов обнять Данден, вдруг, обидно высунув языки, дружно показывают ему «рога» и убегают. Потрясающая находка — зрители словно проникают в мечту Дандена. В этом чужом мире даже дети против героя.

Обнаружившиеся актерские «потенциалы и резервы» в этом спектакле — особая тема. Ощущение новизны, свежести от актерских работ поразительное. Совершенно неузнаваемая, смешная, легкая, юная, пленительная Оксана Осипова — ее беспутную, обворожительную Анжелику действительно оправдывает жажда романтики и страсти. В погоне за приключениями она с лета влюбилась в «макет настоящего мужчины» — самовлюбленного павлина Клитандра (яркая работа Юрия Пимкина). Придет время, и она скажет себе горькими словами мужа: «Ты сама этого хотела, Анжелика».

Уморительно церемонная пара нежных «комнатных цветков» — родителей Анжелики в исполнении Вячеслава Крамарева и Светланы Иваненко — готова, однако, показать «шипы», охраняя свое безмятежное растительное существование. В полном смысле новый артист — колоритный дебютант Андрей Дзубан (Любен), похоже, вскоре станет настоящим любимцем публики. Его дуэт с задиристой, темпераментной Оксаной Громовой — настоящий динамит в спектакле. Интересно, что в небольших ролях Громовой (Памела в » 13″, теперь — Клодина) нет мелочей, зато есть находки и даже маленькие открытия, которые радуют зрителя. Быть может, не все и не всегда О.Громовой удается. Но по тому, как старается «оттачивать» свои образы актриса, видна ее готовность к большой серьезной работе. И, наконец, очаровательный француз, который в равной степени на короткой ноге и со зрителями, и с артистами, эдакий посредник, затейник и миротворец Дирижер, образ которого создал Григорий Калинин, стал в спектакле по-настоящему символичной фигурой.

В новой работе театра флота во всем ощущается уверенная, грамотная, талантливая «дирижерская» рука Ю.Маковского. Чувствуется, что художественный руководитель театра им.Б.Лавренева Ю.Гранатов — ученик великого Охлопкова — последовательно утверждает принцип режиссерского театра как единственно возможного, доверяя труппу, площадку и саму прославленную марку лавреневцев взвешенно, избирательно и только профессионалам. Ибо наличие в спектакле режиссера — это единственное «дважды два» в театре, которое неизбежно равно «четырем».

Другие статьи этого номера