На краю обрыва

В Севастополе и его окрестностях зафиксировано около 90 участков, где возможны оползневые процессы и обвалы. Это склоны Феолента, Любимовки, Качи, Красной горки, северо-западной части Гераклейского полуострова, балки Дианы, мысов Лермонтова и Айя, спуска с площади Суворова к железнодорожному вокзалу. Все эти и другие опасные районы держат под наблюдением геологи севастопольского поста Ялтинской гидрологической и инженерно-геологической партии.

На днях после проливного дождя начальник этого поста Алексей Федоров обследовал оползень на улице Охотской. За ним ведется наблюдение более двадцати лет, и он периодически проявляет свою агрессивность. Здесь были обвалы в 1983-м, 2001-м и 2002 годах, несколько раз смещение грунта приводило к разрыву водопроводной сети, обрушению подпорных стенок и появлению трещин в частных домах.

Возможность активизации тут оползневых процессов принималась в расчет и когда решался вопрос о способе обезвреживания на Красной горке немецкой мины. Гидрогеологи высказали предположение, что подрыв боеприпаса на месте может привести к сдвижке большой массы грунта на дорогу, которая ведет к трем крупным предприятиям, и к повреждению жилых домов, стоящих на склоне. Геологам поста хорошо известно чувство бессилия, когда уже ничем нельзя остановить сход больших масс земли, скользящих по обводненному глинистому слою как по маслу. Тогда остается лишь фиксировать развитие стихийного процесса и ждать, когда он закончится.

Месяц назад специалисты Ялтинской партии направляли в Севастопольскую госадминистрацию официальное предостережение. Они предлагали ограничить движение по Охотской улице большегрузного транспорта, сделать объездную дорогу к пивзаводу и хлебозаводу, решить проблему канализования домов, стоящих на склоне. Все это требует больших финансовых средств. Разработан проект инженерного укрепления склона, но денег на его реализацию у города нет. Единственное, что сделано, — это установка дорожного знака, ограничивающего грузоподъемность проходящего транспорта до 6 тонн. Но на знак водители машин, вывозящие продукцию с предприятий, в сущности, не обращают внимания. А тем временем разрушение склона, по заключению Алексея Федорова, носит прогрессирующий характер, и жители нескольких домов по Охотской, образно говоря, стоят на краю обрыва.

Разрушительные процессы такого же плана происходят в прибрежной зоне Севастополя, которая застраивается коттеджами. Их владельцы, проявляя неуемное стремление обосноваться как можно ближе к берегу, нередко не считаются с рекомендациями и требованиями оползневиков. В результате на Радиогорке несколько строений в садовых товариществах «Ритм-1» и «Ритм-2» в результате размыва берега оказались в 20-30 метрах от обрыва. Оползневые процессы активизируют рыхление и полив почвы. Даже при вскапывании земли на глубину всего в 20-30 сантиметров повышаются коэффициент фильтрации влаги, обводнение грунта и вероятность смещения его по склону. Порой выделение земельного участка производится в установленном порядке, но без согласования с геологами, без соответствующих гидрогеологических изысканий. В этом случае за последствия оползня вся ответственность возлагается на управление земельных ресурсов. А при возведении строений — и на государственный архитектурно-строительный контроль. Пока у нас таких прецедентов нет, но они появятся, если сложившаяся практика будет продолжаться. И тогда компенсировать понесенный ущерб придется тем, кто вопреки постановлению Кабмина «Об инженерной защите территорий и сооружений от оползней» ставил на документах о землеотводе и строительстве разрешительные подписи.

Другие статьи этого номера