В эти дни исполняется 60 лет, как в Севастополь из эвакуации возвратились бесценные реликвии Херсонесского музея

…Немецкая бомба смела с лица земли весь антураж Итальянского дворика Херсонесского историко-археологического музея уже 25 июня 1941 года. Взрывной волной был нанесен ощутимый материальный урон многим строениям заповедника, и с этого события пошел счет дням лихорадочной подготовки музейщиков к эвакуации ценностей в глубь страны. Иначе, как знать, до каких пор сохранялся бы миф о том, что для фашистов главные мишени — это живая сила и укрепления оборонительных поясов защитников города, а не объекты исторического значения… Кстати, уже в начале 42-го всем стало ясно, что купол Владимирского собора в Херсонесе почему-то оказался лакомой приманкой для немецких воздушных асов: среди них бытовало мнение, что именно здесь укрывались рекогносцировщики огня наших зенитчиков…

…Уже, как говаривал Маяковский, «в июль катилось лето», а очередь на отгрузку сухопутным путем в эвакуацию исторических ценностей, да разве только их — оборудования «ящиковых» заводов, многих объектов государственной важности по списку N 1 — не сокращалась. Штурмовики 22-й дивизии 11-й немецкой армии генерал-полковника фон Шоберта делали на осажденный Севастополь по 7-10 воздушных «ходок» за день. Давно уже территория Херсонеса покрылась оспинами сотен больших и малых воронок от авиабомб, мин и снарядов, а подвижки в плане реализации эвакуации так и не намечалось.

…Во всем этом круговороте, в огневой лихорадке буден Музея главным исполнителем эвакуационной программы и закоперщиком подготовки к тому, чтобы в любой момент быть готовым сняться с места и ехать, плыть или лететь на Урал, сопровождая бесценную «ношу», был старший научный сотрудник Херсонесского музея Станислав Францевич Стржелецкий. Именно он, а не директор Музея заслуженный чекист Иван Данилович Максименко, который в конце июля 1941 года был отозван на политработу в штаб армии. Стржелецкого вначале было записали по его заявлению в ополчение, но, учитывая государственную важность предстоящей миссии, ему выдали документ, подписанный Максименко, где, в частности, было сказано, что «…Стржелецкий является ответственным хранителем исторических памятников и другого научного материала, эвакуируемого из г.Севастополя в г. Свердловск, и уполномоченным сопровождать…весьма ценный, уникумный научный груз».

Другие статьи этого номера