Без Определенного Места Жительства

Сколько бомжей в городе, никто сказать точно не может, поскольку публика эта мигрирующая. На учете органов внутренних дел зарегистрировано 235 лиц без определенного места жительства и рода занятий, 78 из них возвратились из мест лишения свободы и утратили связь с семьями и родственниками.Короткое и звонкое, как пощечина, слово — «бомж». Синонимов ему немало: изгой, убогий, нищий, босяк и даже ставшее нарицательным «генерал песчаных карьеров». Озадаченные собственными проблемами, мы стараемся поскорее пройти мимо копающихся в мусорных контейнерах, сидящих с протянутой рукой, крестящихся и кланяющихся в никуда… Понятно, что бомжами не рождаются. Как правило, это те, кто остался без места жительства по собственной воли или безволию или по воле злоумышленников. У каждого из них своя история и свое прошлое, настоящее примерно одинаково, а вот будущее, каково оно?

По мнению специалистов управления труда и социальной защиты населения Севгоргосадминистрации, однозначно утверждать, что у вышеупомянутой категории граждан отсутствует перспектива возвращения к нормальному образу жизни, было бы неверным. Начнем с того, что одинокие нетрудоспособные пенсионеры, нуждающиеся в постоянном уходе, и инвалиды, за которыми некому ухаживать, могут быть приняты на постоянное место жительства в севастопольский гериатрический дом-интернат. Те, кто требует медпомощь и имеет показания для пребывания в учреждениях психоневрологического типа, после регистрации в местной психиатрической больнице направляются в дома-интернаты других регионов Украины. Стоит, правда, оговориться: на очереди в первое учреждение сегодня стоят пятнадцать человек, и попасть туда можно, лишь имея паспорт или вид на жительство, после прохождения медкомиссии и заключения ВКК.

Есть шанс и у молодых, здоровых и трудоспособных, утративших документы и кров, тех, кто действительно хочет вернуть свою жизнь в человеческое русло. Совместными усилиями разных организаций город готов помочь им получить прописку, трудоустроиться, переобучиться, установить утраченную пенсию и т.д. Однако на все это требуется время. Учреждения же для подобного рода людей, где последние могли бы скоротать не лучшие дни, в Севастополе пока нет. Точнее, решение о создании реабилитационного центра для людей без определенного места жительства принято сессией горсовета еще несколько лет назад, но материального подкрепления оно до сих пор не нашло.

Как выяснилось из разговора корреспондента газеты с начальником отдела ГГА по взаимодействию с правоохранительными органами Валерием Баллером, в данный момент, выполняя поручение Кабинета министров Украины к плану мероприятий по реализации рекомендаций парламентских слушаний «О проблеме бездомных граждан и беспризорных детей и путях ее преодоления», городская администрация готовит предложения, в том числе и по созданию центра реабилитации социально опустившегося контингента.

— Организовать так называемый бомжарий мы предприняли было попытку, начали писать положение и даже место присмотрели, но столкнулись с массой проблем, — прокомментировал ситуацию В. Баллер. — Помещенные туда — свободны, сегодня они пришли ночевать, завтра нет, а комплекты постельного белья необходимо сменить обязательно, т.к. по санитарным нормам другие люди в эти же постели лечь не могут, а бронировать места за ушедшими тоже невозможно. Каждый раз вновь прибывшие должны быть сан. обработаны и т.д., и т.п. И такой круг вопросов с кондачка не решить, необходимы средства, и немалые. Словом, самостоятельно государство «поднять» и прокормить бомжей не в состоянии. Здесь в первую очередь нужна поддержка религиозных и благотворительных организаций. Об этом же говорит и многолетний опыт западных стран.

Кстати, в Киеве, Львове, Кривом Роге, Виннице центры, о которых идет речь, уже функционируют, достойно держаться на плаву им помогают международные благотворительные организации. В нашем городе за бесплатной тарелкой супа и крышей над головой сегодня можно прийти в церковь или монастырь. С наступлением холодов туда часть люмпена и направит свои босые стопы, часть устремится в подвалы, заброшенные дома и залы ожидания вокзалов. Странно, но кого-то из бродячей гвардии подобное существование даже устраивает и стало образом жизни…

Кстати

В 1879 г., согласно архивным данным, в Севастополе существовало благотворительное общество под покровительством ее императорского величества Марии Александровны. Деятельность его заключалась в попечительстве о бедных и больных, доставлении им средств к существованию и медпомощи и в содействии к презрению и воспитанию сирот. Общество состояло из 14 почетных и 145 действующих членов и располагало капиталом 6 тыс. 260 руб. 84 коп., образовавшимся из единовременных пожертвований, членских взносов, сборов с лотерей, спектаклей и вечеров. В 1911 г. в городе функционировал ночлежный приют, находившийся в районе Пересыпь (близ нынешнего ж/д вокзала), которым заведовало городское управление.

К сведению: при городской психиатрической больнице работает отделение для проживания 15 лиц с недостатками психического развития, утратившими связи с семьями. Семь бездомных проживают сегодня в Орлиновской больнице.

Глас народа

Как помочь бездомным?

Виктор ПОЛОГОВ, замначальника городского управления здравоохранения:

— Давным-давно в городе говорят о необходимости приюта для бездомных. Мы двумя руками за. Только этот приют не должен делаться на базе медицинских учреждений по одной простой причине — у нас совсем другая функция, и деньги, которые выделяются здравоохранению, должны идти на помощь больным, а не на социальную помощь. Кроме того, угол этим людям нужно определить не только из общечеловеческих понятий (хотя вопрос спорный: почему общество должно обеспечивать существование того, кто этому обществу пользу не приносит?), но и по санитарно-эпидемическим показаниям. Вольно или невольно лица без определенного места жительства становятся очагом эпидемии туберкулеза в нашем городе. Практически половина заболевших туберкулезом в течение этого года — лица социально дезадаптированные. Самое интересное, туберкулезных больных среди бомжей мы находим путем проведения специальных акций, проблема в другом — убедить их лечиться.

Любовь МЕЛЬНИКОВА, заведующая Орлиновской больницей:

— В нашем стационаре лиц без определенного места жительства находится семеро, троим из них уже сделали паспорта, они получают пенсии и жить им соответственно полегче. Конечно, этот контингент больнице накладен, у нас ведь лечебное учреждение, но перевести их мы никуда не можем. Эти люди или парализованы, или у них отсутствуют нижние конечности. Не нам судить, но в прошлом они вели асоциальный образ жизни и остались в результате без крова. И таких в городе немало. Конечно, нужно создавать специализированное заведение, которое бы оказывало бездомным не только медицинскую, но и социальную помощь.

Любовь ГОЛОВЧЕНКО, сотрудник Покровского собора:

— Каждый день в обеденное время (14 часов) в Покровском соборе дают благотворительные обеды бездомным и малоимущим. К сожалению, жилищных возможностей у нашей церкви нет…

Андрей КОВАЛИШИН, директор благотворительного фонда «Профессионал»:

— Я считаю, что прежде всего это должна быть государственная программа, предусматривающая в том числе и создание целенаправленного фонда в помощь бездомным людям. Нужно строить специализированные учреждения, предусматривающие не только проживание, но и лечение лиц без определенного места жительства.

Другие статьи этого номера