Вниз, вниз, или Я себя под Лениным чищу

Успешно завершился рассчитанный на три года второй этап программы Федерации альпинизма Республики Татарстан под названием «Пять высочайших вершин Тянь-Шаня и Памира». В этом летнем сезоне были совершены восхождения на пики Ленина, Корженевской и Коммунизма. На все три вершины поднялись А.Ахметов, Н. Хусаинов, Р.Кашапов и севастополец мастер спорта Юрий Круглов. Первый этап был выполнен в летнем сезоне 2003 года, когда команда совершила два восхождения на пик Хан-Тенгри с ледника Южный Иныльчек. Последний из них на сегодня является самым сложным маршрутом на Хан-Тенгри. Наш земляк Юрий Круглов в составе команды Татарстана также взошел на Хан-Тенгри по двум маршрутам.

После прошлогоднего «дуплета» на Хан-Тенгри были организованы зимняя экспедиция в Ала-Арчу (Северный Тянь-Шань), зимний сбор на Эльбрусе (Кавказ), тренировки на скалах (Крым). Так что к началу памирской экспедиции 15 июля 2004 года вся команда была настроена по-боевому. А стартом ее можно считать встречу ранним утром 15 июля 2004 года в аэропорту Бишкека.

День начался с того, что в организационной суматохе пришлось пропустить свой авиарейс в Ош. А это означало, что альпинистам предстояло проделать весь путь до Луковой поляны, где располагался международный альплагерь (МАЛ) под пиком Ленина, по автодорогам Киргизии. В этом году в составе экспедиции сразу две команды — «молодежная» и «ветеранская». Всего 19 человек.

Рано утром 17 июля, после двух бессонных ночей автопробега в предельно стесненных условиях, экспедиция прибыла на Луковую поляну на высоте 3700 метров над уровнем моря. По плану группа должна быть здесь сутки назад. Поэтому решили сразу же наверстать упущенное время. До обеда отдыхали, а потом выдвинулись в лагерь-1 на ледник Ленина со всеми вещами. А команду ветеранов оставили акклиматизироваться на Луковой.

Изначально так и планировалось использовать лагерь-1 на высоте 4300 метров в качестве базового. Экспедицию уже ждали. От Андрея Шевцова (коменданта лагеря) за дружеской чашкой чая узнали о текущей обстановке. Снега полно и прибавляется каждую ночь, людей еще больше. Все отрабатывают маршрут через вершину Раздельную. Выше лагеря-2 на высоте 5300 м снега по грудь и тропы нет. На вершину в этом сезоне поднялись только французы. И то пару недель назад.

18 июля. Кудряшов, Айдар Ахмадиев и Нияз Хусаинов ушли разведывать альтернативный маршрут на вершину — через скалы Липкина и «Метлу».

Скалы Липкина называются так потому, что недалеко от них в 1937 году летчик-испытатель М. Липкин был вынужден совершить аварийную посадку. Люди остались живы, а вот самолет пришлось оставить. «Метлой» называется характерный по форме треугольный скальный массив выше 5800 м.

Остальные желающие решили сделать акклиматизационный выход по «проторенному» маршруту до высоты 4500 м. По возвращении было решено работать на «альтернативном» маршруте и не создавать нездоровую толчею по пути через Раздельную.

Рано утром 19 июля группа вышла из лагеря-1 по разведанному вчера пути, чтобы установить лагерь-2. Крутой кулуар, выводящий на ребро, был покрыт свежевыпавшим ночным снегом. Чуть выше скал Липкина из-под снега торчали какие-то металлические пластины. «Это самолет Липкина», — сказал Айдар. На 5200 м, куда восходители поднялись через несколько часов, нашлось удобное и ровное место для бивуака. Быстро поставили палатки, закинули в них то, что занесли с собой. И вниз — на обед в лагерь-1. В два часа дня все уже сидели в палатке-столовой. Смотрели на собственные свежие следы на снежном склоне и общались с соседями по лагерю. Эти ребята из Голландии только что спустились из лагеря-2 по маршруту через Раздельную.

Оказалось, что четверо голландских соседей — вовсе не простые ребята. Вообще-то они едут на велосипедах в Китай из Сирии, повторяя Великий Шелковый путь. А между делом решили сходить на пик Ленина. Выехали они из Бейрута весной и планировали осенью завершить маршрут в Гонконге.

У ребят оказались отличное чувство юмора и способности к обучению. На следующий день, 20 июля, они уже свободно играли с нами в «дурака».

Утром 21 июля, откопав свои «Гарвалы» и «Норд Пики» (так называются палатки для нормальных парней, которые хотят не только взойти на вершину, но и живыми спуститься обратно) после ночного снегопада, альпинисты вышли наверх. Путь к лагерю-2 (5200) над скалами Липкина на этот раз был короче и легче, чем позавчера. После недолгой сиесты продолжили топтать тропу выше лагеря, утопая по пояс в снегу.

Переночевали в лагере-2 и утром 22 июля решили перенести его выше, на снежную полку чуть левее основания «Метлы». Ночью опять выпал снег, и чем выше поднималась группа, тем глубже становилась траншея в снегу. Путь наверх оказался изнурительным для всех, но особенно для тех, кто шел впереди. Полка над ледопадом под «Метлой» не оправдала даже самых скромных ожиданий. Снега оказалось столько, что ставить тут лагерь было опасно. После неудачной попытки откопать площадку, непродолжительных, но очень живых споров было решено валить вниз со всеми вещами. В самый низ, на 4300! Это было настоящее отступление! Тем временем опять пошел снег. Видимость упала до 30-50 метров. Пробитая недавно траншея была почти не видна. А ниже лагеря-2 ни видимости, ни следов. Не сбиться в тумане помогало и то, что по пути наверх каждый оставил по одной лыжной палке в качестве вешки. К ужину все были в лагере-1.

Ночью опять шел снег, но утро 23 июля выдалось солнечным. Освещенный утренним солнцем хорошо виднелся свежий след от лавины, которая сошла по пути вчерашнего подъема. Как раз там, где накануне собирались устроить лагерь-3.

Надежды на восхождение через «Метлу» пришлось перенести на далекое будущее. Оставался маршрут через «сковородку» и вершину Раздельную, по которому каждый день туда-сюда сновал народ. Ни одного лагеря на этом маршруте у группы не имелось. Времени не так много. Ведь на 30 июля был заказан вертолет из Джергиталя (Таджикистан) на ледник Москвина. А туда еще надо было добраться!

Ранним утром 24 июля «боевой отряд» зашагал по протоптанной на леднике тропе, петляющей через трещины и лавинные конусы. Пройдя «сковородку», в лагере-2 на 5300 м были часов в 10 утра, где остановились передохнуть. Палаток тут много, они сгруппированы по маленьким кучкам, расположенным одна за другой вдоль скал. Раньше этот лагерь ставили немного ниже, на ровной поверхности ледника. Но летом 1990 года сошла огромная лавина и снесла лагерь-2 вместе с теми, кто в нем находился. Официально — более 40 погибших. А сколько реально, никто не знает. Но больше.

Пока кипятили воду для чая, природа для наглядности спустила лавину. Она прошла через то место, где раньше ставили лагерь-2, и скрылась за перегибом скалы, задев «сковородку», где жаждущие чаю шли всего полчаса назад.

Попив чайку, продолжили путь наверх. Сначала тропа в снегу еще была, но чем выше, тем она становилась хуже. Когда подошли к основанию подъема на Раздельную, то увидели, что ее нет совсем. Пришлось заняться уже привычным делом — рыть траншею собственными телами. На Раздельную (6148 м) выползли «на бровях». Почти 2 километра по вертикали за день, да еще и с рытьем траншеи. Насколько можно, быстро вырыли площадку, поставили палатки и попрятались в них от сильного ветра.

25 июля ветер усилился, небо затянуло облаками, температура упала. План, принятый накануне, реализовать на 100% не удалось. Вместо подъема на 6700 еле доползли до отметки 6400, где решили поставить лагерь до окончательного ухудшения погоды. Вчера, поднимаясь на Раздельную, приходилось рыть траншею в глубоком снегу, а сегодня, при подъеме на 6400 м через перемычку (6100) между массивами пика Ленина и Раздельной, все было иначе. Скальные выступы торчали из жесткого фирна. Весь свежий снег сдуло ураганным ветром.

Ночью облака разогнало ветром и стали видны звезды — редко увидишь так много. Рано утром 26 июля передовой отряд из шести человек двинулся к вершине по широкому гребню массива пика Ленина. Отсюда открывался прекрасный вид на два гигантских массива на горизонте — пики Коммунизма и Корженевской. Из местных достопримечательностей по пути встретился старый кислородный баллон, поставленный вертикально вверх среди камней в районе отметки 6900 метров. Это своеобразный памятник погибшему здесь неудачному советскому парашютному десанту в 1971 году.

На вершине были около часа дня. Вершина пика Ленина на нее не очень похожа. Это один из нескольких «холмов», разбросанных недалеко друг от друга на огромном «футбольном поле». В центре — небольшой тур с ленточками, стикерами и банка с запиской. Бывалому крымчанину эта вершина напомнила бы наш Роман-Кош. Такой же неприметный холм в массиве яйлы. Не оправдались надежды увидеть бюст Ленина. Не дали результатов поиски следов вождя и на остальных «холмах». На вершине пика Ленина все участники восхождения, за исключением Нияза Хусаинова, стояли впервые. А для 20-летней Резеды, самой младшей участницы экспедиции, это был первый в ее жизни семитысячник.

Тем временем небо затянуло облаками, пошел снег. По пути с вершины встретили еще двоих своих ребят — Костю Кабанова и Анатолия Бредихина. Они вышли с 6400 в 11 утра и еще шли на вершину.

По возвращении в лагерь-1 молодежная команда встретила «ветеранов». В эти дни их команда работала на маршруте через «Метлу». Успешное восхождение и день рождения Резеды отметили совместно. Утром 28 июля молодежь попрощалась с командой «ветеранов» и соседями. Кстати, почти без торга удалось договориться с местными киргизскими предпринимателями спустить груз экспедиции вниз на лошадях по цене $0,5 за килограмм. Это в два раза ниже, чем та цена, которую вам предложат, если договариваться в MAЛе на Луковой. Секрет прост: грузы спустят на лошадях до выхода в долину (до первых юрт), так что менеджмент МАЛа об этом и не узнает… Такая система работает и для заброски наверх.

МАЛ на Луковой поляне напоминает о том, что в былые годы здесь было очень много народу. Достаточно увидеть размеры столовой или занимаемую лагерем территорию. Чуть выше МАЛа, на небольшом холме, находится памятник восьми участницам женской сборной СССР, погибшим 30 лет назад при восхождении на пик Ленина. Их могилы — рядом. Некоторых из них уже перезахоронили, остальные остаются лежать здесь, под пиком Ленина. И тут не обошлось без вандализма — кто-то сбил почти все фотографии…

Посидев в местном баре и попарившись в баньке, команда подготовилась морально и физически к следующему дню — переезду в Таджикистан.

(Продолжение следует.)

Другие статьи этого номера