Поход памяти продолжается

В середине ноября 1920 года Севастопольскую бухту покинули последние из оставшихся непотопленными в Новороссийской бухте корабли российского Черноморского флота. На линкоре «Генерал Алексеев» с последней группой эмигрантов к берегам Турции ушел и барон Врангель, руководивший эвакуацией около 150 тысяч россиян, вынужденных покинуть Родину. Это были представители интеллигенции и духовенства, подпавшие под термин «буржуазия».
На стене у Графской пристани установлена мемориальная плита в память соотечественников, вынужденных покинуть Родину в 1920 году. Были мероприятия, приуроченные к 300-й годовщине российского флота, когда на яхте «Петр Великий» в Бизерту был доставлен и поднят Андреевский флаг. В день 300-летия русского флота силами и по инициативе Севастопольского Морского собрания он был торжественно и прилюдно поднят на месте его исторического спуска — день в день, минута в минуту.
За прошедшие десять лет дело так и не дошло до возведения памятника на месте массовых расстрелов. Но место вокруг камня к отмечавшейся в Крыму 85-й годовщине Исхода облагородили и вновь освятили по окончании III Международного симпозиума "В поисках утраченного единства".

На следующий день севастопольцы и представители СМИ провожали от Графской пристани экспедицию, возглавляемую председателем Севастопольского Морского собрания В.В.Стефановским. На борту яхты "Святая Мария" предстояло пройти маршрутом Исхода. В присутствии роты почетного караула моряков-черноморцев и музыкантов оркестра ЧФ представитель фонда апостола Андрея Первозванного вручил отходящим иконки святого.

По выходе из Севастопольской бухты на воду были спущены цветы в память о тех, кто погиб у родных берегов. Довольно скоро мы почувствовали, что Черное море встречает нас не очень дружелюбно. И хотя в общем волнение не превышало четырех баллов, этого хватило, чтобы яхта вместо планируемой средней скорости в 5,5-6 узлов стала продвигаться к цели со скоростью 3,5 узла.

18 ноября в 11.15 "Святая Мария" на малом ходу подходит к месту гибели эсминца "Живой". Стопорится машина. Убираются паруса. Над бортом склоняется Андреевский флаг, и на воду ложится венок. Миноносец "Живой" с казаками-донцами на борту — первая серьезная потеря на пути Исхода. Через 85 лет это первый венок.

Через четыре часа достигаем места гибели подводной лодки "Морж", погибшей тут в мае 1917 года. На воду лег венок с надписью на ленте: "Экипажу подводной лодки "Морж" от подводников России". Это первый венок подводникам в преддверии 100-летия подводных сил. Венок спускал подводник капитан 2 ранга В.Стефановский.

До Босфора оставались считанные мили. Ближе к вечеру вошли в пролив. К ночи, по выходе из Босфора, обогнули якорный рейд Мода, где в 1920 году в это же время бросили якоря 126 русских кораблей с русской армией и беженцами на борту. Отдав дань памяти соотечественникам, "Святая Мария" взяла курс на северо-запад к спасительным причалам Атакей-Марины, так как по прогнозу надвигался шторм. У причала яхтенной гавани ошвартовались поздно ночью.

Вопреки прогнозу, следующий день оказался солнечным и теплым, и мы в соответствии с планом направились в Бююк-Дере. Там, на территории летней резиденции генерального консульства РФ в Стамбуле, покоятся останки членов экипажа подводной лодки "Морж". Нас тут уже ждали. Об экспедиции сюда пришло извещение от Чрезвычайного и полномочного посла России в Украине В.С.Черномырдина. Вместе с сотрудниками генконсульства и генеральным консулом А.И.Кривенко поднялись к месту захоронения экипажа "Моржа". Возложили венок. Генеральный консул А.И.Кривенко и председатель Морского собрания В.В.Стефановский сказали приличествующие ситуации слова.

После возложения венков — фотография на память. Руководитель похода В.В.Стефановский передал генеральному консулу ряд книг, освещающих тему Исхода, в том числе и книгу Анастасии Ширинской-Манштейн с ее личным автографом. Свидетельница Исхода покидала Крым 8-летней девочкой и до сих пор проживает в Бизерте. Консул принял книги в знак того, что встреча эта не последняя и консульство будет содействовать Морскому собранию в деле увековечения памяти участников Исхода. В частности, обсудили проблему Гелиболу, где на месте военного лагеря русской армии в 1921 году был установлен памятник, разрушенный в 1949 году в результате землетрясения. Был оговорен план взаимодействия по восстановлению этого памятника, чем была решена одна из основных задач похода.

Бухта Золотой Рог. Тут, у причальной стенки, в ноябре 1920 г. ошвартовались четыре подводные лодки — АГ-22, "Буревестник", "Тюлень", "Утка". Позже через карантин на акватории якорной стоянки Мода они взяли курс на юго-запад, в греческий архипелаг, Коринфский канал, Аргостоли — в Бизерту.

Скверный прогноз и ограниченность сроков экспедиции исключали подход к острову Лемнос. Прогноз подтвердился сполна. Было принято решение ложиться на обратный курс.

Главная цель похода состояла в том, чтобы пробудить память в сознании людей, задуматься о трагических эпизодах истории Отечества, докопаться до причин всесметающей гражданской распри. Достигнута ли эта цель? С такими мыслями мы возвращались в Севастополь.

Утром в 9.40 прошли мосты с проплывающими над головами потоками машин. Стамбул. Ветер усилился, заморосил мелкий дождь и повалил снег. Погода сделала все, чтобы до конца мы прочувствовали и поняли, что претерпели соотечественники, покидая Родину. Конечно, мы испытали не все.

В Севастополе на Графской пристани В.Стефановский сказал встречающим и представителям СМИ, что поход памяти не завершен, это лишь начало последовательных шагов, направленных на пробуждение самосознания и восстановление памяти и исторической справедливости, рассчитанных на длительную перспективу. И это не только морские походы. Это и работа в архивах, знакомство с литературой, поиск мест расселения россиян, воздание должного их памяти. Мы на один шаг приблизились к ситуации, когда можно будет сказать: "Никто не забыт, и ничто не забыто". Выпущенная Морским собранием книга А.Н. Чикина "Севастопольская Голгофа" — это тоже шаг в этом направлении.

Однако главный поход еще впереди. В 2010 году исполнится 90 лет со дня трагедии страны. Вскоре по возвращении из похода в Морское собрание пришло" письмо от родственников одного из моряков, погибших на "Морже": "Есть фотографии и материалы". Накануне Нового года генконсул России в Стамбуле А.И.Кривенко прислал в Севастополь телеграмму: "…Рассчитываю на продолжение наших контактов и сотрудничества". Поход памяти продолжается.

Другие статьи этого номера