Простила я их всех…

Случилось так, что на старости лет осталась я одна. Говорят, кто много видел, тот мало плачет. Вот и у меня слез совсем уже не осталось. Было у меня два сына, как в той сказке — один умный, другой дурачок. С детства намучилась я с ним, да и когда вырос, ума не прибавилось. Куда только он не влезал: драки, кражи, хулиганство. В тюрьме сидел не единожды. В последний раз, когда из тюрьмы вышел, дал слово, что начнет новую жизнь. Уехал на заработки, но быстро вернулся, без денег, зато с "женой" беременной. Видела я, что она намного старше сына, но думала, что, может, оно и к лучшему. Сын вроде и пить стал меньше, и по хозяйству помогал, на рыбалку ходил. Грызлись они, правда, между собой как собаки, но в каких семьях сейчас обходится без скандалов?

Шло время, родила она девочку, а через два месяца засобирались молодые родители в дорогу на заработки. Просили оставить у меня малышку, но я не соглашалась, так как ноги у меня больные. Но они все равно сделали по-своему. Утром как-то проснулась — нет их. Уехали, оставив на меня грудного ребенка. Что было делать? Выкормила я ее. От сына — ни слуху, ни духу. Подала в розыск — не нашли их. Потом он сам приехал, один. Сказал, что не знает, где жена, и ребенок вовсе не его. Девочке тогда уже три года было. Отдала я ее в детский дом, но не потому что чужая, а потому что здоровье у меня совсем плохое. Так она и росла. Училась в детдоме, а на каникулах ко мне приезжала. Однажды какая-то семья ее, правда, хотела удочерить, да я не позволила. Сама стала оформлять документы на ее удочерение. Подумала, что раз Бог дал эту девочку, значит, так и надо по судьбе.

Конечно, жили мы с ней небогато, но на все необходимое денег хватало. А потом я узнала, что моя Настя курит, пьет, проституцией занимается. Поначалу людям не поверила, пока она сама все мне в лицо не высказала. Как Настя кричала тогда на меня, какими только словами не обзывала! Упрекнула в том, что не отдала ее в хорошие руки, что жила бы она теперь в достатке и не спала бы с мужиками за деньги, чтобы иметь возможность модные шмотки покупать. Призналась, что не любила меня никогда, что всегда мечтала куда-нибудь уехать и что во всех ее злоключениях виновата я.

Я сидела и молча все это слушала. И слез у меня не было. В последнее время ноги болели, ходила мало, а тут чувствую — вообще подняться не могу. Попыталась встать и упала. А Настя моя… перешагнула через меня и ушла. Сказала только, чтобы не искала ее больше, иначе приедет и задушит. Так и живу одна помаленьку. Старший сын глаз не кажет, не ладится у него в семье. Младший так и сгинул где-то. А я… Простила я их всех. Давно простила. Бог им судья…

Другие статьи этого номера