Параллельный мир, или Замужем за иностранцем

Эта история случилась с жительницей нашего города. Несколько лет назад Эмилия вышла замуж за француза. «Вау!» — завистливо говорили ей ровесницы-подруги, грезившие о подобной заграничной партии. Однако по прошествии времени те из них, кто продолжал поддерживать с Милой доверительные отношения, перестали выставлять свои фото на «международный базар» Интернета. Причина — неудачное замужество подруги, о котором читателям «Семейного клуба» решила рассказать сама Эмилия.

L`AMUR

Я училась на иностранном факультете Симферопольского Таврического национального университета. Конечно же, возможности общаться с иностранцами у нас, студентов, было достаточно. Но замуж за границу я никогда не собиралась. Все произошло само собой.

Однажды осенью, среди учебной недели, я вдруг заболела. Не так, чтобы очень — простуда, температура, не более того. Тем не менее ужасно захотелось домой, поэтому до выходных тянуть не стала, взяла у врача справку и отправилась в Севастополь к родителям.

В вагоне электрички прямо напротив меня расположился симпатичный брюнет лет двадцати пяти. По виду его нетрудно было догадаться — иностранец. Как только мы отъехали от перрона, он спросил на ломаном русском:

— Сколько времени добираться до Севастополя?

Я ответила по-английски:

— Два с половиной часа.

Так у нас завязалась беседа. Выяснилось, что мой временный попутчик — инженер-электронщик, живет во Франции и зовут его Винсент. Помимо прочих подробностей, молодой человек сообщил также, что бредил военной техникой и мечтает покататься на военном самолете, с этой целью и едет в наш город. Кстати, последнее ему сделать удалось.

На прощание Винсент протянул визитную карточку и сказал всего три слова:

— Может быть, встретимся?

Не знаю почему, но это знакомство произвело на меня ошеломляющее впечатление и никак не выходило из головы. Я промучилась целый месяц, а потом взяла да и написала во Францию письмо. Ответ пришел на двенадцати листах, исписанных мелким почерком. Винсент рассказывал о себе, работе, друзьях, городе, в котором живет, отце с матерью и прочем. Словом, между нами завязалась переписка, захватившая обоих. Далее, в феврале, на День влюбленных, мсье с помощью услуг Интернета умудрился подарить мне живую розу. А через пару месяцев прибыл в Севастополь собственной персоной. Все это было настолько романтично и захватывающе, что нахлынувшим на нас чувствам мы дали одно объяснение — любовь. Во всяком случае, с моей стороны ничего иного, так мне искренне казалось. Винсент сказал, что мое имя ассоциируется у него с французским — Амели, а я — с героиней фильма "Амели с Монмартра", такой же юной и чистой, что именно о такой девушке он мечтал всю свою сознательную жизнь.

Родители поначалу восприняли наши отношения с большим опасением. Папа — бывший военный, комментируя увлечение Винсента военной тематикой, вообще предположил, что к нам приехал французский шпион. Однако Винсент рассеял подозрения отца по поводу своей шпионской деятельности, объяснив, что создает для одной компьютерной фирмы военизированную игру, потому и интересуется различным вооружением и боевой техникой. Маму обаяли манеры моего иностранного поклонника — его умение легко двигаться, носить костюм, пользоваться столовыми приборами и т.д. Постепенно родители успокоились.

Примерно через год у нас с Винсентом за плечами были уже десятки полных любви писем и несколько романтических встреч в Киеве и Севастополе. Мы думали о свадьбе. Однако визу во Францию мне никак не давали, а потому зарегистрировать наши отношения мы решили в Украине.

В течение двух недель мои родители готовились к этому волнующему событию: купили платье, фату, заказали ресторан, пригласили гостей, везде обо всем договорились и заплатили. Жених подарил мне кольцо с бриллиантом стоимостью пятнадцать тысяч долларов.

— Зачем такое дорогое? — поинтересовалась я.

— У нас так принято, Амели, — пояснил Винсент.

Медовый месяц начался с гостиничного номера в Ялте; море, чудесная погода, бары, концерты, прогулки по набережной — это было великолепно. Правда, большую часть времени мы провели у нас дома. Однако все имеет обыкновение заканчиваться — муж вернулся к себе на родину…

ВИРТУАЛЬНЫЙ БРАК

Почему считается, что выйти замуж за иностранца — перспективно? Начнем с того, что мы — разные. Это для нас: "Увидеть Париж — и умереть". Или не увидеть и уж тем более умереть. Некоторые французы, как рассказывал Винсент, за всю свою жизнь в Париже не бывали ни разу — и ничего, умирать не собираются. И страшно недовольны, когда их иностранные жены рвутся в столицу. Дескать, ты хотела со мной жить или в Лувре побывать? Их Франция — это дом с бережно охраняемой хозяевами — родителями — стариной, в котором для меня, например, места не нашлось. Впрочем, обо всем по порядку.

Из-за того, что Винсент женился, он, оказывается, упустил какую-то серьезную возможность заработать приличные деньги. К тому же купленное к свадьбе кольцо ввергло его в дикие растраты — теперь он вынужден был трудиться в поте лица, отрабатывая долг, а потому приезжать ко мне, как раньше, уже не мог.

Я очень скучала и предложила другой вариант: давай, как только окончу университет — учиться оставалось недолго, перееду жить к тебе, и не нужно будет тратиться на дорогу. На что муж заявил: к сожалению, в доме, где он живет с братом и родителями, для нас не предусмотрено лишней комнаты.

— Тогда снимем квартиру.

— Это дорого, Амели.

— Я буду работать.

— Ты не найдешь себе работы, Амели.

— Почему ты такой пессимист, не понимаю! Придумай что-нибудь!

— Ты многого не понимаешь, Амели, зато, оказывается, умеешь повышать голос.

Так произошла наша первая размолвка.

Не зря говорят, что неприятности, дождавшись своего часа, одни не приходят. У моих родителей буквально сразу после нашей свадьбы начались серьезные материальные проблемы, рикошетом ударившие и по мне. Пришлось потуже затягивать поясок и, помимо учебы в университете, еще устраиваться на работу. Было нелегко. После долгих раздумий написала обо всем мужу. Я не ждала от него денежных переводов, которые, конечно, не помешали бы, просто, ища моральной поддержки, поделилась с самым, как еще казалось, близким человеком. А он не отреагировал. Вот тогда-то у меня и появилось ощущение, что замужество мое — полная фикция.

Спустя полгода Винсент все-таки прилетел в Украину. Встреча началась с упреков:

— Скажи спасибо, что этот Новый год мы будем встречать вместе. Такие поездки мне сейчас не по карману, да и родные считают всю эту затею с женитьбой неудачной.

Я была в шоке. Куда девался галантный и воспитанный мсье, с которым совсем недавно я собиралась провести "и в радости, и в печали" всю свою жизнь? Его как подменили. На самом деле Винсент оказался другим. Чего хочет этот человек — непонятно. Выяснять с ним отношения по электронной почте — сплошной кошмар, я перестала это делать. Слава Богу, что за год нашего, по сути виртуального, брака мы не успели обзавестись детьми, с самого начала муж предупредил:

— Если у нас появится ребенок , и мы решим разводиться, я заберу его себе.

Тогда я не придала значения этим словам. Вспомнила о них только сейчас, когда официально подала на развод. Винсент без всяких возражений принял обратно пресловутое кольцо с бриллиантом и дал согласие расторгнуть наш союз. Потом передумал. Прислал в районный суд письмо на ломаном русском (видимо, пожалел денег на переводчика) с просьбой без него бракоразводный процесс не начинать. К письму приложил копии квитанций нескольких денежных переводов — в доказательство, что помогает жене материально, и фотографии, где мы вместе на фоне городских достопримечательностей, — вот, мол, в Севастополь я по мере возможности наведываюсь.

КОНЕЦ СКАЗКИ

Удивительно, как по-разному заканчиваются сказки, моя — грустно и некрасиво. Наверное, я сама виновата: придумывала себе благородного Д"Артаньяна, а он оказался слабохарактерным и скупым рыцарем, не умеющим постоять даже за себя. А ведь некоторые вещи, например излишняя прижимистость мсье или нежелание приглашать меня во Францию, были совершенно очевидны сразу.

Время идет. Великая депрессия с упадком сил, истериками, скачущей температурой и мнением, что все мужики — сво… у меня, наконец, прошла. Сегодня я уверена, что развод с Винсентом — дело времени, что счастье есть, и оно меня обязательно найдет. Только не в "параллельном мире", где я "многого не понимаю", где у людей совершенно другой менталитет, где по-другому учатся, работают, женятся, разводятся и воспитывают детей, а на моей родной земле.

Другие статьи этого номера