15673 акта о разминировании в личном деле сапера Демьяненко

Григорий Семенович Демьяненко разминировал половину Севастополя. «Я свою норму выполнил», — смеется минер. В 1944 году поцарапала его прыгающая мина, повредила ногу и голову. «Чинили» его суровой ниткой и спиртом. Антисептиков иных не было, анестезии тоже.Судьба или умение, талант или труд. А может, все вместе? Как назвать человека, всю свою жизнь рисковавшего ради других? 15673 акта о разминировании. Именно столько в личном деле Демьяненко. И за каждым актом не одна спасенная жизнь.

Все помнят немецкую донную мину, взорвавшуюся на Красной горке. Именно Григорий Семенович консультировал тогда мэра города. Осмотрев мину на месте, Демьяненко определил, что она не опасна — заряд закристаллизировался и потерял способность к взрыву. Последний раз, рассказал он, "показала зубы" мина, когда взорвался механизм самоуничтожения и погибли люди, потревожившие ее покой. Но все же посоветовал мэру не выщелачивать или строить саркофаг вокруг опасной находки, а подорвать ее, приняв все меры безопасности.

А был случай, когда он извлек капсюль готового взорваться патрона из тела мальчика. При контакте с металлом взрывчатое вещество могло взорваться. Детская шалость обернулась бы трагедией. Рискуя собственной жизнью, Григорий Семенович спас жизнь мальцу. И пользовался он в этом случае деревянными "инструментами". Так же было, когда он обезвреживал три прыгающие немецкие мины на даче члена ЦК КПСС, председателя Президиума Верховного Совета Николая Подгорного. И гости — генералы, адмиралы, космонавт Владимир Комаров, съехавшиеся на торжественный прием в День Военно-Морского Флота в 1965 году, не подозревали, кому они обязаны своим покоем и безопасностью.

Много, много раз отважный сапер выходил один на один на бой со смертью. Постиг Демьяненко все виды боевых снарядов, вплоть до снаряда от печально известной немецкой пушки "Дора". Но тот снаряд был без запала.

Старшее поколение помнит послевоенный фильм студии им. Довженко "Голубые дороги", где сапера играл Павел Кадочников. Женская половина страны была влюблена в актера за его мужество, смелость, умение и не подозревала, что влюблена в Григория Семеновича Демьяненко. Ведь это он был прототипом главного героя, это он был консультантом фильма вместе с адмиралом Балакиревым.

Однако в жизни все было прозаичнее и страшнее, чем в киноленте. Три немецкие донные мины с часовым механизмом были размещены по трем капонирам. Надо было их разобрать, все понять, все уяснить. Принялся Демьяненко за первую: когда начал разбирать, раздался свист. Это потом поняли, что выходит воздух, закачанный, чтобы мина, когда при прохождении над ней корабля срабатывал счетный механизм, могла всплыть и поразить цель. И все же она взорвалась. Григорий Семенович, хотя и успел выбежать из бункера, был поражен взрывной волной — получил сотрясение мозга. "Тряхнуло так, что, думал, глаза выскочат", — вспоминает сапер.

Отлежался и за вторую мину принялся, уже имея опыт. Разобрал "до винтика", о каждом действии докладывал по телефону в штаб. Совсем как в кино. Но тайну фашистского чудовища разгадал. И третью мину просто взорвали — никому она уже не была нужна и страшна.

Разминировал он на суше. Помнит, как в "Артеке" обнаружили траншею с 318-ю единицами боевых снарядов, высыпанных немцами с баржи на берег. Тогда Григорий Семенович "за проявленные мужество и находчивость по обезвреживанию взрывоопасной техники" был награжден Грамотой ЦК ВЛКСМ. Или под Одессой между Дофановкой и Григорьевым раскопал присыпанную землей пушку с тридцатью 122-мм снарядами рядом с останками людей и лошадей.

Разминировал он и на море, и было это 8 марта. Теплоход "Грузия" при переходе на Кавказ обнаружил плавучую мину. Сорвало ее с грунта — буря была такая, что дождь от ветра летел горизонтально. В этой "рогатой зверюге" 800 кг взрывчатки. Прыгает она на волне, гонит ее в Одесскую гавань, где схоронились от шторма корабли. Вылетели минеры на катере в открытое море в бурю, а зачалить мину не могут. Расстреливать такие мины запретили, потому что она от взрыва притапливалась и под водой плыла себе дальше. Ну сели втроем в шлюпку, подгребли, навесили ей на рога подрывные патроны по 10 кг взрывчатки и стали отходить. Подожгли бикфордов шнур. А мина — следом. Два весла на лодке, разве оторвешься! Шнур горит и в воде. А если потушить — втянет вместе с миной в гавань. Болтается мина на волнах, "ищет хозяина" и вот нашла… шнур все короче и короче. Когда мина рванула, столб воды и огня был такой, что шлюпку перевернуло, минеров выбросило в воду. Еле-еле спасли их.

Случались и ЧП на дорогах. Когда везли с 35-й батареи на полигон в Хмельницкую балку гранаты РГД, в бок машины врезался лихач на самосвале. Взрыватель щелкнул. Сердце обмерло… И ничего. Как оказалось, за давностью лет муравьи весь тол к себе перетаскали. С тех пор ездили только с милиционером.

Вот так и шел Демьяненко всю жизнь рядом со смертью. Ему сейчас 80 лет.

Не пощадила его жизнь. За последнее время он перенес инфаркт и инсульт. Совсем сдал Григорий Семенович, ослеп на один глаз, ходит с палочкой. Ему очень нужны людское участие и поддержка. Нужна помощь. Со своими проблемами не раз обращался он к городским властям. Выслушивали. Обещали. А результатов нет. Мало кто знает, какое прекрасное прошлое у этого мужественного человека. И мало кто вникает в его заботы.

Другие статьи этого номера