Наш земляк Константин Гриднев представляет Россию в комитете по ядерной физике Европейского физического общества

На очередном заседании в Лондоне комитет по ядерной физике Европейского физического общества избрал своим членом от России заведующего кафедрой ядерной физики Санкт-Петербургского университета К.А. Гриднева. В разное время Россию в этом комитете представляли академик Ю. Оганесян из Объединенного института ядерных исследований (Дубна), профессор Ю. Новиков (ПИЯФ, Гатчина). И вот теперь эстафету принял профессор К.А. Гриднев.
Этой чести Константин Александрович, наш земляк, выпускник севастопольской школы N 5, удостоен за свою плодотворную научно-педагогическую деятельность и за активную организаторскую работу по укреплению сотрудничества между физиками разных стран в рамках европейского научного пространства. Избирая профессора К.А. Гриднева членом комитета, зарубежные коллеги ориентировались на необходимость углубления процесса интеграции российской физики в европейскую и мировую науку.Мы встретились с Константином Гридневым во время его очередного приезда в Севастополь. Разговор начался с высоких тем: чего он сам достиг и чем знаменательно международное сообщество, которое оценило его заслуги.

— Ядерная физика — затратное направление, поскольку она связана с дорогостоящими установками, которые не под силу построить одной стране, — рассказывал Константин Александрович. — Здесь очень важна скоординированная политика. Вот почему необходим такой центр по весьма широкому кругу вопросов физики атомного ядра. Европейское физическое общество объединяет многотысячный отряд физиков государств Европы, активно сотрудничает с американскими, японскими, австралийскими обществами. Основными его задачами являются участие в организации научного процесса в Европе, распространение информации о передовых физических достижениях среди различных слоев гражданского общества, включая государственные, политические и общественные структуры, организация конференций, обмен между учеными различных институтов и т.п. Это очень важно для России, поскольку она по праву занимает свое место в ядерном сообществе, в развитии приоритетных направлений в ядерной физике.

Константин Гриднев родился в Севастополе в семье известного и глубоко уважаемого врача Александра Куприяновича Гриднева. В первые годы после революции доктор Гриднев был врачом в структурах Черноморского флота, а потом работал в севастопольских лечебных учреждениях. Его стаж врача-терапевта составлял 55 лет. Он первым возглавил поликлинику N 1, был главврачом после освобождения города. Севастопольцы его буквально боготворили, особенно за труд в дни оккупации города. Доктор Гриднев не оставил своих пациентов и, хотя мог, сам с семьей не эвакуировался из осажденного Севастополя. Он спасал раненых, детей, женщин, стариков, многих уберег от плена и угона в Германию. Высокой наградой отмечен его подвиг, совершенный в момент, когда советские войска готовились к героическому штурму в 1944 году. При отступлении из Севастополя фашисты намеревались взорвать огромный склад медицинских препаратов и медикаментов всей немецкой группировки. Доктору Гридневу удалось предотвратить этот взрыв.

Единственный сын в семье, Константин был поздним ребенком. Когда он родился, отцу было 52 года, маме — 42. Жили Гридневы на улице Костомаровской, 10. В дни обороны во время бомбежек и артобстрелов прятались в подвалах.

— Помню случай, когда мы с бабушкой пришли домой из бомбоубежища, чтобы что-то приготовить и взять с собой. И вдруг бабушка говорит: "Пойдем, пусть все стоит, как есть, у меня какое-то предчувствие". Мы прошли метров сто, и тут снаряд попадает в дом, и от него ничего не остается. Страшно вспоминать те дни. Было и такое, что немцы пытались нас угнать, хорошо, что удалось бежать через другие развалины. Уже в последние дни оккупации немцы хватали детей, чтобы погрузить их — живым щитом! — на баржи. Дети — на палубах, а солдаты — в трюмах. Их бомбили. Сколько детей и женщин погибло!

Отец Константина Гриднева умер в 1969 году. Хоронили его толпы народа. Вся улица была запружена людьми. Память о нем до сих пор в сердцах всех тех, кого называют сегодня жителями осажденного Севастополя.

Учился Константин в школе N 5. Хорошо знал и дружил с братьями Черкашиными. Жили рядом. Доктор Гриднев, как сказали бы сегодня, был их семейным врачом. Геннадий Черкашин окончил школу на год раньше, уехал в Ленинград, поступил на физический факультет университета.

— Пример Гены сыграл свою роль, когда я выбирал будущую профессию: окончил школу с серебряной медалью и тоже

поехал в Ленинград. В приемной комиссии метался от стола к столу, от факультета к факультету: мне нравились и математика, и химия, и физика, и литература. Пока не подошел ко мне заместитель декана физического факультета Валентин Иванович Вальков, который и Гену знал хорошо: "Иди на физический. Там все найдешь". Так я и определил свою судьбу. На втором курсе надо было выбирать специализацию, я решил пойти на "ядерную физику". Родители были против, опасались за здоровье, боялись, что дальнейшая работа моя будет связана с радиационным облучением. Но я впервые поступил вопреки их желанию и принял собственное решение.

Так Константин Гриднев оказался на самой первой в Советском Союзе кафедре ядерной физики ЛГУ. Она была организована в 1945 году. И фактически с 1988 года ее возглавляет профессор Константин Александрович Гриднев. Когда в прошлом году отмечалось 60-летие этой кафедры, подсчитали, что за все эти годы она выпустила полторы тысячи ядерщиков. И оказалось, что долгожителей среди них больше, чем среди представителей других специальностей. Как это ни покажется странным, облучение в малых дозах способствует активизации защитных сил организма.

И вновь наш разговор переходит к воспоминаниям о Геннадии Черкашине.

— С Геной мы жили в одном общежитии на Васильевском острове. И даже одно время — в одной комнате. Он был на курс старше и всегда давал мне полезные советы. Его специальностью была физика твердого тела. Он был талантливым физиком, пионером в области микроэлектроники. Благодаря его работам совершены многие завоевания в космосе. Но по прошествии времени он избрал литературу, писал книги, был ярким публицистом в переломные для страны дни. Я считаю, что, если бы он не сменил свою деятельность физика на писательскую профессию, он бы добился больших успехов в науке, поскольку стоял на грани целого ряда открытий. Ему в жизни довелось встречаться и общаться с такими людьми, имена которых тогда были засекречены, а сейчас широко известны.

Константин Гриднев еще в советские времена стал фолбрайтовским стипендиатом и был направлен на стажировку в США. Тогда из СССР выезжали буквально единицы специалистов. На протяжении полугода Гриднев успешно работал в американском университете. Это была его первая поездка, первая строка международного признания и авторитета. С тех пор его неоднократно приглашали для преподавания, чтения лекций, проведения научных семинаров, участия в международных конференциях в различные страны мира. Он работал практически во всех странах Европы ("Разве что в Португалии не был", — уточняет Константин Александрович), Японии, Соединенных Штатах Америки. Его ученики добиваются выдающихся успехов в Силиконовой долине, в Германии и Норвегии, во Вьетнаме. И что еще немаловажно: воодушевленные его примером, согретые его заботой, на физическом факультете Санкт-Петербургского университета учатся многие выпускники севастопольских школ.

— Если севастопольские ребята хотят у нас учиться, они всегда могут рассчитывать на мою поддержку, — говорит профессор К.А. Гриднев.

И, несмотря на то, что профессор Гриднев, как, пожалуй, никто из севастопольцев, объездил весь мир, он непременно ежегодно приезжает в Севастополь. Лучше, красивее, дороже места для него нет.

Другие статьи этого номера