Уж век минул, но как свежо…

1907 год начался, как обычно, балами, маскарадами, подарками и поздравлениями. Однако обстановка в Севастополе была неспокойной, шла предвыборная кампания депутатов во вторую Государственную Думу. Партии "октябристов", "социал-демократов" и "кадетов" упражнялись в острословии. По всему городу были расклеены агитационные листовки, на афишах рядом с рекламами новогодних вечеров красовались шутки и карикатуры, относящиеся к разным партиям. На одной из афиш было напечатано:

Плутоватые кадеты,

В первой Думе цело лето

Песни красные все пели,

Оглянуться не успели,

Как об роспуске указ

Вышиб их из Думы враз…

В канун Нового года индивидуальный террор, так признаваемый эсерами, захлестнул Севастополь.

Дважды покушались на жизнь пристава третьего участка Севастополя, коллежского регистратора Славинского. 30 октября в 12 час. ночи на повороте с ул. Большой Морской на ул. Театральную была брошена бомба, взрывом которой контузило жену пристава и ранило городового Крешевникова. 3 января пристава пытались в упор расстрелять из пистолета.

1 января в городскую больницу был доставлен городовой с проникающим ножевым ранением головы. 7 января зарезали в своей квартире Хаджу Арутяна. 9 января выстрелами в упор был убит служащий порта Б.Лемешев. С 1 по 10 января было совершено большое количество краж, задержано более десятка дезертиров нижних чинов. И как отмечалось в прессе: "Севастополь являлся гнездом преступного элемента".

Перед новогодними праздниками город погрузился во тьму. В центре города работал один электрический фонарь, остальные были разбиты "преступными элементами", поэтому градоначальник Севастополя издал приказ о замене электрических фонарей керосиновыми.

Но, несмотря на это, праздник ёлки все-таки состоялся. Общенародной елки не было, а праздновали в специально отведенных помещениях. Престижной считалась елка Севастопольского Морского собрания, куда допускались дети "семейств господ и членов гостей собрания" в сопровождении родителей и непременно в маскарадных костюмах. Билет для детей членов собрания стоил 30 копеек, для гостей — 80.

27 декабря в помещении Воинского присутствия на пожертвования состоятельных граждан города был устроен новогодний праздник для бедных детей школы Покровского братства православных людей Севастополя. Детям были розданы сладости и игрушки. На празднике присутствовал 251 человек.

В зале ремесленного собрания состоялась елка для учащихся воскресной школы с угощениями и бесплатной раздачей подарков.

27 декабря впервые в Севастополе на пожертвования градоначальника В.А. фон Мореншильда и полицмейстера Л.Н. Гоффенберга состоялся новогодний праздник для детей городовых севастопольской полиции и тюремных надзирателей. Праздник проходил в помещении канцелярии севастопольского градоначальника, где был красиво задекорирован тропическими растениями зал и украшена гирляндами елка. Дети танцевали и резвились в сопровождении флотского оркестра. Затем ребятишек ждало угощение, состоящее из чая с печеньем и бутербродов. Всего на вечере присутствовали 75 человек. В конце праздника супруга градоначальника Мария Романовна вручила каждому ребенку по подарку и "особую торбочку со сладостями". Праздник, как сообщает газета "Крымский вестник", осчастливила своим посещением супруга господина севастопольского генерал-губернатора, главного командира Черноморского флота и портов Ольга Павловна Скрыдлова, которой был преподнесен букет цветов.

1 января в Севастопольском городском собрании состоялся маскарадный вечер для членов и гостей собрания.

Праздничное представление давал цирк Макса, который обещал публике выступления дрессированных львов под управлением знаменитого укротителя г. Альфреда Шнейдера и блестящей танцовщицы мадемуазель Марцеллы.

3 января в помещении Зимнего городского собрания Товариществом русских драматических артистов под управлением B.Г. Карпова был показан спектакль "Ревизор" Н.В. Гоголя. С 3 по 5 января состоялись спектакли с благотворительной целью "Женитьба Бальзаминова", Островского и "Женская чепуха" сочинения Щеглова. По окончании спектаклей были обещаны танцы.

В ресторане гостиницы "Франция" ежедневно играла румынская капелла в национальных костюмах под управлением М.Б. Бурзо.

На Екатернинской улице в доме N 17 была открыта выставка картин М. Алисова.

Рядом с избирательными афишами была информация о сверхчеловеке Пиннети, который, как сказано в рекламе, "будет резать и колоть свое тело в присутствии публики".

Хотя Новый год ознаменовался массой преступлений, это не помешало владельцам магазинов рекламировать свои товары через севастопольские газеты.

Электротехническая контора С.М. Бруно и Ко на Нахимовском проспекте, 13, рекламировала фарфоровые, никелевые, стальные и эмалированные предметы для домашнего хозяйства. В ассортименте предлагались лампы накаливания разных размеров и электрические фонарики высшего качества.

Винно-гастрономический магазин Б.Б. Койчу предлагал шоколадные конфеты, швейцарский кофе, анчоусы в соусе, паюсную икру, дичь и шампанское в ассортименте.

Колбасно-гастрономический магазин "Приморский" рекламировал рябчиков, свежую семгу и душистую дунайскую сельдь.

Магазин С.Ф. Сапетова предлагал финики, инжир, большой выбор пастилы, пряников, мармелада и вафель "Триумф".

Ресторан на Приморском бульваре предлагал 1 января — в день народного гулянья — отведать блины, устрицы и пиво одесского завода по 10 коп. за бокал.

Однако оригинальнее всех выглядела реклама богемного магазина посуды и ламп Н.Д. Дьякова:

"Для подарков есть предметы:

Этажерки, кабареты,

Для цветов вазоны,

Есть приборы для куренья —

Красота и загляденье!..

Для духов флаконы;

Люстры, лампы, абажуры,

Для напитков гарнитуры…

Выбор просто чудо…

Всевозможные сервизы

И различные "сюрпризы".

В магазине Л.М. Шульмана был огромный выбор елочной карамели. Книжный и писчебумажный магазин Н.А. Вязнова предлагал новые книги: рассказы Куприна, проф. Локоть — "Первая дума", Геккеля — "Мировые загадки", Мирбо — "Дневники горничной" и др.

В первый день нового года во всех севастопольских церквах прошли торжественные богослужения. А неделей ранее, 23 декабря 1906 года, вице-адмирал Н.И. Скрыдлов подписал приказ, предписывавший "господам адмиралам, генералам, штаб- и обер-офицерам сухопутного гарнизона флота и корпусов, медицинским и гражданским чинам морского и сухопутного ведомства собраться в 11 час. утра в парадной форме для слушания молебствия в храме Святого Владимира".

Проходил по улицам города и церковный парад. Военные корабли и прочие суда, стоявшие на севастопольском рейде, 1 января "расцветились флагами" и произвели салют, "согласно морскому уставу".

Для порядка и спокойствия севастопольцев был подписан отдельный приказ в отношении нижних чинов. Им не разрешалось в праздничные дни посещать театр Зимнего городского собрания. A в театре Народного дома и в цирке можно было находиться "за креслами до галереи, не ближе 7-го ряда".

Были к Новому году и приятные приказы, которые касались поощрений и наград. В 1907 году был награжден орденом Св. Анны III степени делопроизводитель канцелярии титулярный советник Пастухов, а также объявлена благодарность приставу 3-го участка севастопольской полиции Славинскому за отличную службу и задержание воров.

В канун Нового года были и наказания в виде штрафов. Так, "за производство работ в праздник" был оштрафован на 15 руб. владелец парикмахерской мещанин А. Мельканов. За торговлю вином в праздник Нового года на 25 руб. был оштрафован владелец винного погреба А. Джизигура.

3 января главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Н.И. Скрыдлов устроил морскую прогулку из Севастополя в Балаклаву на канонерской лодке "Уралец" воспитанникам военно-учебных заведений из Санкт-Петербурга. Как отмечала пресса, "благодаря штормовым условиям погоды и грозному состоянию моря прогулка превратилась в морское плавание со свистом бури, огромными волнами, шквалами и со всеми качествами морского путешествия, которые многих проверили на прочность морскому делу".

Действительно погода не радовала севастопольцев 100 лет назад. 31 декабря бурей была разбита и выброшена в районе Приморского бульвара лодка "Королева". На Черном море стояли морозы.

В рубрике поздравлений было много стихов, в которых теплилась надежда на лучшую жизнь:

С новым счастьем, с Новым годом! —

Люди восклицают.

И конца лихим невзгодам

Всюду ожидают…

Севастопольцы 100 лет назад готовились к встрече Нового года, чтили традиции и обычаи, радовались новизне и неожиданностям! Об этом свидетельствуют документы архива.

Другие статьи этого номера