Скользим вниз по склону

В ночь под Рождество хозяина дома по улице Охотской Юрия Герцева подняли на ноги какие-то резкие удары. Подумал, что стучится в дверь поздний гость, но, когда включил свет и увидел змеящуюся по стене трещину, а на полу куски штукатурки, обреченно произнес: «Опять поползло». Утром при осмотре дома семья Герцева во всех углах помещений обнаружила трещины и осыпавшуюся штукатурку. Во времянке цементный пол вздыбился двумя расколовшимися плитами. Когда поднялись по склону, увидели, что асфальт дороги просел и сдвинулся в сторону дома.

Первый раз оползень на Охотской проявил себя четверть века назад. Он активизируется каждый год, когда осенью и зимой выпадает много осадков. Лето у Юрия Герцева и хозяев соседних домов уходит на то, чтобы залатать прорехи, укрепить фундаменты и стены домов. Но все это не может остановить подвижки громадных масс земли, сползающих вниз по склону. На место происшествия неоднократно выезжали комиссии, фиксировали последствия стихийного процесса, говорили, что его активизируют не только дожди, но и утечки из водопровода и выгребных ям, а также проезд по дороге на пивзавод большегрузных машин.

Для обеспечения безопасности жителей улицы Охотской комиссии считали необходимым канализовать дома и перенести дорогу на пивзавод в другое место. Высказав эти рекомендации, комиссии говорили, что для проведения этих работ нет средств, и уезжали по своим делам, оставляя жителей в состоянии тревоги и обреченности. Несколько лет назад началось проектирование объездной дороги, но из-за отсутствия финансовых средств работы были прекращены. Более того, до сих пор не отремонтированы старые водопроводные сети.

По заключению геолога Алексея Федорова, именно из-за утечки из них произошла активизация оползня в ночь под Рождество. Аварийная бригада устранила ее только через сутки после обращения жителей в "Севгорводоканал". Склон основательно пропитался водой, и не исключено, что активизация оползня продолжится. Это создает реальную угрозу для жизни не только семьи Герцева, но и для жителей соседних домов, которые ощущают себя брошенными на произвол судьбы.

В 1996 году Кабинет министров Украины принял постановление "Об инженерной защите территорий, объектов и сооружений от оползней". Оно имеет особую актуальность для Севастополя, на территории которого находится около 60 оползне- и обвалоопасных участков. В связи с этим управление градостоительства и архитектуры при согласовании выбора участка под строительство на оползневых и обвалоопасных территориях до выдачи соответствующих согласований обязано требовать от заказчиков строительства инженерно-геологического заключения Севастопольского оползневого поста Ялтинской комплексной гидрогеологической и инженерно-геологической партии. Инспекция ГАСК также не имеет права без такого заключения выдавать разрешение на производство строительно-монтажных работ.

Кстати сказать, распоряжением председателя Севастопольской госадминистрации, изданным с целью выполнения постановления Кабмина, в штатное расписание управления ЖКХ вводилась должность специалиста по вопросам противооползневых работ. На сегодняшний день такого специалиста в госадминистрации нет. Возможно, именно это является одной из причин того, что на оползнеопасных участках улиц Советской, Суворова, Володарского и спуска В.Кучера ведется строительство зданий и сооружений. Впрочем, в городе и без того есть достаточно много контролирующих органов, которые обязаны препятствовать любым попыткам обойти строительные нормы и правила.

Лев БЛЕСКИН.

Глас народа

КУДА ПОЛЗЕМ?

Геннадий Васильевич, пенсионер:

— Я не боюсь оползней, потому что наш дом стоит, как я считаю, на достаточно устойчивом месте.

Лариса ДЕНИСЕНКО, садовод-любитель:

— У меня дача на склоне. И я опасаюсь, что она когда-нибудь "сползет". Тем более что у нас в Крыму много карстовых воронок и ходов, и при землетрясении могут произойти неприятности. И печальный свежий опыт — ползет дом на улице Охотской — тому подтверждение.

Павел, строитель:

— Перед началом строительных работ надо проводить тщательное геологическое исследование почв. Этот вопрос обычно поднимается, когда случается землетрясение или серьезный оползень, о котором говорят в городе.

Елена ЛЕБЕДЕВА, педагог:

— Когда едем по улице Частника на автомобиле, видим, что дорога все больше и больше разрушается — оползень уходит на огороды — частную территорию. Но для того, чтобы остановить разрушительный процесс, ничего не делается.

Михаил, студент:

— Все эти решения, которые принимаются горсоветом о застройке севастопольской территории, в том числе о мерах наказания при нарушениях, практически остаются на словах. Застройка, в том числе и на неблагополучных, с точки зрения сейсмологии, участках, как шла, так и идет, и будет идти. До сегодняшнего дня — ни одного прецедента сноса самостроя.

Алексей Николаевич, житель ул. Гоголя:

— В домах часто производят переоборудование квартир. Многие убирают несущие стены. При этом дом становится менее защищенным от стихии, в том числе от оползней. Тут надо ГАСКу внимательно следить за ситуацией, не отделываться штрафами.

В. КОВАЛЕНКО, военнослужащий:

— Оползни — это давняя проблема для нашего города. Пусть горсовет выделяет больше средств на противооползневые мероприятия.

Татьяна Михайловна, жительница пр. Генерала Острякова, 238:

— Наш девятиэтажный дом на пр.Генерала Острякова дал трещину несколько лет назад. А последние два-три года в подвал дома стекают канализационные стоки. Жильцы обращались в рэп по поводу стоков в подвале, но меры не принимаются. Надо все-таки беречь жилой фонд.

Другие статьи этого номера