Вверх по лестнице, ведущей вниз…

У Центральной горки опять неприятности. К старым напастям на подпорные стены прибавились новые поползновения, теперь — на лестницы.

Под артерии, несущие жизнь с шумной Большой Морской на уютную Суворова или официальную Ленина, стали подкапываться "кладоискатели". Под возведенными в послевоенные годы лестницами оказалась бесценная севастопольская земля центра города. Первой исчезла с карты Севастополя широкая лестница с улицы Сергеева-Ценского, рядом с главпочтамтом. Подняться на улицу Володарского с Большой Морской и сейчас можно, но уже по узкому, облупленному "черновому" варианту через дворовую территорию. И сделать это севастопольцам и гостям города необходимо в ближайшее время хотя бы для того, чтобы попрощаться с оставшейся частью некогда прямой, одетой в гранит лестницы, ведущей на улицу Суворова. Поскольку, как сообщили в "Славу Севастополя+" анонимные источники, 12 июля на сессии городского совета участок, примыкающий к этой лестнице, может стать частной собственностью. В решении сессии городского совета от 10 апреля 2007 года земля за Творческими мастерскими уже названа приусадебным участком по случаю ее передачи в собственность некоему гражданину — ОДНОФАМИЛЬЦУ депутата районного совета. Этим же решением гражданину разрешено подготовить проект прирезки нового участка к уже полученной в собственность земле. Довершить процесс разнационализации земель горки и призвано июльское решение сессии.

И все бы, конечно, ничего — кто же против улучшения гражданами своих жилищных условий? Но настораживает масштаб реверансов, сделанных городским советом в сторону ОДНОФАМИЛЬЦА. Так, например, ему разрешено "в случае необходимости уничтожить коммунальное имущество (лестницы и подпорные стенки)", правда, с возмещением убытков. Будут ли отнесены на счет убытков одышки пенсионеров, которым придется брести окружными лестницами к собственным домам, или, не дай Бог, трещины на поплывших из-за уничтожения подпорной стены фасадов с улицы Суворова, неизвестно. Непонятна также позиция управления по вопросам чрезвычайных ситуаций и делам защиты населения от последствий Чернобыльской катастрофы СГГА, так как в этом районе находится вход в бомбоубежище.

Еще в марте 2007 года руководство управления было уверено в том, что "в границах земельного участка по ул. Володарского находится запасный вход в защитное сооружение гражданской обороны с оборудованным в его зоне антенным блоком и примыкающими кабельными магистралями связи", и "поэтому участок, прилегающий к лестнице по ул. Сергеева-Ценского и в границах ул. Володарского — ул. Суворова, застройке и отчуждению не подлежит". Именно так выглядел ответ управления некоему ООО, также просившему "добро" на выделение этого участка в аренду под строительство жилого дома с офисными помещениями. А уже к лету управление согласовывает выделение участка, но уже ОДНОФАМИЛЬЦУ, "выписав положенные по закону ограничения".

Порадовать в этой истории севастопольцев может лишь то, что депутат районного совета утверждает, что в решении сессии речь ведется не о лестнице по улице Сергеева-Ценского, а всего о двух ступеньках у подпорной стены, переходящих с Володарского на уровень Суворова. Но радость будет недолгой, поскольку, шутят "по-черному" в районном совете, лестницу все равно кто-нибудь снесет. В поисках "клада".

Ирина КАРАТАЕВА.

* * *

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА (Из статьи О.А. Завгородней)

К 1894 году главные улицы Севастополя имели прекрасную гранитную мостовую из гранитных кубиков. В 1895 году были замощены улицы и на Центральном городском холме, в том числе северная часть улицы Чесменской и часть соседних с ней улиц (Адмиральской, Ушакова). В тот же период на некоторых из этих улиц были возведены контрфорсные стены и построены каменные лестницы для сообщения верхних улиц с нижними.

Глас народа

МОЖНО ЛИ ПРОДОЛЖАТЬ ЗАСТРОЙКУ ЦЕНТРАЛЬНОГО ГОРОДСКОГО ХОЛМА?

Валерий, военнослужащий:

— Однозначно ответить трудно. Просто следует отнестись к родному городу, как к родному дому, в котором хочется бережно сохранить память о своих предках, отказаться от постройки высотных домов и сооружений, которые диссонируют со сложившимся архитектурным стилем этого холма. Кстати, это единственное место в городе, где осталось немало зданий старой постройки, этот исторический облик надо сохранить. В то же время вместо старых домов можно строить новые повышенной комфортности, ведь все в жизни меняется. Но с учетом того, что архитектурный облик должен быть сохранен.

Валентина ЩЕРБИНИНА, заслуженный архитектор Украины:

— Наш исторический центр сложился. И что-либо там строить нельзя. Он лишь нуждается в реконструкции, восстановлении. Это законченный цельный архитектурный организм, и если там что-то строить — он потеряет свой вид. Честь и хвала первой волне архитекторов в послевоенное время, которые очень мудро разработали архитектурный облик центра города. Остается только поддерживать его. Я об этом много раз говорила. Но никто не хочет слушать, беспредел продолжается.

Марина ГАВРИЛЕНКО, председатель Севастопольского объединения поисковых организаций "Долг":

— Я против изменения некоторых уголков нашего города. Изменяя, мы уничтожаем историю. Есть множество пустырей — пусть их осваивают строители. Я считаю, что нельзя вести застройку в исторических местах и на морском побережье. А в нашем городе этого не придерживаются — везде строительные заборы.

Людмила СМИРНОВА, методист института последипломного образования:

— Я за то, чтобы в центре никаких перестроек не производилось. К сожалению, у нас предприниматели ради своей прибыли изменяют фасады старых домов, вступают в конфликт с жителями. Я слышала, что депутаты предлагают выдать на дома в центральной части своеобразный паспорт с описанием их архитектурных и исторических ценностей — это будет охранный документ. Подобную идею я поддерживаю. Иначе предпринимателей не остановить в стремлении застроить и перестроить центральную часть Севастополя.

Олег, студент:

— Я человек молодой. Но тем не менее помню, как в детстве родители водили меня в город гулять. Мне нравились красивые дома центра города, а еще лестницы. Сегодня с удивлением обнаружил, что их в первозданной красе почти и не осталось. Стало грустно. Как будто что-то ушло вместе с ними.

Другие статьи этого номера