Сердитые клетки

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Я давно заметил одну странную закономерность: стоит мне посетить умерших родственников, покопаться подле могилки, посадить цветы или прополоть их, как на ночь мне приходится принимать цитрамон. Голова раскалывается, лезут какие-то черные мысли… И длится это порой целую неделю.

Можно, конечно, свалить вину за это на мое эмоциональное состояние: побывал человек на кладбище, накатили негативные воспоминания, расстроился. Но подобное состояние возникало и тогда, когда доводилось хоронить просто хороших знакомых.

Но впервые я всерьез задумался над этим странным фактом, когда умерла теща моего шефа. Неудобно было не прийти на прощальные мероприятия, вся, почитай, контора дружно соболезновала…

Ну, казалось, хороню совершенно мне незнакомого человека. И — опять 25: те же головные боли, которые начались у меня с первых же шагов по старому кладбищу на 5-м километре.

Но это еще не все. Я — человек по складу характера и по работе вообще-то склонный к аналитическим выводам. И заметил однажды: если я к своим могилам шел по одной, привычной мне, дороге, то головная боль донимала меня потом дня три. Но несколько раз, желая навестить могилу моего старинного друга, я выбирал окружной путь, в середине которого справа я огибал большое надгробие могилы одного человека, о котором (пусть, конечно, земля ему будет пухом!) мой покойный отец отзывался резко отрицательно: "Скольким людям он в свое время попортил крови!" Родитель в подробности не пускался, но неизменно две красные морщины резко обозначались, как галочка, на его лбу. Видно, этот человек многим людям вставал поперек дороги…

Так вот, если я проходил мимо, условно скажем, "плохого", то, право слово, неприятности потом сыпались как из рога изобилия. И с женой поругаюсь, и кошелек пропадет, и воду на даче подадут с опозданием на целых три дня…

Когда я сделал для себя такой неутешительный вывод, то потом старался на кладбище пройти, чтобы помянуть своего школьного товарища добрым словом, совершенно уже иным путем. Честно говоря, убежден: дух умерших нередко не дает покоя живым.

Ф. ЗДЕНКО, математик.

От редакции

Вот как комментирует данную точку зрения руководитель секции "Биоэлектроника" республиканского НТО-РЭС Украины О.Ларионов ("Интересная газета" за 2004 г.):

— Клетки, которые делятся, создают живое биополе. Когда они отмирают, то создают мертвое, негативное, биополе. Авторы "торсионной" гипотезы объясняют отличие живого от мертвого направлением движения атомов на квантовом уровне. Когда отмирающих клеток много, например на кладбище, создается мощное негативное биополе.

Московский ученый Анатолий Охатрин пошел еще дальше — создал "лептонную" гипотезу. Ему даже удалось получить фотоснимки лептонного поля. Специальной аппаратурой, восприимчивой к лептонному излучению, он заснял кладбище. Над кладбищем на его снимке висело что-то вроде тумана или облака, похожего формой на медузу. Хотя в тот день, когда делались снимки, была ясная солнечная погода.

Другие статьи этого номера