Сергей ПОПОВ: «Системы бесплатного лечения больше не существует»

Как это обычно бывает с длинными и сложными разговорами, начинаются они совершенно по-другому, как правило, менее значительному поводу. Такая беседа и получилась у меня с Сергеем Владимировичем Поповым, главным врачом 1-й городской больницы. Желая получить короткий комментарий по поводу скандала, разгоревшегося из-за репортажа местной телекомпании, я даже не предполагал, что наш разговор затянется на несколько часов…- Сергей Владимирович, каково ваше мнение относительно обвинений в халатном и безответственном обращении с бомжами в 1-й горбольнице?

— Если честно, я даже не хочу что-либо комментировать в этой некрасивой истории. Пусть все обвинения, предъявленные журналистами телекомпании, останутся на их совести. По-моему, на нашем севастопольском интернет-форуме народ более чем определённо высказался, и я могу подписаться под многими репликами. Это грязная история, да к тому же все проблемы, которые поднимаются в репортаже, — только вершина айсберга. Если угодно, в этой ситуации многие за деревьями не видят леса.

— А что же тогда?

— Можно сутками сидеть и костерить плохое питание, плохое медикаментозное обеспечение, плохое отношение персонала, а толку от этого не будет. Давайте называть вещи своими именами. Бесплатное лечение как система приказало долго жить, умерло, его не существует. Прекрасная система Семашко просто не может работать, пока не будет стопроцентного финансирования. А его уже нет лет 15 и не будет. И за 5 дней, и за 5 лет ситуацию не исправишь.

— Неужели в скором времени государственные больницы исчезнут под натиском частных клиник?

— Едва ли. Государственная медицина предоставляет львиную долю медицинских услуг — частные клиники с ней тягаться не в состоянии. Все хотят лечиться, как в советские времена. Более того, врачи готовы лечить, как в эти времена, но при одном условии. По советским временам должно быть и финансирование! А больница сегодня получает только 52% от её потребностей. Понимаете, если заправить машину бензином на 100 километров, она и проедет 100 километров, больше — не сможет. В нас вливают 52% дотаций — и мы можем бесплатно "везти" ровно полгода.

— Так ведь и размер дотаций год от года увеличивается.

— Увеличивается, однако, инфляция и повышение цен нивелируют это увеличение быстро. На 2007 год, например, прогнозировали инфляцию 9,6%. А в марте этого года стоимость всех без исключения медикаментов подскочила на 30%! Неделю назад пришло письмо от поставщиков вакцины: они увеличат стоимость своей продукции вдвое, т.е. на 100%! Какие 9,6%!.. Вот и выходит, что увеличение общей суммы оборачивается никаким не увеличением, а даже уменьшением.

— Почему же никто не увеличивает суммы дотаций до нужного уровня? Разве горсовет не в курсе такого положения дел?

— Севастопольский горсовет прекрасно понимает, что суммы дотаций нам катастрофически не хватает. Но, видите ли, городская казна небезразмерна, поэтому требовать большего, чем тебе могут дать, смысла просто нет.

— А как же пресловутые земельные аукционы? Может, они станут источником финансирования?

— А они уже стали. В нашу больницу была направлена часть средств от продажи земли — около 2 миллионов. Из них около полутора миллиона ушло на закупку необходимого оборудования для 5-й детской больницы, а 45 тысяч — на ремонт отделения нефрологии. Вот и всё. Аукционами дела не решить.

— А чем же решишь?

— А вот тут мы переходим к следующему больному вопросу — сбор налогов. 1-я городская больница принимает 28 тысяч человек в год. И заметьте, 40% горожан, проходящих через лечение, на титульном листе истории болезни в соответствующей графе пишут: "не работаю".

— Как же заставить людей платить налоги? Мне эта проблема кажется просто неразрешимой…

— Тогда давайте вернёмся к тому, с чего начали. Коль скоро реанимировать систему бесплатного лечения нам уже не удастся, нужно искать новую систему. Бросаем взгляд на Запад и видим прекрасную немецкую систему Кайзера или систему здравоохранения США: люди страхуются, и лечение оплачивают страховые компании. Всё просто.

— Это у них, за рубежом, всё просто. А нам нужно не только систему здравоохранения менять, нам ещё и собственный менталитет переворачивать с ног на голову!

— Не согласен с вами. Думаю, мы вполне готовы к тому, чтобы перейти на новую систему: горожане будут оплачивать страховку. Другое дело, что попутно придётся очень многое менять, даже в отношении к лечению. С января по февраль этого года я стажировался в США — проходил цикл обучения, посещал все здравоохранительные организации. Так вот, система лечения США напрямую зависит от их государственного устройства. Оно определяется двумя положениями: первое — заботиться о детях, пенсионерах и малоимущих и второе — не мешать остальным трудоспособным жителях страны зарабатывать деньги, на которые государство будет заботиться о детях, пенсионерах и малоимущих.

— И как же на практике выглядит американская система?

— Каждая больница обязана принять пациента, а каждый пациент обязан иметь при себе страховой полис. Тогда он получает полное лечение на высочайшем уровне. 45 миллионов населения из трехсот, проживающих в США, такового не имеют. В таком случае они либо оплачивают лечение напрямую, либо не оплачивают вообще — по правилам американских больниц пациента без денег лечат до восстановления витальных функций, т.е. до самостоятельного сердцебиения, дыхания и мочеиспускания.

— И вы всё равно утверждаете, что эта система может заработать в нашей стране?

— Может. Но без нюансов, конечно, не обойтись. Вот смотрите. В Нью-Йорке и Вашингтоне есть две громадные клиники — "Мейё" и "Белью", по структуре они напоминают нашу 1-ю городскую больницу: это главные городские клиники для всех простых горожан. И вот есть такое негласное правило: президент, сенаторы, прокуратура, губернаторы и все важные люди в государстве лечатся именно в этих больницах. И если вдруг выяснится, что кто-то из них обратился в частную клинику, на карьере этого человека можно поставить крест. Удивительно, не правда ли?

— Но ведь не только системные сбои существуют в нашей медицине?

— Нехватка финансирования — это неприятные, но, увы, привычные трудности. Скоро мы, 1-я горбольница, потом Севастополь, а далее и вся Украина столкнемся с проблемой намного более острой и катастрофической. И называется она "кадровый провал". В этом году впервые за всю историю Украинского мединститута был недобор студентов на врачебный факультет. Может, в чём-то они и правы: ведь профессия медика требует колоссальных физических и душевных затрат. А сегодня зарплата хирурга первой категории — 1138 гривен. В следующем году, о чём с большой помпой рассказывают на всех официальных каналах, произойдёт четырёхступенчатое повышение зарплаты врачей, и в декабре 2008 года она будет составлять аж… 1300 гривен! И это верхний порог, о минимуме я вообще говорить не хочу…

— Вы хотите сказать, что в нашем городе врачей будет не хватать?

— Их уже не хватает. В Севастополе налицо дефицит профессий, которые раньше считались одними из самых популярных и престижных. Только 4 человека из 100 могли приобрести специальность "акушер-гинеколог" или "кожвенеролог". И именно этих специалистов не хватает сегодня в нашем городе. А ещё специалистов УЗИ и эндоскопистов. Беда грянет уже совсем скоро, и никакими мерами, кроме поднятия зарплаты, её не избежать. И то обратный процесс начнётся только через год-два после повышения. Выпускники опять будут поступать в вузы, а в вузе учиться, как известно, шесть лет, а потом ещё два года интернатуры. Доживут ли до этих свежих сил наши врачи-пенсионеры? У нас в хирургии работает врач, которой 80 лет! Лет через 5 нас, да и всю Украину, ждёт настоящая чёрная дыра, и горько будет всем нам, если что-то не сделаем незамедлительно.

Другие статьи этого номера