Богатство на обочине

Воду нам подают в легких, красивых, удобных пластиковых бутылках. Самые вкусные конфеты скрыты в двойной, а то и в тройной упаковке: в полиэтилене, в картоне и фольге. Хлеб тоже принимаем из рук продавца в прозрачном пакете. Как халву, так и книгу, помещают в специально приготовленную «одежку». И так — за что ни возьмись. Кто рискнет спорить: современно, эстетично, гигиенично. Словом, цивилизованно. А цивилизованно ли, когда бумага, полиэтилен, фольга, пластик оказываются под ногами, на обочинах, в придорожных кустах? Мы буквально тонем в мусоре.

МУСОР? СЫРЬЕ?

Все годы от высоких представителей власти постоянно слышим о том, что у них хватит воли очистить город от мусора. Никто не сомневается в искренности этих заверений. Грязь до глубины души проняла всех, в первую очередь наших руководителей. За их словами следуют двухмесячники, субботники, реже на нерях накладываются штрафы. Но кто из горожан может сказать, что Севастополь стал хоть чуточку опрятней?

Верно, крайне необходимы двухмесячники наведения санитарного порядка. Пусть, может, не двух-, а двенадцатимесячники. А штрафы на нерадивых граждан следует накладывать не в объемах нашего грошевого не-

облагаемого минимума, а так, как за рубежом, — по полной программе. Но чтобы наш гражданин рассчитывался, как где-то за морем, сотней долларов за брошенную в лазурь бухты бутылку, надо еще законодательство развернуть в нужном направлении.

Смею предположить, что и после этого не добьемся желаемого результата. Задействовать в столь крупном деле лишь субботники и штрафы — все равно что футбольный матч против грозного соперника выиграть вдвоем. Не получится, если уповать только на субботники и штрафы, как не получилось у ряда поколений начальников городского уровня. Болезнь застарелая, острая. Рывками, кампанейщиной с ней не сладить.

Больше всего душа болит за подрастающее поколение. В отличие от шестидесятников, даже семидесятников, ребята не видели город чистым, нарядным. Грязь во дворах, на улицах для них — норма. А значит, освободившийся из-под обожаемых детьми сухариков хрустящий пакетик незачем нести к урне, до которой рукой подать. Проще бросить ненужную тару под ноги. Куда же еще? Часто ли в детских садах, в школах мы говорим о чистоте?

Иногда слышим о том, чтобы каждый клочок земли обрел хозяина, тогда будет чисто. Есть ли хозяин склонов под пешеходным мостом над железнодорожными путями? Наверное, есть, но внизу творится такое, хоть глаза завязывай. И это, считай, центр, витрина города.

Таким путем хочется подойти к мысли, что для решения крайне наболевшей многоликой проблемы надо в долгосрочном режиме задействовать все возможные рычаги. Каждый из них заслуживает отдельного разговора.

Как представляется, полезно окинуть взглядом систему организации сбора металла, картона, тряпья, боя стекла, пластмассы, полиэтилена, с недавних пор — пластиковых бутылок… Если это добро под ногами, то имеем мусор. Если же оно подобрано, то для него есть иное определение — вторичное сырье, в котором очень заинтересованы перерабатывающие предприятия. Заинтересованы были настолько, что лет двадцать назад наши предшественники на вертолетах взмывали ввысь, чтобы высмотреть, где остался лом черных металлов. Новую технику продавали при условии покрытия ее железным утилем. Что, как говорится, на выходе у нас сейчас?

СГОРЕВШАЯ РОЩИЦА

В городе под строительство специализированного предприятия землю в районе третьего километра Балаклавского шоссе отвели в 1966 году. А в 1969-м подписали акт о пуске его в эксплуатацию. В настоящее время это ЗАО "Севастопольвторресурсы". Здесь не отказываются ни от автошин, ни от пластиковых бутылок, ни от пластмассы, ни от боя стекла, ни от других отходов. Но конек коллектива все-таки макулатура. Ежемесячно ее заготавливают 400-450 тонн, в пределах пяти тысяч тонн в течение года.

Двадцать последних лет "Севастопольвторресурсами" руководит В.Е. Колесников. Он сказал, что возглавляемый им коллектив способен удвоить оборот вторичного сырья. Предприятие располагает, на первый взгляд, разветвленной сетью стационарных и передвижных приемных пунктов. Их 19. Но по градостроительным нормам их должно быть вдвое больше, минимум по одному на десять тысяч населения.

— Мы стремимся расширить свое присутствие в микрорайонах Севастополя, — говорит В.Е. Колесников. — Но наталкиваемся на различные препятствия.

В течение года длится волокита с оформлением права на земельный участочек всего-то в двадцать квадратных метров в Нахимовском районе. И нет гарантии того, что хлопоты дадут толк.

Стационарные пункты приема вторичного сырья (их всего восемь) функционируют на улицах Геловани, Героев Бреста, Юмашева, Симонок, Косарева… и ни одного в Балаклавском районе — самом крупном по территории.

Пример балаклавцев показателен. Некогда в самой Балаклаве пункт по приему вторичного сырья располагался в районе улицы Крестовского. Был он и сплыл. Начали представители "Севастопольвторресурсов" обивать пороги официальных инстанций с просьбой о выделении 19 квадратных метров земли по улице Аксютина. На оформление кое-каких документов денежки потребовались. Их пакет был подан в районный совет. А там 15 июня 2006 года приняли решение: "Отказать в даче согласия на составление проекта отвода земельного участка… под пункт приема вторичного сырья от населения…" И ни слова в решении райсовета о том, как их вердикт согласуется с положениями статьи 21 закона Украины "Об отходах", в которой, в частности, говорится однозначно: "Органы местного самоуправления принимают решения об отводе земельных участков для размещения отходов и строительства объектов обращения с отходами".

В Балаклаве проживают в пределах 30 тысяч человек. Летом год от года растет сюда поток отдыхающих. Здесь надлежит иметь пунктов по приему вторичного сырья не на каждые 500 жителей, как в далекой Испании, а по одному на десять тысяч жителей, как, повторимся для усвоения, предусмотрено градостроительными нормами.

В минувшие выходные я прогулялся по Балаклаве. В мусорных контейнерах вблизи пляжа-"лягушатника" громоздились картонные коробки. На улице Новикова, рядом с кадыковским железнодорожным переездом, такие же коробки и не пытались бросать в объемные металлические емкости. Все равно их бы не хватило. Тару смяли и навалили рядом. Получилась горка в центнер весом, не меньше. Лежала бы она день, два, пока я наблюдал за ней, будь в Балаклаве представительство обремененного лицензией профильного предприятия? Сомневаюсь. Нашлись бы люди с известным специфическим статусом, которые впереди себя побежали бы с охапками картона к заготовителям.

Я не об этой публике хлопочу, хотя и ей нужно где-то хлеб насущный добывать. В перечне видов вторичных ресурсов В.Е. Колесников особо выделяет именно использованный картон как ресурсоценный материал. И что мы с ним делаем, например в Балаклаве? Местные руководители не скрывают радости по поводу приобретенных мощных мусоровозов. Новая техника — это хорошо. Но, неровен час, на ней, как выразился Виктор Ефремович, ресурсоценный материал отвезут на свалку. И мы вдобавок получим ответ на вопрос: почему полигон в Первомайской балке забили не за четверть века, как ранее намечалось, а менее чем за десять лет? В худшем случае ресурсоценный материал на улице Новикова подожгут, конечно же, случайные прохожие. Кто же еще? Им больше всех это надо. И обуглившаяся куча долго будет коптить небо рекреационной зоны Балаклавы и наши легкие. "Уничтожать ресурсоценные материалы — преступление", — убежден В.Е. Колесников.

Если руководитель наделен государственным мышлением, а он просто обязан им обладать, то ему легко будет запомнить, что тонна макулатуры (той, которая в Балаклаве иногда неведомо куда девается) могла заменить 900 килограммов целлюлозы или 700 килограммов бумаги, сохранить от вырубки рощицу деревьев. При этом власти Балаклавы отказали в приемном пункте на ул. Аксютина. Вот первоначально пивнушку, а ныне забитую спиртным торговую точку, построить метрах в десяти от железнодорожного переезда в Кадыковке — будьте любезны. А так называемую малую архитектурную форму в двадцать квадратных метров под вторичное сырье — это нельзя. Если в Балаклаве борются с мусором, то как поступают со вторичными ресурсами?

ТЕНЬ ДЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

На рынке заготовки вторичных ресурсов в городе работают не только в течение десятилетий сложившееся ЗАО "Севастопольвторресурсы", но и частники. Немного их, но есть. Длительное время плутаешь по городу в поисках предприятия предпринимателя С. Улицы, улочки, переулочки заставлены, завешаны рекламными щитами о предлагаемых товарах и услугах. Только о сборе вторичного сырья — ни слова. И на воротах предприятия — тоже. На них, кстати, мне указал мужичок довольно помятого вида.

Предприниматель С. призвал меня особо не тревожиться по поводу отсутствия рекламы и таблички с названием ЧП. "И без этих атрибутов мои постоянные клиенты знают сюда дорогу", — сказал он. С. упросил еще не засвечивать его фамилию и адрес пункта, чем удивил. Предприниматель располагает лицензией на избранный вид деятельности. Но у него проблемы те же, что и у В.Е. Колесникова. С. направился было в государственную администрацию одного из районов с просьбой о выделении клочка земли в пару десятков квадратных метров под приемный пункт. Его же направили к… Тимошенко. Дескать, премьер-министром введен мораторий на решение земельных вопросов.

Тут стали проясняться причины ухода "в тень" предпринимателя С. Все его передвижные пункты (стационарные у него, как вы понимаете, отсутствуют) лишены какого-либо статуса. При такой постановке дела можно запросто получить по шапке, по крайней мере штраф схлопотать.

Но С. сам себе на уме. Полулегальные заготовители проинструктированы таким образом, что они, подобно мне, не назовут С. в острый для него момент. Наложенный грошовый штраф предприниматель поможет погасить находящимся "в тени" своим сотрудникам. "У меня нет десяти тысяч на взятку за оформление одной точки", — горько признался С. Наверное, он сгущает краски. Но опять же, кого устраивает игра в прятки? Можно ли реально спрятаться у нас от контролирующих организаций? Не решаюсь на поставленный вопрос ответить утвердительно. Если же годами структурные звенья предпринимателя С. находятся в подвешенном состоянии, то это кому-то нужно. Видимо, чтобы был С. сговорчивее.

СЫРЬЕВАЯ ПАЛИТРА

В пик развитого социализма мы пытались организовать раздельный сбор бытового мусора и на корм животным пищевых отходов. У одних это получалось, у других — не очень. В конце концов полезное начинание забросили. Скорее всего из-за того, что не смогли переломить менталитет наших людей.

Кажется, все просто: в этот контейнер валили, скажем, битую посуду, а в соседний — подгоревшие корки. Но культура граждан на таком уровне, что в черепках находили корки, а в корках — черепки.

Между тем на европейском пространстве рядом устанавливают сразу по шесть разноцветных контейнеров: под стекло, пластмассу, полиэтилен, макулатуру… И все у соседей, к которым мы усиленно набиваемся в родственники, идет как положено. Нагрузка на свалки сводится до минимума, а сырья для промышленности прибавляется.

Для того хотя бы, чтобы себя уважать, и нам стоит встать на путь цивилизованного отношения к вторичным ресурсам. Первыми пошли по нему киевляне. На прошлой неделе пресса сообщила о том, что "с 1 марта на территории столицы внедряется порядок раздельного сбора бытовых отходов. Город уже закупил две тысячи новых контейнеров и расставит их рядом с мусоросборниками у каждого дома".

Рано или поздно и Севастополю придется последовать примеру Киева. Трудно же нам будет, учитывая даже не пренебрежительное отношение к заготовителям, а все тот же менталитет наших людей, уровень культуры значительной их части. Простой пример: в течение последних шести лет севастопольский предприниматель А.П. Копьев наладил в Гагаринском районе сбор пластиковой бутылки. Нынче трудно найти место, где бы они не валялись под ногами. Но их было бы еще больше, если бы Александр Петрович и его люди не собрали и не направили на повторную переработку не менее 3,5 миллиона бутылок — пластиковой чумы. Одна проблема: все эти пять лет А.П. Копьев не может докричаться до сограждан о простой, как мычание, вещи: бросайте в контейнеры посуду с открученными пробками. Люди слабо слышат Александра Петровича. Такая вот благодарность.

Хотя для Александра Петровича блеснул светлый лучик. Это когда городские власти изыскали 10000 гривен на изготовление ста контейнеров под пластиковые бутылки. Редчайший пока случай сотрудничества официальных кругов с предпринимателями в деле сбора вторичных ресурсов или очистки города от хлама.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Почему заготовителям вторичного сырья пока не везет? Некоторые представители из их сферы уверены, что причина, возможно, кроется в человеческой зависти. Их подозревают в получении сверхприбылей на обороте всевозможного утиля. Председатель же коалиции "УкрПЕК" Владимир Слабый свидетельствует: "Пока ни в одной стране мира не удалось создать условия для прибыльной деятельности по сбору и сортировке отходов упаковки".

Наш предприниматель С. из источников, которым всецело доверяет, узнал, что "за бугром" за тонну вторичного сырья коллегам идет целиком выручка плюс 35 евро — от государства. 35 евро не столько за мусор, сколько за здоровье сферы обитания людей. Разве она ничего не стоит для нас, ныне живущих, и для грядущих поколений?

С., насколько мне известно, не выезжал за рубеж, а вот В.Е. Колесников посетил, как минимум, три европейские страны. Он свидетельствует о том, что на Западе заготовителям вторичного сырья ветры со стороны властей наполняют паруса. Надо ли удивляться, что в Германии перерабатывают 65 процентов отходов упаковки. Испания собирает ее 90 процентов. В этой же стране десять лет назад к раздельному сбору отходов упаковки приобщилось лишь 5 миллионов населения, а сейчас — 41 миллион. Стоит ли удивляться, что у них чисто, а у нас…

— У нас на 35-45 процентов мусорные контейнеры наполняются ресурсоценными материалами, такими как макулатура, полиэтилен, стеклобой, пластиковые бутылки, пластмасса, металлическая упаковка, — убежден В.Е. Колесников.

От себя добавим, что такая же их часть, вполне вероятно, выброшена под ноги.

Виктор Ефремович с удовлетворением отметил устроенные страной для отрасли "налоговые каникулы". С предприятия некоторое время брали половину налога на добавленную стоимость. На оставленные на предприятии средства удалось обновить крышу, купить кое-что из технических средств. Но "каникулы" завершились или завершаются.

Но и В.Е. Колесников, и предприниматель С. — люди не- избалованные. Если нет возможности им помогать, то хотя бы не мешали.

Если бы в городе составили целевую, долгосрочную программу по санитарной очистке города, а такая программа крайне нужна, то заготовители отходов упаковки стали бы в числе главных в ее реализации. Было бы полезно выслушать их предложения. Есть, конечно, среди них и сомнительные, с точки зрения правил рыночной экономики. Так, разве заставишь, как просят заготовители, торгующие организации, предпринимателей куда-то представлять документы, подтверждающие сдачу упаковки специализированному предприятию с соответствующей лицензией?

Но почему бы действительно из фонда на проведение мероприятий по защите экологии не изыскать средства на изготовление дополнительно 200 контейнеров под использованные пластиковые бутылки? А есть ли такие средства? Должны быть, ведь 26 июля 2001 года Кабмин Украины принял постановление N 915 "О внедрении системы сбора, сортировки, перевозки, переработки и утилизации отходов как вторичного сырья". За это взялась специально созданная компания "Укрэкокомресурсы" с представительствами в областных центрах, в том числе и в Севастополе. Есть ли такое представительство у нас сейчас, установить не удалось. Если же оно функционирует, то сколько средств собрало с производителей тары или продукции в таре и упаковке по принципу: кто мусорит, тот и платит за уборку. Опять же, если деньги собраны, то как они используются? Одни вопросы…

Город, конечно, выделяет деньги на вывоз мусора. "А если в порядке эксперимента тысяч 30-40 гривен направить на стимулирование сборщиков отходов сырья, чтобы, например, килограмм макулатуры стоил не 16 копеек, а все 40-45, — предлагает В.Е. Колесников. — В таком случае ценным сырьем не Первомайскую балку забивали бы, а шло бы оно на повторное использование".

Дело говорит Виктор Ефремович: оплачивать не мусор, а сырье.

Олицетворяющая вечность природа… Хватит ли у нас ума и сил защитить ее от ничтожной разовой упаковки продуктов и товаров? Если нет, то красавице-земле суждено тоже стать разовой. Засыпал мусором одно место, перекочевал на другое…

В разговорах подобного рода принято вспоминать слова булгаковского профессора Преображенского о разрухе в голове. Недавно мне довелось побывать в квартире человека, отмеченного высокой научной степенью, преподавателя вуза. Верите, где-нибудь в подвальном закутке бродяги больше порядка, чем в жилище профессора Преображенского наших дней. Мы не заметили, когда грязь с улицы поползла к нам домой. Проблема бытового характера обернулась проблемой нравственности. Она начала диктовать людям формат их поведения в производстве и в быту.

Другие статьи этого номера