Тайные «завитушки» почерка

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

У моего отца лет двадцать, поди, как "завелся" в голове один, как сейчас любят выражаться, "таракан". Мой родитель буквально всем своим существом безраздельно предан тайнам науки, которая официально зовется графологией. В домашней библиотеке книги по этой тематике занимают две полки — штук 100 их, пожалуй. И нет ни одной, которую бы отец не снимал с полки реже, чем раз в месяц.

Отдельно в синей папке хранятся литографические автографы многих великих людей: отец их вырезает из различных газет и журналов. Бывали случаи, что даже книга приобреталась исключительно ради вырезки страницы с автографом.

Сказать, что отец ведет обширную переписку, — это просто обозначить тему. Он пишет ныне здравствующим политическим деятелям, нередко обращается к артистам, писателям, шоуменам с просьбой дать автограф. И скрупулезно изучает… их подписи, если приходят ответы.

Третий год родитель мой пишет книгу с весьма эзотерическим названием: "В личной подписи человека — разгадка его конечной встречи со смертью".

Честно говоря, дрожь порой пробирает от его графологических изысков. Но я до прошедшей зимы относился к занятиям 82-летнего отца все-таки как к чудачеству пенсионера.

Но один случай меня буквально вверг в шок. Любимая внучка отца Елизавета (дочь моей старшей сестры Ксении) вдруг в феврале объявила, что, наверное, скоро выйдет замуж. С будущей своей половинкой она познакомилась на теплоходе, когда совершала круиз по семи морским странам Европы. Дима родом из С.-Петербурга, по образованию юрист, увлекается ночными гонками на машинах (у него "Опель" 2006 года), имеет свою квартиру на 17-й линии Васильевского острова…

Ксения, конечно, очень встревожилась новостью. Человек, совершенно никому из нас не известный, может стать членом семьи. Кто да что? Вопросы. Ответов на них Лиза почти не давала. "Он очень хороший!" — вот и весь ее сказ.

Мой папа, конечно, разделял тревогу дочери и, помнится, во время одного из домашних перекуров на лоджии он возьми да предложи дочери доверить ему часа на два очередное письмо, которое пришло из С.-Петербурга в длинном красивом конверте.

— Я только изучу его в плане канонов графологии, — сказал он.

Дочь сначала возмутилась, а потом смилостивилась: "Я тебе, папа, дам, но только лишь один листочек письма, второй по счету, там нет никаких личных секретов", — предложила она.

Что ж, и на том спасибо…

Через день вся наша семья собралась по случаю дня рождения моего младшего сына. И спустя часика полтора отец вынул из секретера листочек с длинным письмом и свое "резюме".

Вот о чем он поведал.

— Знаете, дорогие мои, вы можете скептически пожимать плечами. Это в первую очередь относится к тебе, Лизонька, — сказал он, — но графологическая наука — упрямая вещь. Так что извольте, выводы у меня четкие насчет характера, образа жизни Димы и предстоящих обстоятельств его ухода в мир иной…

Тут и мама моя, и я, и, в первую очередь, Лиза негодующе запротестовали, после чего отец подвернул нижний краешек своего "резюме" и сказал: "Что ж, последнее пусть останется для истории".

Что же мой папа такого "накопал"? Он свой анализ начал с полей письма. Они оказались широкими слева — признак деятельной натуры, склонной к риску.

Наклон букв. Тут явно проглядывается крен влево — редкий для русского чистописания случай. Человек с таким почерком, по мнению папы, упрям, хитер, скрытен и, как правило, подл.

Очень интересны "пассы" в плане того, какое человек при написании в документе оставляет расстояние между словами. В данном случае оно оказалось большим, а это означает, что писавший склонен преувеличивать свои достоинства, т.е. стремится занять в жизни все пространство, и чаще — в ущерб окружающим.

Теперь о форме букв. Они у Димы все были ярко округленными — не в меру самолюбив, с гордыней непомерной.

Почерк. О, это особый разговор. Угловатый — это нервозность, трусость. Каллиграфический — его обладатель педант, бесхребетник. Но Дима писал витиеватым почерком: явно налицо аффектация, работа на публику, тщеславие непомерное.

Точки. Если точка еле видна — это признак робости, постоянных тревог. А в письме, адресованном Лизе, везде стоят жирные, четкие точки после завершенных фраз. А это означает — чувственность, чрезмерно развитое животное начало.

Ну и подпись. Она оказалась непростой и тем паче нелегко читаемой (признак рассудительности). Подпись больше смахивала на штопор — это примета "хитросделанного" человека…

Итак, резюме моего папы повергло в шок всю семью, а Лиза просто навзрыд заплакала…

Прошло несколько месяцев. Дважды обещал Дима приехать в Севастополь, чтобы познакомиться с семьей будущей своей супруги, и дважды все срывалось. Но вот в середине мая пришло письмо на имя Елизаветы… от незнакомой женщины. Она оставила и свой петербургский адрес, то есть обозначила улицу, дом и квартиру… Димы. И выяснилось, что письмо это написала… его законная жена, кстати, родившая ему двух дочерей. Нет смысла вдаваться в подробности разразившегося скандала (супруга Димы даже общее фото семейное вложила в конверт). Но один штрих есть резон высветить. Лиза призналась, что Дима на теплоходе "перехватил" у нее 800 евро (он их проиграл в процессе компьютерных автогонок (играл на "интерес" с неким молодым физиком из Новосибирска). Долг так и не отдан по сей день…

Выходит, "резюме" моего родителя не так уж и высосано из пальца. Многое сошлось.

А. ГРИГОРЬЕВСКИЙ, военнослужащий.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

На самом ли деле почерк отражает внутреннее состояние человека и его характер? Еще в 60-е годы XIX в. несколько крупнейших европейских ученых доказали справедливость этой догадки, подойдя к проверке графологических данных со стороны экспериментальной психопатологии. Они провели ряд интереснейших опытов по изменению личности, а в связи с этим и почерка, под влиянием гипнотического внушения. В этих опытах были проверены многие законы графологии. Например, испытуемого приводили в гипнотическое состояние, внушая ему, что он хитрый, скрытный и т.п., в то же время заставляя писать под диктовку. В каждом случае почерки получались разными, совсем не похожими на почерк данного субъекта в его нормальном состоянии.

Используя установленные графологами-эзотериками связи между почерком и внутренним миром человека, вы и сами можете по особенностям написания им адреса на конверте, прописных букв, расположения полей и т.д. выявить те или иные скрытые свойства личности, так сказать, второй план.

Другие статьи этого номера