Как приручить «тигра»

Андрей КЛИМЕНКО — известный в родной Ялте и далеко за ее пределами журналист, руководитель Таврического института регионального развития, заслуженный экономист Автономной Республики Крым. Встреча с ним в Севастополе напомнила обстановку на полуострове пятнадцатилетней давности. На то время пришелся пик разрухи в промышленности и на селе. Как прервать губительный процесс остановки предприятий и, как итог, их потери? Над ответом на этот вопрос ломали головы хозяйственники. Расположенный где-то на северной окраине региона Красноперекопск решительно пошел на создание у себя СЭЗ (свободной экономической зоны) «Сиваш». Одним из авторов ее проекта выступил мой нынешний собеседник. — Андрей Васильевич, чего удалось достичь с введением в законодательном порядке СЭЗ?

— Обстановка в стране, в Крыму, в особенности в удаленном на сто с лишним километров от центра Присивашье, была сложной. Половина населения 30-тысячного Красноперекопска была занята на бромном и содовом заводах. В равном ему Армянске 80 процентов населения работало на заводе двуокиси титана. Они останавливались. Но, применив систему налоговых и таможенных льгот, предприятия большой химии обрели новую жизнь. Экономика Украины рушилась до 1999 года. В "Сиваше" нам удалось переломить тенденцию спада с 1996-го на 1997 год, то есть на 2-3 года раньше. По производству промышленной продукции на душу населения в сопоставимых ценах скромный, многим неизвестный Красноперкопск сравнялся с лидерами того времени: Донецком, Харьковом, Днепропетровском — традиционно индустриальными регионами.

— Режим СЭЗ устанавливается навечно или на определенный срок?

— Время кризиса сравнимо с разрушительным ураганом. Высаженный росточек будет им сметен. Что в подобных случаях делает садовод? Чтобы дать растению укорениться, он накрывает его баночкой. Баночка — мини-тепличка — это та же свободная экономическая зона для подверженного серьезным испытаниям хозяйства в период кризиса. Но растение не разовьется, оставшись навсегда под защитой. В мировой практике режим СЭЗ действует 15-30 лет. "Сивашу" отмеряли всего пять лет, но и их хватило для достижения результата.

— Что в Красноперекопске напоминает сегодня о "Сиваше"?

— Прежде всего сами Красноперекопск и Армянск, сохраненные вместе с предприятиями большой химии. Скажу еще, например, о предприятии с коллективом 280 человек, поднятом буквально "с нуля". Его продукция — охладители, керамические пивные колонки для баров и другие изделия — отгружается потребителям в страны ближнего и дальнего зарубежья.

— В настоящее время вы, Андрей Васильевич, участвуете в разработке пакета документов международного проекта "Севастополь — город открытой экономики и черноморского сотрудничества". Знакомые хлопоты?

— На поставленный вами вопрос я бы ответил положительно года два назад. В настоящее же время мы действуем в условиях мирового финансово-экономического кризиса. Великий Эйнштейн будто о нынешних днях сказал: "Проблемы, существующие сегодня, не могут быть разрешены на том уровне мышления, на котором они возникли". На проводившемся недавно экономическом форуме в Давосе прозвучало нечто похожее: "Начинается время полной импровизации. Никакие шаблоны, привычные методы в экономике больше не работают". То есть надо начинать с чистого листа. В чем, как представляется, главная особенность? СЭЗ в странах Юго-Восточной Азии — это работа для далеких и близких иностранных потребителей. Посмотрите, вся высокотехнологичная бытовая техника длительного пользования у нас оттуда. Нынешний мировой финансово-экономический кризис, вероятнее всего, побуждает трудиться в свободных экономических зонах для разогрева, запуска экономики собственной страны.

— А можно сесть и ничего не делать, доверившись стихии рынка?

— В третье тысячелетие Севастополь вошел, терзаемый сомнениями и предчувствиями, со сломанной традиционной структурой жизнедеятельности и неясными контурами будущего, со старыми мифами и новыми иллюзиями. Если ничего не предпринимать, роль Севастополя в складывающихся системах глобальных и региональных мирохозяйственных связей может остаться периферийной.

— Безрадостная перспектива. Какая альтернатива?

— Нужно в Севастополе возродить промышленность — ту, которая принесла славу городу.

— Не пройдена ли севастопольцами точка невозврата по решающим позициям?

— Это является еще предметом исследований. Но и сейчас кое-что можно сказать. В прошлом видное место в Севастополе занимало приборостроение, ориентированное на заказы оборонного ведомства. Вряд ли в ближайшие годы эта отрасль сможет возродиться. Пока в течение почти двух десятков лет Украина была занята устройством своих дел общественно-политического содержания, связанных со становлением своей независимости; не лучшие для нас процессы охватили судоремонт и судостроение. Основную часть судов строят даже не в Германии и Голландии (об Украине нет и речи), а в Юго-Восточной Азии. С нашим уровнем технологии мы пока если что и можем предложить, то только сваренные из металла корпуса, что и делаем. Увы, нет и предпосылок говорить о крупномасштабном восстановлении — на уровне 70-80-х годов — градообразующей роли рыбной промышленности. В период учебы в приборостроительном институте мы гордились тем, что его ученые участвовали в создании легендарного советского лунохода. Очень обнадеживает то обстоятельство, что Севастополь сохранил свой мощный научный потенциал, а вместе с ним и наши надежды. Не менее ценны высокая генетическая память города, его традиции.

— Какие направления в развитии своей экономики может выбрать Севастополь?

— Кто может с полной уверенностью сказать, что будет востребованно на рынке через 4-5 лет? Приходится угадывать, прислушиваться к интуиции, углубленно изучать мировой опыт. В среде молодежи в ходу слово "фишка". Новой фишкой в развитии экономики могут и должны стать экологически чистые энергетические установки. Как не воспользоваться освоением гигантских запасов сероводорода в Черном море?! Прогнозируется и разработка солидных запасов газовых месторождений у крымских берегов. Севастополь с его мощным научным потенциалом может не только найти свою нишу, но и стать центром реализации масштабных международных инвестиционных и гуманитарных программ: по обеспечению международного взаимодействия стран региона относительно решения экологических проблем Черного моря, по вопросам мореплавания, по созданию международного "экологического спецназа" для оказания помощи при чрезвычайных ситуациях… В то же время при существующей деформированной структуре занятости должны получить шанс на развитие малый бизнес, туристическая отрасль.

— В начале 90-х годов Севастополь уже пытался оформить у себя СЭЗ и чуть было не достиг поставленной цели. Пригодятся ли прежние наработки для составления пакета документов, необходимых сегодня?

— Я знаком с разработчиками прежнего проекта СЭЗ. С некоторыми беседовал — они обещали свое содействие. Проведенные раньше исследования, накопленные наработки — это интеллектуальный потенциал территории. Неразумно не воспользоваться им.

— Догадываюсь, долгую дорогу придется преодолеть, чтобы международному проекту "Севастополь — город открытой экономики и черноморского сотрудничества" придать официальный статус. Какие этапы уже пройдены и какие впереди?

— Вам известно, что 26 декабря прошлого года президент Украины Виктор Ющенко подписал указ "О дополнительных мерах по социально-экономическому развитию города Севастополя". Он издан "с целью формирования благоприятных условий для привлечения инвестиций в социально-экономическое развитие города Севастополя, создания новых рабочих мест и развития инфраструктуры…" Предлагалось образовать рабочую группу для подготовки предложений по разработке дополнительных мер, направленных на обеспечение комплексного развития Севастополя.

Сопредседателями этой группы президент Украины назначил первого вице-премьер-министра Александра Турчинова и главу городской государственной администрации Сергея Куницына. В установленный срок рабочая группа была создана. В ее состав вошел 31 человек: заместители руководителей заинтересованных министерств и ведомств и по согласию — некоторые депутаты Верховной Рады и городского совета. Рабочей группе отпущено два месяца для того, чтобы представить президенту страны свои предложения по законопроекту или законопроектам относительно предлагаемой СЭЗ, а также технико-экономические обоснования по ней. После изучения выработанных нами проектов Виктором Ющенко и его Секретариатом они будут переданы в Кабинет министров. Документы, как говорится, попробуют на зуб в министерствах и ведомствах. На этом уровне придется защищать каждую строчку от возможных попыток выхолащивания содержания проекта. Не потому что бюрократ — плохой человек. У него функция такая: не пущать. В согласованном виде бумаги направляют в Верховную Раду, но не сразу в сессионный зал, а в комитеты. Вот такая сложная процедура. На ее выполнение в режиме наибольшего везения потребуется 4-6 месяцев. Только бы в этот период обошлось без перевыборов парламента, без блокирования его трибуны…

— Где благую затею севастопольцев ожидает наибольшее препятствие?

— (Задумался). Везде. Все новое, непривычное, необычное встречает сопротивление. Но я верю в успех, несмотря на то, что среди представителей трех центров власти идут острые дискуссии. В рабочей группе представлены наиболее влиятельные парламентские партии. Все они пообещали в полную силу содействовать прохождению проекта через структуры власти. Я знаю, что этот проект близок первому вице-премьер-министру Александру Турчинову. Кстати, он был одним из авторов СЭЗ "Сиваш".

— Каким ветром Александра Валентиновича занесло в Красноперекопск?

— Сергей Куницын пригласил. Ведь Александр Турчинов — ученый-экономист, настоящий доктор наук. Я очень сожалел по поводу его ухода в политику. Но и там нужны классные специалисты. Мои наблюдения позволяют сказать, что севастопольцев поддержат и премьер-министр Юлия Тимошенко, и лидер оппозиции Виктор Янукович, и другие влиятельные люди.

— Но есть и завистники. У них, видимо, уже готов вопрос: почему именно Севастополю, а не какому-либо иному городу, предоставляются налоговые каникулы?

— Знакомая ситуация. Но никто не решится возразить, что только Севастополю принадлежит заметное место в геополитике. Принято считать Крым конфликтным регионом. Севастополь — в его фокусе. После известных тревожных событий на Кавказе в город хлынули иностранные гости, чтобы найти ответ на вопрос: будет ли и здесь война? Слов нет, Крым — конфликтный регион, независимо от того, кто стоит у власти. Полуостров расположен на стыке сразу трех геополитических тектонических плит: европейской, евразийской и исламской. Такими же точками на политической карте мира являются Кавказ, Балканы. Стабилизировать там обстановку можно, если представители трех цивилизаций вложат капиталы в совместный бизнес. У нас должны работать деньги всех стран Причерноморья, великих держав. Вот тогда наступит покой. Предлагается геоэкономический проект: Севастополь — центр Черного моря. Если здесь будет мир — мир будет во всем регионе. По опыту СЭЗ "Сиваш" знаю: как только о ее проекте стало известно, тут же усилился интерес деловых людей к Красноперекопску, Армянску. Сегодня же речь о Севастополе. С ним ассоциируется устоявшийся ряд: Севастополь — флот — проблемы. Мы хотим поменять этот ряд на: Севастополь — открытая экономика — международное сотрудничество. В Юго-Восточной Азии есть государства, мегаполисы — экономические "тигры". Почему бы Севастополю не стать таким же "тигром" на Черном море? Мы обязаны ставить такие амбициозные задачи. Для их решения в Севастополе есть все.

— В Москве на изданный по Севастополю новый указ президента отреагировали мгновенно и достаточно жестко устами высокого должностного лица МИД России: "Это линия психологического давления на РФ, которая прослеживается в течение всего 2008 года, линия выдавливания Черноморского флота из Севастополя".

— Дело вовсе не в том, покинет Черноморский флот город или останется. Я не политик, не состою в какой-либо партии. Пытаюсь рассуждать как независимый исследователь. Что будет до 2017 года? Я не знаю. Но то, что мир станет иным, — это точно. Не таким, как сейчас. Сегодня известна военно-морская доктрина. На закрытом, по существу, Черном море, утверждают авторитетные специалисты, не нужны линейные корабли с экипажами тысяча и более человек каждый и с береговыми службами по их обслуживанию из 3-4 тысяч человек. Будущее — за оснащенными современным вооружением кораблями классов "корвет" и "фрегат" с экипажами до сотни человек каждый. Черноморский флот как работодатель с первых позиций уже переместился то ли на шестое, то ли на седьмое место.

— На последнем заседании антикризисной группы было заявлено, что украинским и российским флотами на этот год подано на высвобождение 1200 вольнонаемных…

— Недальновидно не учитывать это обстоятельство в первую очередь руководителям города. Наш проект не против России, очень хочется, чтобы наш проект был вместе с Россией, со всеми странами Причерноморья. Ментальность Севастополя в наши дни — это ментальность города-крепости. Были первая, вторая его обороны. Сейчас слышу о некой третьей обороне города. В изменившейся обстановке у нас и в мире, по-моему, нельзя и дальше ощущать себя, как в осажденной крепости. Мы должны сказать: "Хотим стать столицей Черного моря".

— Что на это ответят не лишенная амбиций Одесса и другие города?

— Хороший вопрос. Севастополю, смею сказать, не 225 лет, а столько, сколько Херсонесу Таврическому. В течение двух тысячелетий Херсонес благотворно влиял на развитие региона. Отсюда пошли письменность, консолидировавшая людей религия, здесь производились лучшие товары, здесь осуществлялся и обмен ими. Повелев возвести на берегах Ахтиарской бухты морскую крепость, Екатерина II тут же приказала приняться за строительство торгового порта на месте нынешней Одессы. Не просто порта, а порто-франко, то есть порта, наделенного правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров — своего рода свободной экономической зоны. И так пару столетий существовали рядом города: крепость и торговый порт. Но Севастополь не забыл о своих уходящих в историю Херсонеса корнях. Осуществление проекта "Севастополь — город открытой экономики…" явится восстановлением исторической справедливости. И Севастополю и Одессе работы хватит. Мы не конкуренты.

— Как вас свела судьба с Сергеем Куницыным? Как распределены между вами роли в команде разработчиков проекта?

— С Сергеем Владимировичем мы знакомы с того времени, как он вернулся из Афганистана. По-моему, ему не исполнилось и 30, когда его избрали мэром Красноперекопска. Почти одновременно после окончания приборостроительного института меня избрали первым секретарем Ленинского в городе-герое райкома комсомола, работал секретарем обкома комсомола, заведовал отделом обкома партии. Где-то там наши жизненные пути пересеклись. Сергей Владимирович — государственный человек с неисчезающим чувством нового, умением проходить стены. Я был свидетелем разговора Сергея Куницына с прежним президентом Украины. "Леонид Данилович, вы, наверное, забыли, что я "афганец", — сказал тогда Сергей Владимирович. — Мне что, сюда бронемашину подогнать, чтобы бюрократы не вставляли нам палки в колеса?".

Я — скромный исследователь. Мы с Сергеем Куницыным — одни из авторов СЭЗ "Сиваш", вместе запускали в Крыму территории приоритетного развития: в Керчи, на Керченском полуострове, в Феодосии, Ялте… И все проекты эффективно сработали.

— Андрей Васильевич, меня тревожит текучесть кадров уровня Сергея Куницына. Для того чтобы тот или иной губернатор увидел результаты своей рассчитанной на перспективу деятельности, ему надо 5-10 лет. Кто гарантирует Сергею Владимировичу такой стаж в нынешней должности при нынешней общественно-политической нестабильности в городе и в стране?

— Кадровая ситуация в Украине характерна для стран переходного периода, когда территории отдельными лицами рассматриваются в качестве трофеев. Хочется верить, что на Сергее Куницыне традиция худшего развития событий будет сломлена. Есть еще уверенность, что рано или поздно Севастополь примет достойную его модель экономического развития. Наша нынешняя — уже вторая такая попытка. Тем более что социологические исследования показали: 70 процентов севастопольцев — за предлагаемые нами перемены.

Проект "Севастополь — город открытой экономики…" может поспособствовать у нас улучшению общественно-политической обстановки, он должен стать общей идеей.

Другие статьи этого номера